b9acb275a39dd5b7

Трамп споткнулся. Почему обвалились мировые биржи?

Уходящая неделя ознаменовалась крупнейшим с начала года падением американского фондового рынка. Dow Jones упал на 831 пункт и потащил за собой другие индикаторы, а следом – и фондовые рынки Азии и Европы. Финансовый мир охватило нехорошее предчувствие. Что спровоцировало уже второй за год обвал котировок?

10 октября 2018 года индекс крупнейших американских компаний Dow Jones Industrial Average упал на 831 пункт или 3,1%, что стало худшим результатом с 8 февраля 2018 г., когда индекс обвалился на целых 4,2% или 1033 пункта. Следом рухнул индекс пятисот компаний по наибольшей кпитализации – S&P 500 – он упал на 3,3%, что также стало худшим падением с февраля этого года. А субиндекс S&P 500 Information Technology Index, отражающий ИТ-сектор, рухнул на 4,8% — чего не было за последние 7 лет.

Проблемы на американской бирже потащили вниз и крупнейшие азиатские рынки. Композитный индекс Шанхайской фондовой биржи к закрытию четверга ушел на четырехлетний минимум. Индекс Тайваньской биржи — упал на 6,31%. Не обошла стороной эта волна европейские рынки, и докатилась даже Австралии.

Хотя 11-12 октября индексы частично отыграли падение, неприятный осадок остался. Это уже второе за год резкое одномоментное падение. Как уже отмечалось, аналогичный вираж американские биржи пережили в начале февраля 2018 года. И причины все те же, что превращает проблему из случайности в тенденцию, с далеко идущими последствиями. Как и в феврале, обвал был спровоцирован политикой увеличения ставок ФРС.  За последние два года процентная ставка повышалась шесть раз и в результате сентябрьского повышения она достигла 2,25% годовых. Для сравнения, Барак Обама оставил страну со ставкой 0,5%.

Повышение ставки ведет к тому, что годовая доходность американских гособлигаций догоняет аналогичную доходность акций американских компаний. В результате чего инвесторы начинают распродавать бумаги списка Dow Jones и S&P 500 и уходят в гособлигации – которые теперь приносят сопоставимую прибыль, но в отличие от акций являются активом с низкой степенью риска и фиксированной доходностью. 

Любопытно, что накануне фондового обвала были опубликованы данные по американской экономике и общая картина оказалась весьма позитивной. В частности, ВВП США в апреле-июне 2018 вырос на 4,2%, что стало наилучшим результатом с III квартала 2014 г. Однако держателей американских акций это не остановило от распродаж. Весь этот позитив перекрывается нарастающей тревогой от продолжающейся торговой войны США против всего мира. О ее угрозах в недавнем докладе уже рассуждает и ди⁠ректор МВФ Кристин Лагард.

Впрочем, увеличение ставки ФРС – нельзя назвать бездумным. Повышая интерес к американским гособлигациям, резервная система таким образом пытается привлечь реальный капитал в госдолг. Что значит реальный? Потому что треть американского госдолга принадлежит ФРС, то есть обеспечена долларом, который ФРС же для покупки гособлигаций и напечатала. О наличии такой «пирамиды гособлигаций» еще в конце 2016 года заявлял экс-глава Федерального резервного банка Далласа Ричард Фишер.

И здесь мы видим серьезные проблемы финансовой политики администрации Дональда Трампа, сидящего буквально на двух стульях. С одной стороны, Трамп пришел к власти как большой критик финансового пузыря и запредельного госдолга США.  И чтобы хоть как-то минимизировать эту проблему, ФРС решило устроить «переливание крови» — перетащить часть капитала из фондового рынка в госдолг, усилив его обеспечение. Любопытно, что накануне краха Минфин США вышел на рынок с рекордными с 2010 года размещениями гособлигаций.

Но, с другой стороны, Трамп в 2016 году сделал ставку на растущий фондовый рынок, подобно тому, как Рейган в 1980-1987 годах. Тогда растущие котировки американских корпораций затягивали в американскую финансовую гавань капиталы со всего мира. Однако в текущих условиях, если ФРС будет поднимать ставку – ничего не выйдет. И тогда колесо американского финансового могущества начнет замедлятся. Не говоря уже о том, что проблема госдолга существенно не изменится, а стоимость его обслуживания из-за роста ставки возрастет.

Единственное, что могло бы нивелировать проблему растущей ставки и госдолга США – это взрывной рост американских компаний. Опять же, как это было при Рейгане, которому очень повезло – на его политический век пришелся гигантский технологический цикл: массовая компьютеризация и бурное развитие телекоммуникаций. Акции этих компаний росли как на дрожжах. В арсенале Трампа ничего подобного нет. Корпорация Тесла не смогла выдать схожую по масштабам революцию и стать тем же, чем была IBM в восьмидесятые. Более того, исход капитала старых укладов в азиатские страны, который только начинался 35 лет назад, сегодня достиг угрожающих масштабов. И вернуть его посредством торговых войн пока не получается.

Тонкий маневр Трампа между фондовым рынком и госдолгом весьма опасен в текущих условиях. Если нервы инвесторов, которые дрогнули уже второй раз за год, не выдержат этой угнетающей обстановки – они могут устроить такую распродажу, которая попросту завалит американские финансы. 

Но радоваться этому не стоит, потому что американские финансы потащат за собой все прочие мировые финансы – очень глубоко вниз и надолго.

Добавить комментарий

Adblock detector