b9acb275a39dd5b7

Плюшки под выборы отменяются, олигархи накормлены. Бюджет Украины – 2019

23 ноября Верховная Рада Украины приняла закон о госбюджете на 2019 год. Депутатов взяли измором – бюджет, чьи рассмотрение во втором чтении началось днем 22 ноября, был проголосован лишь под утро следующего дня. 

Это привычная технология: во-первых, в таких условиях куда сложнее создать медийный резонанс вокруг спорных статей бюджета, а, во-вторых, уставшие депутаты зачастую готовы голосовать за что угодно лишь бы быстрее все закончить, соответственно куда легче инсталлировать в текст закона различные лоббистские статьи.

Спешка при принятии госбюджета обусловлена в том числе требованиями МВФ, на получение денег от которого рассчитывает Киев еще до конца 2018 года. Обычно, напомним, госбюджет принимают под Новый год – даже итоговое бюджетное голосование в прошлом году 7 декабря было отходом от традиционных украинских парламентских практик.

Впрочем, нужно четко понимать, что за все годы независимости Украины ни один бюджет не был выполнен строго в соответствии с заложенными в него показателями (ближе всему к этому было правительство Азарова) – из года в год финансовые потоки распределяются в ручном режиме, а недофинансирование ряда статей не несет за собой никакой ответственности. По большому счету, закон о госбюджете Украины является лишь рамочным документом, который приходится перекраивать по мере его выполнения. Например, ежегодно серьезно «промахиваются» с такими показателями как инфляция и доходы от приватизации. Помимо того, что в последние годы серьезно деградирует система экономико-математического моделирования, украинская экономика серьезно зависит от цен на экспортируемое сырье, а это несистемный фактор, на который никак не может влиять украинская власть (в то же время внутренний украинский рынок продолжает сужаться, что усугубляется его монополизацией и картелизацией). Притом ценовая конъюнктура в следующем году едва ли порадует украинских металлургов и сельхозпроизводителей (в меньшей степени), поскольку новый виток падения цен на нефть, опустившейся уже ниже 59 долларов за баррель Brent, потянет за собой снижение цен на остальные сырьевые товары.

Кроме того, высокая степень политической нестабильности и приближающийся избирательный процесс создают дополнительные риски для экономики и, соответственно, выполнения бюджета. Вопрос, как отреагирует экономика, если «активисты», действуя в интересах тех или иных финансово-политических групп, ближе к выборам заблокируют железнодорожные пути сообщения между Украиной и РФ, является, пожалуй, риторическим.

Наверняка все политические игроки осознают, что этот бюджет принимается на 4-5 месяцев, после чего его ожидают серьезные правки. Причиной являются не только президентские выборы, которые будут заделом для выборов парламента, но и тот факт, что у премьера Гройсмана истекает годичный иммунитет от отставки именно в апреле. К тому моменту политические расклады будут определяться итогом первого тура выборов президента. Если Порошенко не сумеет пройти во второй тур, это может стать сигналом для парламента к смене премьер-министра. Соответственно, горизонт планирования большинства политических игроков ограничивается теми самыми 4-5 месяцами.

Примечателен тот факт, что первый раунд поднятия пенсий в 2019 году запланирован с 1 марта, аккурат накануне выборов. А ведь именно пенсионеры доминируют в электоральной структуре страны, являясь наиболее дисциплинированными избирателями. Впрочем, темпы роста пенсий лишь немного опередят запланированный уровень инфляции, а размер минимальной пенсии по-прежнему на несколько сотен гривен отстает от размера прожиточного минимума.

Еще одной де-факто предвыборной инициативой является создание Фонда президента Украины размером в 1 млрд грн. Официально он создается для грантовой поддержки образовательных инициатив, студентов и молодых ученых. Задумка благая, однако подобные проекты могло бы реализовывать профильное министерство, а так действующий президент будет превращать раздачу грантов в предвыборный пиар (тем более, создание подобных фондов не предусматривает Бюджетный кодекс). Кстати говоря, несложно представить, какой информационный шум поднялся бы, если подобный фонд был бы создан под Януковича, особенно накануне выборов.

Госбюджет Украины за все годы независимости практически не выполняет ключевых функций – справедливого перераспределения ресурсов в пользу беднейших слоев населения для смягчения социального неравенства и создания стимулов для опережающего роста экономики. Ситуация усугубилась с 2014 года, когда Украина стала следовать полностью в логике неолиберальных экономических постулатов, включающих урезание социального пакета для граждан и коммерциализацию сферы ЖКХ /здравоохранения / образования / муниципального транспорта. Также возможности страны серьезно ограничены долговой нагрузкой на государственные финансы – обслуживание и возврат ранее взятых долгов стали ключевой статьей расходов госбюджетов последних лет.

На эту статью госбюджета в 2019 году планируется потратить чуть более 40% доходной части – 417 млрд грн. Возвращать старые долги планируется за счет взятия новых долгов в размере 346 млрд грн. Однако долговая ситуация в долгосрочной перспективе будут усугубляться, поскольку в 2017-2018 году Киев занимал деньги на открытом рынке под колоссальные даже по меркам так называемых развивающихся стран проценты – до 10% годовых. Также напомним, что с 2021 года в силу вступят в силу условия реструктуризации долгов имени экс-министра финансов Яресько, при которых в случае роста ВВП выше 3% в год частные кредиторы будут получать дополнительные выплаты.

Еще одним ключевым приоритетом госбюжета-2019 уже традиционно является силовой блок, на который тратится до 6% от ВВП, что сравнимо с уровнем затрат находящегося в состоянии хронической боеготовности Израиля и зажиточных аравийских монархий. По итогам 2019 года в сравнении с 2013 годом наибольшую динамику роста затрат в гривневом эквиваленте продемонстрируют Минобороны – в 6,7 раз, СВР – в 6 раз, МВД – в 5,2 раза. Увеличение затрат на сектор обороны и безопасности стал, в сущности, мировым трендом, однако вокруг вышеуказанных ведомств хватало за последние годы коррупционных скандалов, что весьма показательно.

Обращает на себя внимание рост затрат на МИД – в 4,4 раза с 2013 года, что на фоне проводимого ведомством Климкина курса, продуцирующего конфликты с соседями Украины и иными государствами, вызывает большие вопросы. По сути дела, это непозволительная роскошь для налогоплательщиков тратить миллиарды гривен на ведомство, чьи служащие, складывается впечатление, лишь выискивают тех, кто напечатал карту с Крымом в составе РФ да ходят по фуршетам.

Существенные, казалось бы, деньги выделяются на субсидии на оплату услуг ЖКХ в госбюджете 2019 года – 55 млрд грн. Однако это на 16 млрд меньше, чем заложено в госбюджете 2018 года, тем более тарифы продолжат рост после принятия решения о повышении цен на газ для бытовых потребителей на 23%. Согласно условиям сотрудничества с МВФ, цены на газ будут подтягиваться к импортному паритету, а тарифы на электроэнергию ввиду так называемой либерализации рынка электрической энергии с середины следующего года могут повыситься вдвое. Не первый год правительство урезает субсидии, ссылаясь на рост минимальной заработной платы и пенсии (пускай эти процессы имеют определенный временной лаг); минимальная зарплата вырастет лишь на 450 грн, до 4173 грн (до вычета налогов), – весьма скромно в выборный год. Таким образом, реальная покупательная способность беднейших слоев населения практически не растет, просто происходит перекладывание денег из одного кармана в другой.

Одними из немногих толковых решений в бюджете-2019, которые не понравятся олигархическим группам, стали увеличение ренты на добычу нефти, газоконденсата и железной руды, а также 25-кратный рост ставок экологического налога на выбросы углекислого газа стационарными источниками. Эти меры стоило бы дополнить пакетом законов о деофшоризации (только недоплаченные налоги от экспорта железной руды за последние 4 года составляют порядка 3 млрд долларов) и о переходе к прогрессивной шкале налогообложения. Но пока это лишь пожелания, ибо в рамках функционирующей на сегодняшний день политико-экономической системы принятие подобных нормативно-правовых актов практически исключено.

Традиционно свои деньги получили мажоритарщики — 4,9 млрд грн составит субвенция на социально-экономическое развитие регионов, а также они могут рассчитывать на 2 млрд грн из Государственного фонда регионального развития. Это позволило собрать голоса фракций «Возрождение» и «Воля народа», полностью состоящих из мажоритарщиков. Ставка власти делается также на то, что административный ресурс в регионах, которые представляют данные депутаты-мажоритарщики, будет лоялен к ней в ходе выборов.

Без дотаций не остались и аграрные олигархи, консолидированные вокруг фигуры президента Порошенко. На агродотации предусмотрено до 6 млрд грн. В принципе, дотирование агросектора является общеевропейской практикой, однако в украинских реалиях эти деньги осваивают крупные латифундисты, и так имеющие доступ к «длинным» и «дешёвым» деньгам, а не мелкие и средние фермерские хозяйства, что приводит к монополизации отрасли.

Если резюмировать, то отметим, что принятый госбюджет-2019 кардинальным образом не отличается от главных финансовых документов предыдущих лет. Госбюджет-2019 еще минимум на год консервирует социально-экономическую ситуацию и не создает точек роста для национальной экономики.

Добавить комментарий