Общество, отравленное дофамином

Существует ряд эволюционных ловушек, в которые раз за разом попадаются современные люди. Независимо от убеждений, национальности, цвета кожи, уровня образования или дохода. К сожалению, наш мозг оказался не сильно приспособлен к интенсивным информационным потокам, которые обрушиваются на нас со всех сторон — телевидение, социальные сети, СМИ.

В этом заключается один за механизмов управления обществом, активно применяемый властями практически в любой стране. Информационная перегрузка. Человек не может проверять каждое сообщение, каждую новость в мутной волне СМИ, блогеров, лидеров мнений, политологов, политиков и просто кликуш-«экспертов» в различных политических развлекательных шоу, и потому рано или поздно начинает верить всему, что на него сыпется, что из экрана телевизора, что из монитора компьютера или ноутбука. Мозг не справляется. Логическая часть отключается. И активируются древние мистические, эмоциональные сценарии мышления — сформировавшиеся в Древнем мире и в Средние века. 

Возможно, когда-то произойдёт качественный скачок — и человечество сможет жить логикой, а не тёмной верой, сможет видеть манипулятивные технологии и распознавать ложь, умолчание или полуправду. Возможно. Когда-то. Но пока что этого нет. 

К очень большому сожалению, начиная с 2014 года в обществе активно растёт фанатизм и агрессия. Разделение на «своих» и «несвоих». На «правильных» и «неправильных». На «верных» и «неверных». И по неясной причине официальные СМИ и ТВ-шоу изо всех сил поддерживают эту негативную тенденцию.

Если кто-то считает, что социальная и духовная трагедия, случившаяся с людьми на Украине, минует Россию по умолчанию, он сильно ошибается. Мышление современного человека плюс-минус схоже, разве что с небольшими вариациями в зависимости от менталитета, обычаев страны, религиозного и культового подтекста, уровня благосостояния и влияния СМИ на общество. И жители России, США, Германии, Украины, Польши, Франции мало чем отличаются друг от друга в тех случаях, когда активируются глубинные механизмы групповой динамики, группового конформизма и токсических сценариев мышления. 

Существует ряд ошибочных сценариев мышления и поведения, которые в условиях эмоциональной и информационной перегрузки начинают попросту работать не так, как должны.

Один из таких переродившихся эволюционных механизмов — дофаминовая подпитка токсического стиля мышления. В результате самообмана обычные люди, неспособные к самоанализу и саморефлексии, становятся дофаминовыми наркоманами. Подсаживаются на такой стиль токсического мышления — и продолжают с ним жить. Год за годом. Потому что очень трудно отказаться от удовольствия, от бесплатного наркотика, который производит сам мозг. 

Эволюционно наш мозг устроен так, что долгие тысячелетия негативные мысли были по-настоящему полезны. Они помогали выжить. Негативные мысли, что в тёмных кустах может что-то или кто-то сидеть, что странный звук в лесу может быть рыком или ворчанием хищника, что опасно выходить из-за круга света от костра, что нельзя ночью покидать пещеру, закреплялись в мышлении человека раз за разом — потому что эти люди благодаря повышенной тревожности выживали и давали потомство. И учили своих детей бояться, доверять негативным мыслям, не мешать воображению запугать до одури. 

Да, негативные мысли были полезны. Они даже сейчас могут быть полезны — они и помогут предупредить беду, и позволят избежать ловушки, и подтолкнут к решению проблемы. То есть человек представил плохое, обработал негативный сценарий в воображении, смог избежать такой ситуации — и выжил. А за это мозг награждает человека дофаминовой дозой. Положительное подкрепление, как в дрессировке. 

Мозг по-настоящему радуется, когда тело избегает опасности. Это всё, что интересует глубинные структуры нашего мышления. «Вперёд»-«назад». «Нападать»-«убегать». «Атаковать»-«прятаться». Именно с этого начинается развитие каждого ребёнка. Первый контур мышления — и никуда он с возрастом не девается, потому что это базис. Уже поверх него формируются ранговые, социальные контуры мышления. 

К сожалению, очень часто этот механизм в современном мире начинает сбоить из-за информационной перегрузки. Человек наработал неплохие навыки выживание в степи и лесах. Но оказался всё же неподготовленным для каменных джунглей городов, корпоративных хищников и социального дарвинизма капиталистического строя. 

Люди любят получать удовольствие. Люди любят получать удовольствие бесплатно и часто. Как можно чаще. И потому довольно многие люди начинают раз за разом применять токсический тип мышления, чтобы получить дофаминовые пироженки, печеньки и конфетки. 

А это работает, как и с обычными наркотиками — один раз попробовал, второй раз попробовал и затянуло. А так как наркопритон и наркофабрика находятся прямо в голове, то такой дофаминовый наркоман изо всех сил накручивает себя и создаёт внутри своей головы силами одного воображения целую наркотическую индустрию. 

Первая часть эволюционной ловушки заключается в том, что нашему мозгу не очень важно  — реальная опасность это или выдуманная. Всё по Владимиру Ильичу Ленину, «объективная реальность, данная нам в ощущении». И потому для нашего мозга всё равно — реальный саблезубый тигр в кустах, по-настоящему падающий на стройке шлакоблок, ощутимый и сильный запах газа, «Путин продал Курилы японцам, Сибирь китайцам, а Москву таджикам», «Кремль предал Донбасс, и все десять миллиардов высшесортных русских Украины сдал для биологических опытов США и Израилю» — и всё едино. Если опасность ни через час, ни сегодня, ни завтра не случилась, то можно выдохнуть. Уровень стресса снижается, пульс замедляется,  организм хозяина в целости и сохранности — всё, можно выдохнуть, расслабиться. И получить очередную дозу дофамина за успешное выживание. 

Вторая часть этой же эволюционной ловушки заключается в том, что дофамин активно участвует в процессах формирования долговременной памяти. Всё, чем за день напугал себя «ура-патриот», или «либерал», или «охранитель» плотно утрамбовывается в резервуаре долгосрочной памяти. А если человек очень хорошо научился себя запугивать в стиле «нас всех продали, предали, слили и съели», то миндалина (corpus amygdaloideum) придаст этому кусочку памяти дополнительный вес и важность. 

Так как для любого наркомана важно, чтобы удовольствие длилось, как можно дольше, а желательно никогда не прекращалось, то дозу дофамина и дозу ужаса от жизни надо постоянно повышать. Даже нейтральные событий такой дофаминовый наркоман начинает интерпретировать только в одном ключе. Да, именно в том, который обеспечит ему очередную дозу естественного наркотика дофамина. 

Дофамин по-настоящему очень важен во многих процессах мышления. Дофамин играет немаловажную роль в обеспечении когнитивной деятельности. Дофамин участвует в процессах обучения, как доказали немецкие нейробиологи в 2007 году в экспериментах с людьми. Дофамин обеспечивает возможность эффективно учиться на своих ошибках. Дофамин имеет важное значение и для формирования чувства любви, в том числе материнской, он так же лежит в основе чувства привязанности к партнёру и супружеской верности.

При правильных экологичных, позитивных сценариях мышления дофамин естественным образом вырабатывается в больших количествах во время положительного опыта — к примеру, секса, приёма вкусной пищи, приятных телесных ощущений, увлекательного общения. 

Но дофаминовая наркомания закрывает эти возможности для человека, угодившего в ловушку токсического мышления. 

И дофаминовый наркоман прилипает намертво к экрану ТВ, испуганно смотрит развлекательные политические шоу, где его каждый день пугают тем, что происходит на Украине, генерируют в нём мистический ужас «майдана в России». Но затем раз за разом криком, мордобоем и хамством ведущих сценаристы и редакторы политических шоу изображают «победу» над украинскими «экспертами» — нацистами, фашистами и просто дураками. Очень удобными нацистами и дураками, которых очень легко победить, избить, выгнать из студии. Чтобы зритель успокоился, убедился, что Майдана в России не будет, что всё под контролем, что Украину, США и НАТО легко победим точно так же, как глуповатых и смешных украинских «экспертов для битья», специально подбираемых и дрессируемых для российских развлекательных политических шоу. И дофаминовый наркоман после очередного такого шоу получает дозу дофамина, выдыхает, успокаивается, получает кайф — и ждёт следующей дозы и следующего выпуска ток-шоу. 

А другой дофаминовый наркоман плачет и стенает по Савченко и Сенцову, забывая почему-то о других узниках, например, о Вышинском. Причём дофаминовый наркоман легко переключается на новые страдания и «всё пропало», как только появляется очередной «невинный страдалец» и «жертва кровавого режима». Дофаминовому наркоману, объективно, наплевать на всех этих людей. Ему важно получить кайф. 

Третьи дофаминовые наркоманы слаженно завывают хором мальчиков-колокольчиков о том, что «Путин продаёт Курилы японцам», что «в стране разваливаются духовные православные скрепы и всем будет ад, израиль и серные озёра», что «пока страна массово и всенародно не покается за Николая Романова, пока в Конституции Россию не переименуют из светского государства в православное, то будет мор, гей-хор, жор, глад, войны, эпидемии и саранча».   

Разные поводы — одна токсическая стратегия. Разные темы — одна дофаминовая наркомания. Разные названия «охранители», «монархисты», «либералы», «ура-патриоты», «черносотенцы», «ортодоксальные верующие» — одни и те же дофаминовые наркоманы.   

Если слишком долго придерживаться именно этой стратегии поведения и мыслей, то укрепляются именно такие токсические нейронные связи. А те связи, которые позволяли получать дофамин нормальным, позитивным путём, разрушаются — так как попросту уже не нужны. И дофаминовая наркомания точно так же, как и классическая наркомания, отрезает хоть «ура-патриота», хоть «либерала», хоть «охранителя», хоть «монархиста» от реального, светлого и доброго настоящего мира. 

И самое печальное, дофаминовые наркоманы всех этих типов ни на что неспособны в реальности. Они не формируют гражданское активное общество. Они не хотят ничего менять. Они не хотят ничего реально делать. Их на самом деле всё устраивает. Просто потому что они получают наркотический кайф здесь и сейчас. 

А будущего для них не существует.

Добавить комментарий