b9acb275a39dd5b7

«До» и «После»: в соцсетях обсуждают Одесскую Хатынь

5 лет назад Украина разделилась на людей и нелюдей. И что мерзко: нелюди до сих пор уверены, что люди — это они. Никто до сих пор не понес наказания- кроме тех, кого убивали, но не добили: в одесском СИЗО содержится несколько десятков куликовцев, ожидая «справедливого суда». «Это настоящий вызов новому президенту Украины: Раследуй!!! ТЕ!», — пишут сегодня одесситы, обращаясь к Зеленскому.

Пока, очень осторожно, осуждать одесскую трагедию смеют оппозиционеры-регионалы – и Юрий Бойко и Вадим Новинский приехали в город для встречи с одесситами, а Новинский пообещал построить часовню за свои средства рядом с Куликовым полем. Виктор Медведчук обвинил клику Порошенко-Парубия-Гройсмана в намеренном саботаже расследования событий в Одессе.

Для всех нормальных людей 2 мая стало днем скорби и неутихающей боли, о чем и пишут сегодня в соцсетях политики, эксперты, юристы, журналисты и блогеры:

Михаил Мишищин: «2 Мая 2014 года в Одессе стало квинтэссенцией того, что происходило в Украине последние 30, а, может быть, и сотни лет. Результатом того, к чему явно и втайне готовили живущих здесь людей. Из поколения в поколение. Оно отчетливо показало, что мы делимся не на украинцев, русских, евреев, армян…Мы делимся на живых, способных сострадать другим. И мертвых, которым все равно, и которые оправдывают смерть мирных граждан и даже радуются ей. Я согласен с теми, кто пишет, что со 2 мая 2014 года Украина становится другой. Она разделилась. На тех, кто оправдывает массовое убийство людей в Одессе и считает, что так и надо было поступить. И на тех, кто называет вещи своими именами и говорит, что это убийство, за которое никто не понес ответственности. Хотя даже за несчастный случай, повлекший за собой десятки человеческих жертв, ответственность чиновников обычно наступает.

Наверное, самая массовая сейчас группа людей — это те, кому все равно, и кто хочет все это забыть и радоваться жизни.

Смерти на Майдане спишем на Януковича. И к правде о снайперах Украина еще не готова. Загадочные убийства и самоубийства украинских политиков, писателей и журналистов повесим на регионалов и русских агентов, которых ненавидит украинский народ. А Одесса — это просто несчастный случай для тех, кто сам же и начал драку.

В послемайданной Украине мы стараемся не думать, не сосредотачиваться и не слишком переживать за других. Иначе можно сойти с ума. Мы задаем себе хороший и справедливый вопрос. А о нас-то кто переживать будет в случае чего? Забыть, забыться, ни о чем никого не спрашивать. Жить, как ни в чем ни бывало… В тот страшный день 2 мая 2014 года живые и мертвые Одессы разделили всю Украину. На тех, кто сочувствует и сострадает человеческому горю. И тех, кого бодрит и вдохновляет вид сожженных заживо людей. На живых и мертвых. И сегодня уже никто не знает, сколько крови, по какому случаю и где должно пролиться еще, чтобы эти две Украины примирились между собой».

Елена Лукаш: «2 Мая 2014 года. Одесса. Публичное, жестокое, массовое убийство людей. Под прицелами видеокамер. С согласия власти. Под восторженные аплодисменты и комментарии одержимых. Царствие небесное и вечный покой погибшим. Молюсь и скорблю вместе с вами, родные и близкие жертв Одесской Хатыни.

Прошло ПЯТЬ лет. Ни правды. Ни справедливости. Палачи на свободе. Вялые призывы международных организаций завершить расследование и покарать преступников игнорируются. Причины понятны. Власть имеет непосредственное отношение к этому массовому убийству людей. Я верю, что придет время, и убийцы ОТВЕТЯТ за все свои преступления. Ответят и их соучастники из властных кабинетов. Ответят перед судом Божьим и судом человеческим. Зло не останется безнаказанным. Оно бумерангом вернется к своим создателям. Бумерангом справедливости. Одесса. Я помню».

Ирина Гелер: «Спустя два года после событий второго мая 2014 , я приезжала в Одессу. Там все было так и уже не так. Море уходило за горизонт, на пляжах резвились дети , о чем-то говорили их родители на смеси русского и украинского, торговались на Привозе одесситы и гости города. Еврейская и Греческая, дерибасовская и молдаванка не поменяли своих исконных названий и по ним гуляли, словно здесь ничего никода не было 2мая 2014ого. В центральном парке почему-то висел черно-красный флаг Правого сектора, неподалеку от памятника Пушкину, огромный и зловещий ,и мемориал в память о «небесной сотне» разглядывали зеваки. А возле дома профсоюзов -там просто женщины сажают теперь вот уже пять лет- цветы. Их затаптывали и вырывали, а одесситки их сажали снова и снова. И приходили поливать и зажечь лампадки. Там сорвали фотографии погибших в тот день. Никакого официального мемориала жертвам трагедии в Одессе -нет. Словно этого ужаса не было. Но мы- то знаем, что все было. Чудовищное преступление, после которого жизнь окончательно разделилась на «до и после». На тех, кто может убивать и кто не может себя защитить. И ничего еще не закончилось».

Елена Бондаренко: «Сегодня — дата скорби, дата одного из чудовищных преступлений майданного режима. 2 мая 2014 года, Одесса. Сожжены заживо и забиты десятки людей. Изощренно, жестоко, страшно. Я была у Дома Профсоюзов несколько лет назад. Земля стонет там. Небо плачет.

Я видела слезы родных, кто похоронил своих и живет теперь только одним: Господи, не дай избежать наказания убийцам.

Очевидно, что при режиме, который виновен в этом преступлении, это было невозможно. В парламенте работу Временной следственной комиссии еще в 2014 году просто заблокировали.

В СИЗО до сих пор сидят те, кого убивали, но не добили, а не те, кто убивал и добивал. В этом году с родственниками убитых встретились трое моих коллег, нардепы Вадим Новинский, Евгений Мураев и Татьяна Бахтеева. Вероятно, появился шанс довести дело до конца. По крайней мере, об этом сказал Новинский. Пока же — адвокатская помощь, передачи в СИЗО, уважение памяти убитых в Доме Профсоюзов. Пепел сожженных требует справедливости, возмездия и памяти. Это нужно не мертвым — это нужно живым».

Василий Стоякин: «Последние пять лет меня в этой истории одно смущает. С нами, «ватниками», все понятно. Для нас 2 мая — черный день календаря.

Но для патриотов-то это должен быть праздник — день победы над «русским миром». Тем более, что фактически-то так оно и было — после 2 мая в Одессе и 9 мая в Мариуполе «Русская весна» кончилась. Политический конфликт перешел из относительно мирной в военную стадию и вскоре превратился в войну с Донбассом и Россией. Но ко 2 мая не только на государственном, но и на частном уровне отношение неопределенное. Люди, которые радуются, даже в самой патриотической тусовке считаются не слишком адекватными (хотя их и не осуждают). Распространенная версия – «сами себя сожгли». А почему не сказать — патриоты уничтожили врагов? Такое впечатление, что за 2 мая патриотам… стыдно?»;

Тем не менее, остается еще много тех кому не стыдно, не страшно, а радостно от содеянного. 2 мая 2019 года «Нацкорпус» обещает провести в городе факельное шествие, лидер неонацистской организации С-14 откровенно называет днем жизни и добра: «Массовая гибель одесситов в огне пожара в Доме Профсоюзов – трагедия и слёзы только для русских. Украинцам в этом плане горевать особо не о чем. Мало того, одесские события 2 мая можно считать торжеством жизни и добра для Украины, так как сгоревшие – это пророссийские «наёмники и террористы», — заявил Евгений Карась. А его соратники идут еще дальше, изгаляясь над памятью заживо сожженных одесситов: «Как обычно, 2 мая нестерпимо воняет палёной ватой! Ценой жизни нескольких восторженных идиотов ситуация в Одессе пошла по другому пути нежели лыдыныры. Очевидно, что вышеназванные идиоты погибли от рук своих же… Что не так?»- недоуменно вопрошает Антон Ващенко в соцсетях. Правда, большинство читателей этого «помета» считают, что сторонниками аутодафе в Одессе движет страх и самоуспокоение. «Нас ещё много. Мы ещё сила». Иначе просто бы молчали».

Добавить комментарий