b9acb275a39dd5b7

«Молния не может повредить самолету». Мнения экспертов о катастрофе Superjet 100

Росавиация не намерена ограничивать использование Superjet-100. Не планируют этого и в аэропорту Шереметьево. Между тем, в сети уже создана петиция за запрет полетов  Sukhoi Superjet.

По одним данным, у воздушного судна возник пожар в двигателе еще в воздухе, по другим — самолет не смог приземлиться с первого раза, после повторной посадки ударился шасси, а затем носом о полосу и загорелся. По данным источников, самолет подал сигнал бедствия, и связь диспетчеров с ним пропала, он заходил на посадку в полной тишине.

Мнения о виновниках катастрофы разделяются. Но заслуженный пилот СССР, председатель комиссии по гражданской авиации общественного совета Росттраннадзора Олег Смирнов полагает, что у профессионалов возникают вопросы: почему не сработали автоматические системы пожаротушения, которые присутствуют на всех типах современных самолетов, в том числе и на Superjet-100? 

«Обычно, если это касается двигателей, там три очереди пожаротушения, — рассказал он, — первая, вторая очередь, автоматическое пожаротушение. Если они не сработали или сработали неэффективно, то вручную командир корабля и экипаж включают третью пожарную систему, резервную. Черные ящики целы, их расшифруют буквально на днях. Высокопрофессиональное мастерство командира корабля и экипажа привело к почти невозможному, потому что пожар на борту воздушного судна развивается настолько катастрофически быстро, что воздушное судно, как правило, не успевает долететь до земли и что-то у него перегорает, что-то отваливается. А тут на земле продолжался пожар. Сколько времени прошло? Людям просто повезло — всем».

Независимый технический эксперт Юрий Антипов отмечает, что плохо сработали экстренные службы «Шереметьево». По его словам, они обязаны в такой ситуации создать пенную подушку на полосе и ждать горящее судно.

Молния, о которой сообщил экипаж, на самом деле не могла причинить самолету вред, уверен Антипов.

«Это настолько нереально, потому что самолет на это рассчитан, что в него постоянно бьют молнии, и к пожару это не приводит. Версия от лукавого.

«Почему мы не видим на ВПП никаких машин экстренных служб? — рассказал эксперт. — Я имею в виду пожарные машины и так далее. Если самолет идет на посадку с горящим салоном, почему никого нет на ВПП? Либо информация о том, что он горел еще в полете, неверная. Второй момент: в любой ситуации пилот обязан сделать мягкую посадку, даже если у него горит салон, потому что жесткая посадка, когда самолет падает фактически на двигатели и на крылья, это, наоборот, усугубляет ситуацию. Здесь, условно говоря, самолет плюхнулся. Может быть, как раз тогда, когда он плюхнулся и ударился двигателями о ВПП, в этот момент начался пожар? Тогда это полностью вина, получается, пилотов. По поводу действий экипажа, который находится вне кабины, то есть это стюардессы. Совершенно грамотно [действовали]. Видео зафиксировало, что, как только самолет остановился, тут же открылись двери передние и были выброшены надувные трапы, по которым народ стал быстро сам эвакуироваться. Сами эвакуировались, без всяких экстренных служб, которые должны были находиться уже к этому моменту около самолета. Что могло послужить причиной возгорания? Если, предположим, оно случилось в полете, в хвостовой части может гореть только ВСУ. Это вспомогательная силовая установка, но во время полета эта установка отключена. Но к ней подходит топливопровод. То есть либо возгорание произошло в этом месте, где проходит топливопровод, либо в хвостовой части, условно говоря, кто-то зашел из пассажиров в туалет и начал курить и из-за этого начался пожар. Об этом тут же узнают все экстренные службы аэропорта и встречают самолет. Этого мы не видим, поэтому этот момент остается для меня непонятным».

После полуночи 6 мая Следственный комитет сообщил данные о 41 погибшем. Из пяти бортпроводников, согласно этим данным, выжили четверо.

Есть пострадавшие. Некоторых сразу же после приземления отправили в НИИ Склифософского. О характере травм телеканалу «Москва 24» рассказал главврач химкинской больницы Владислав Мирзонов. «Две женщины и один мужчина. Женщины обе в тяжелом состоянии, там ожоги до 30% и отравление продуктами горения. У мужчины состояние средней степени тяжести, отравление продуктами горения. Все необходимые мероприятия сделаны, медицинская помощь оказывается. Сейчас у нас уже находится консультант из Вишневского (ожоговый центр. — Business FM), я слышал, садятся вертолеты, будем перевозить в Москву».

Самолет Superjet-100, направлявшийся в Мурманск, подал сигнал бедствия после вылета. Он вылетел из «Шереметьево» около 18:00, сделал несколько кругов над Московской областью и резко пошел на снижение. Около 18:40 он совершил посадку.

Экипаж аварийного Superjet утратил связь с диспетчерами из-за попадания молнии, сообщил «Интерфаксу» источник, знакомый с ситуацией.

В «Аэрофлоте» сообщили, что пилот Денис Евдокимов имел достаточный опыт полетов на SSJ-100 — 1400 часов. Общий налет — 6800 часов.

Показательно, что в сентябре «Аэрофлот» подписал с Объединенной авиастроительной корпорацией соглашение на поставку еще 100 самолетов SSJ100. Они будут поставлены крупнейшей российской авиакомпании с 2019 по 2026 годы.

По данным газеты «Ведомости», «Аэрофлот» рассматривает этот лайнер как «социальную нагрузку», поскольку даже в самой авиакомпании признают, что инциденты с суперджетами происходят чаще, чем с другими самолетами. Во внутренних документах «Аэрофлота» уровень безопасности самолета SSJ100 был назван «средним», тогда как у всех самолетов производства Airbus и Boeing он был обозначен как «высокий».

Добавить комментарий