b9acb275a39dd5b7

Степное село Таврическое ДНР. Уроки выживания. Фоторепортаж

Село Таврическое Тельмановского района ДНР раскинулось в донбасской степи, и, так уж сложилось за годы этой необъявленной войны, — прямиком на линии разграничения. Из довоенных более полутораста жителей Таврического сейчас здесь остались 72 человека, преимущественно — старики.

Но есть в селе и шестеро деток… Говорить о том, что покой жителям этого села только снится, — значит, не говорить ни о чем. Потому что спокойная жизнь не приходит к ним даже во сне: «воины света» почему-то считают это село стратегически важным военным объектом, по причине чего несколько лет лупят по нему артиллерией… Вот, к примеру, такое смертоносное «железо» можно встретить просто под сельским забором:

Это — ПТУР, противотанковая управляемая ракета. Возникает закономерный вопрос: зачем забрасывать ЭТО в село, где танков (как, впрочем, и другой военной техники ДНР) нет? На этот вопрос, пожалуй, не в состоянии ответить даже сами отщепенцы в форме ВСУ и прочих карбатов, базирующиеся сразу же за селом. В конце сельской улицы, запечатленной на следующем фото, взорванный «освободителями» мост через реку: именно за ним и находятся боевые позиции укрофашистов: иными словами, враги находятся в окрестностях села, которое у карателей — как на ладони. К тому же, по причине отсутствия моста, теперь это село — «тупиковое»…

Таврическое обстреливается регулярно. Соседнее село Сосновка, куда буквально недавно «приземлились» 70 снарядов САУ, — уже нежилое, там, по словам местных, нет ни одного жителя… Украинские ДРГ, снайперы и прочая вышиваночная нечисть (с вкраплением иностранных наемников), откомандированная сюда из Киева, — обычные будни этой местности. Как здесь выживают мирные люди? Эту загадку невозможно разгадать…

«В школу и детсад деток забирает «школьный» автобус в соседнее село Луково, в этот же автобус садятся и несколько сельчан, которые работают в Луково. Таким способом их привозят обратно. В Таврическом, разумеется, нет никакой работы… Нет магазина, нет аптеки, да и воды тоже нет, — она привозная», — рассказывает глава Луковской сельской администрации Виталий Брегеда.

До «центра степной цивилизации» Луково — около десяти километров по разбитой дороге. Помимо «школьного» автобуса (который в период сильных обстрелов, естественно, не курсирует), никакого транспортного сообщения у жителей Таврического нет. Военнослужащие Первой Славянской бригады чем могут, помогают этим обездоленным людям, в том числе, и оказанием медицинской помощи: «скорые» ведь в эти «дикие» края не приезжают, поэтому на вызовы нуждающихся в медпомощи жителей откликаются девчонки-военнослужащие: другого выбора у жителей Таврического просто нет… 5 лет назад Украина лишила их всего, включая права на жизнь.

Совместно с УНМ ДНР и Международной волонтерской группой «Москва-Донбасс» жителям Таврического доставлены продуктовые наборы. Люди очень благодарны и за заботу, и за внимание…

О президентском указе Владимира Путина по поводу выдачи российских паспортов в Таврическом слышали. Многие восприняли эту новость как признание Россией: в понимании людей, 5 лет живущих под бомбежками, наличие паспорта гражданина РФ означает, что они — жители России, а, значит, Украина больше не посмеет по ним стрелять. С точки зрения здравого смысла это действительно так, поскольку любая страна, прежде всего, должна обеспечить безопасность своих граждан. И в этом селе, как, собственно, и в других населенных пунктах ДНР, к «паспортизации от Путина» готовы: мало кого интересует бумажная волокита и бюрократические проволочки с очередями. «Да мы и так тут все — Россия, а если еще и документы будут российские, то — тем более!», — говорят жители (к слову, преимущественно — на украинском суржике).

…В центре полуразрушенного, забытого Богом села, где не функционирует ничего, кроме 72-х сердец изможденных войной людей, — мемориал воинам-односельчанам, павшим в боях в годы Великой Отечественной войны. Это поразительно: свежая краска, ухоженная стела, цветы… Это место — святое для каждого жителя прифронтового Таврического. И, кто знает, может, именно этот обелиск является для людей своего рода оберегом? Он — как тень из того военного прошлого, повторившегося на донбасской земле спустя более семи десятилетий…

Добавить комментарий