b9acb275a39dd5b7

Системы слива топлива нет ни на одном самолете, которые эксплуатируются в «Аэрофлоте». Эксперты и свидетели о катастрофе SSJ-100

Появилась информация о том, что первые данные с параметрического и речевого самописцев самолета «Аэрофлота» SSJ-100, загоревшегося при посадке в «Шереметьево», уже скопированы и анализируются.

«Логику отдельных действий пилотов пока понять не удается», — сказал источник «Интерфакса», близкий к расследованию. Экипаж перед заходом на посадку стал по неясной причине увеличивать скорость, и не была выдержана нужная высота при подходе к полосе.

Таким образом, уже сейчас можно отметить как минимум три трагических обстоятельства. Ненадежность самолета (молния не должна выводить из строя электронику), непрофессионализм летчиков (не имели твердых навыков аварийной посадки самолета вручную) и халатность диспетчеров (не предупредили спасательные службы о готовящейся аварийной посадке).

Business FM попросила оценить увиденное пилота Андрея Ламанова: его экипажу почти десять лет назад удалось посадить ТУ-154 в глухой тайге на заброшенную полосу, которую случайно увидели с высоты 3 тысяч метров: в итоге были спасены 80 жизней. Вот что говорит Ламанов по поводу катастрофы в «Шереметьево»:

Такое ощущение, что когда самолет заходил на посадку, в кабине вообще никого не было. Один фактор может быть в пользу пилотов, конечно. Допустим, управляемость самолета по каналу тангажа, потому что по каналу крена никаких проблем нет. Самолет четко вышел на курс полосы. Если по каналу тангажа были какие-то неисправности, вот тут, конечно, можно и защитить, потому что была проблема. Пилот тянет штурвал на себя…

Опытные пилоты не видят причин, которые могли помешать уйти на новый круг и покружить перед посадкой, вырабатывая топливо. Другое дело, что именно сливать топливо самолет не мог. Объясняет пилот Валерий Горянов, который сам работает на Superjet:

Валерий Горянов, пилот Superjet
«Системы слива топлива нет ни на одном самолете, которые эксплуатируются в «Аэрофлоте». На пассажирских коммерческих самолетах это не предусмотрено. Единственный способ снизить посадочный вес — это уйти в зону ожидания и выработать топливо, полетать. Почему они не стали этого делать, честно говоря, для меня тоже вопрос. Это решение командира. Отказ, который у них был, не предусматривает экстренную аварийную посадку. Можно было спокойно уйти в зону ожидания, выработать топливо, подготовиться к посадке и не пороть горячку».

В сети уже распространилось свидетельство пассажира 12 ряда Олега Молчанова, который опроверг ряд фактов, которые стали популярны в сети. Особенно по поводу пассажиров, якобы спасающих свои чемоданы. Вот что пишет непосредственный свидетель трагедии.

— люди с чемоданами это бизнес-класс, эти сумки были не большие и никому не мешали.
— давки не было. Одна женщина упала в проходе, ее быстро подняли и вытолкнули.
— после 12 ряда почти никто не выжил — если вы заметили трапов сзади нет. Не выкинуло. А если бы и было то там было пекло. Большая часть погибла моментальное.
— маски кислорода не выкинуло. На правую сторону от силы 3-4 штуки.
— МЧС приехало быстро , но даже если бы и медленно , спасать там было некого.
— учитывая общий бардак и несогласованность служб , все пострадавшие были окружены вниманием , поддержкой, едой и даже была водка. Правда одна бутылка, но хоть что то

По поводу скорости горения самолёта , я немного сам не ожидал, что он горит как пластиковый стаканчик. Моментально. Стекла в моем ряду расплавились ещё до остановки борта. И по выживанию — там момент везения и отсутствия паники. Один вдох черного дыма и человек уже не встанет с места. А учитывая ,что видимости нет , то и спасать его никто не будет, тупо не видно. Дышать не возможно. Полнолицевых масок в самолёте не было, ну или их не могли найти.
Интересно , что шасси почти полностью погасили удары. Трясло, но не критично. Действительно до остановки , почти все сидели на местах. Ну покрайгнй мере те которых я видел со своего ряда.
Кто то писал , что возможно люди были не пристёгнуты и вырубилось от удара — небыло такого удара. Все было терпимо. Да и не думаю что ремни в самолёте не дают биться головой об сидушку.
Я вышел последний за мной с задних рядов не было людей. Я не могу точно ответить, почему после 12 все почти погибли , могу предположить . Первый вариант, люди ломанулись к ближайшему выходу, а для них это задний трап. И второй вариант, что они сгорели от пламени которое исходило от крыла. Те кто было на передних рядах и не выбрался — угарный газ. Два раза хапнул и все.
В самолёт ударила молния, упала тяга (возможно это пилот приглушил), вентиляция не работала. Заход на посадку был один. Петля на радаре — трек захода. После скачка рассыпалась левая сторона крыла- начался пожар. Возможно с другой было так же, я не смотрел. По ощущениям скорость.
После удара молнии когда вышли из облака, бортпроводник по громкой связи сообщила, что пилот принял решение вернутся в связи технической необходимость / неполадками / технической причиной. Точно не помню.Причиной возврата самолета Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот» в Шереметьево, обернувшийся аварийной посадкой с гибелью людей, стал отказ радиосвязи и автоматического управления воздушным судном.

По данным Рен-ТВ, пилот Денис Евдокимов оценил повреждения самолета после удара молнии как серьезные, но не критические. Экипаж передал на землю сигнал Pan-Pan. Это означает, что есть угроза лайнеру, но немедленная помощь не требуется. «Просим возврат. Потеря радиосвязи и самолет горит в молнии», — связался с землей через 10 минут после взлета командир воздушного судна.

Диспетчер разрешил снижение в 18 часов 12 минут и изменил курс другого самолета, чтобы не мешал экстренно снижающемуся самолету. Через минуту командир самолета сообщает о потере автоматического управления самолетом. При этом диспетчер постоянно старается поддерживать связь с экипажем, контролируя снижение и приземление. Для приземления лайнеру «Аэрофлота» выделяется левая полоса аэропорта Шереметьево.

Экипаж решил заходить на посадку не визуально, а по приборам, используя наиболее распространенную в авиации радионавигационную систему ILS, и запросил помощь. В диспетчерской вышке ответили, чтобы экипаж продолжал заход, и сообщили летчикам о скорости ветра и разрешил посадку. Также диспетчер уточняет, смогут ли пилоты рулить по полосе. После получения пилотами указаний в переговорах наступает двухминутная пауза.

«Аварийные службы на полосы», — звучит голос диспетчера перед тем, как переговоры обрываются.

Также в диспетчерской велась и фоновая запись, которую пилоты в воздухе не слышат. По ним можно сделать вывод, что лайнер штатно прошел ворота ВПП, далее его собирались направить направо, где находится стоянка самолета.

Первые данные с черных ящиков Superjet уже скопированы и анализируются. Командир экипажа — по-прежнему в больнице с ожогами верхних дыхательных путей. К моменту аварии Денис Евдокимов имел на Superjet налет в 1400 часов, общий — в 6800 часов, то есть может считаться достаточно опытным пилотом.

На видео с места крушения самолета видно, как из окна кабины пилотов горящего лайнера выбирается мужчина в светлой рубашке и темных брюках. Добравшись до земли, он остается у охваченного пламенем самолета и затем поднимается по трапу в заполненный дымом салон. Качество съемки позволяет разглядеть лишь силуэты. Как пишет «МК», в самолет вернулся второй пилот Максим Кузнецов.

На просьбу пояснить эти события члены экипажа якобы ответили компетентным органам, что второй пилот спасал полетную документацию. Со слов командира Дениса Евдокимова, в то время, когда Максим поднялся обратно на борт, он сам открыл дверь кабины в салон и руководил эвакуацией, а его напарник сохранял важные документы.
7 мая члены экипажа были переведены из реанимации в обычные палаты. Всего в больницах Москвы остаются десять пострадавших. Четверо находятся в НИИ Вишневскoго, пятеро — в НИИ Склифосовского, один из пассажиров — в медцентре Федерального медико-биологического агентства. Все получили отравление продуктами горения.

Добавить комментарий