b9acb275a39dd5b7

Обвиняемый в убийстве адвоката ГРУшников Грабовского заявил, что выполнял задание СБУ

43-летний адвокат российского ГРУшника Александра Александрова Юрий Грабовский в марте 2016 года был похищен в Одессе. В начале апреля его труп был обнаружен в брошенном колхозном саду в 27 км от Жашкова Черкасской области.

Согласно версии официального следствия, киевлянин Артём Яковенко вместе со своим знакомым, одесситом Максимом Чмилёвым, пользуясь фактом знакомства с Грабовским, 6 марта 2016 года заманили его в Одессу якобы для совместного времяпрепровождения. Здесь они схватили Грабовского, связали и заставили записать видео, в котором Грабовский якобы отказывается от защиты своих клиентов — россиян Ерофеева и Александрова, взятых в плен на Донбассе. После этого, опять же по версии следствия, Грабовского отвезли в Киев, где заставили зайти в офис и достать из сейфа денежные ценности, а затем доставили в село Конела Черкасской области, где убили и попытались спрятать труп, наскоро присыпав землёй. Затем Яковенко якобы вернулся в Одессу и, пытаясь скрыть следы преступления, вместе с телефоном Грабовского улетел в Египет, где некоторое время писал сообщения в его аккаунт в социальной сети, чтобы создать впечатление, что Грабовский до сих пор жив.

Свою вину в досудебном расследовании обвиняемые подтверждали, но после передачи дела в суд отказались от своих слов, не назвав причин. Процесс Чмелева и Яковенко слушается уже более года в Шевченковском райсуде Киева в закрытом режиме. Обвиняемые содержатся в СИЗО.

Украинскому интернет-изданию «Вести» удалось взять интервью у обвиняемого киевлянина Яковенко, о том, что случилось весной 2016 года. Аудиозапись интервью имеется в распоряжении редакции.

«У Грабовского украли мобильник – тогда меня и взяли в оборот»

— Из-за чего был похищен, а в дальнейшем убит адвокат Юрий Грабовский?

— Ерофеева и Александрова, по сценарию, должны были обменять на Надежду Савченко. У нашего следствия горели сроки (их нужно было менять как военнопленных, а у защиты были доказательства их непричастности на тот момент к армии РФ и убийству украинцев – ред.), и им потребовалось Грабовского куда-то деть. Так в истории из ниоткуда появился я, наивный дурачок, которому запудрили мозги… Я его пальцем не тронул, мое дело только было заманить его в Одессу, где они его и взяли.

— Кто такие «они»?

— Украинские силовики. Я на 99% уверен, что тогда (главному военному прокурору – «Вести») Матиосу дали задание не допустить участия Грабовского в деле ГРУшников. Он лично меня допрашивал после задержания, уговаривал тогда подписаться под их версией. Мол, у меня нет выбора.

— С одной стороны вы – «человек со стороны». С другой, утверждаете, что к убийству Грабовского причастны отечественные спецслужбы. Почему тогда они обратились к вам за помощью, а не сделали все сами?

— Там череда случайностей, а может и не случайностей… Плюс на кого-то это все ведь надо было повесить, ведь правда? Так уж совпало, что я перешел дорогу Матиосу. В апреле 2016 года в БЦ «Гулливер» в Киеве у меня должен был открыться конвертационный центр. По задумке, мой обменник должен был переводить электронные деньги в наличку: через ВКонтакте (он тогда еще не был запрещен), как change money — из электронных денег в кэш. Но как позднее я узнал, в Украине такого рода услугами занимается только одна фирма, и она – Матиоса. Всех остальных «громили». Возможно, он понимал, что я могу стать его конкурентом, и из-за этого решили меня подставить… Плюс к тому же я шапочно был знаком с Грабовским, и этим, наверное, также решили воспользоваться.

— Как вы с ним познакомились и насколько плотно общались до событий марта 2016 года?

— С Юрой я познакомился за четыре года до этих событий в заведении «Vodka Bar» в ТЦ «Глобус» — там на него наехали ребята. Скажем так, это были лица кавказской национальности, которых я хорошо знал. И я разрулил конфликт. В благодарность Юра дал мне свою визитку и записал мой номер. Этим собственно и исчерпывается наше общение. Я предполагаю, что мои контакты были «сняты» с телефона Грабовского (в адвокатском сообществе уверяли, что незадолго до гибели у Грабовского похитили мобильник и пистолет, – «Вести») – и оттуда вышли на меня. Видимо, больше на эту роль никто не подошел – и меня взяли в оборот.

— Вы имеете в виду вашу вербовку? Кто и как ее осуществлял?

— Да, конфиденциальное сотрудничество с органами. За пару месяцев до гибели Грабовского, меня встретили сотрудники одной из спецслужб. И под предлогом работы на государство под прикрытием объяснили, что требуется сделать. Мне говорили, что Юру никто трогать не будет, мол, «просто подержим на подвале какое-то время, а потом выпустим». Рассказывали, что он защищает российских солдат, которые убивали наших военных…

Цепляли на педофилию

— Кто конкретно с вами контактировал из спецслужб и как это происходило?

— Главный там был (советник руководителя Департамента контрразведки СБУ генерала Алексея Петрова, инструктор клуба ножевого боя «Клинок» Андрей, — «Вести») Лисогор, плюс один раз я общался в машине с (майором СБУ Александром – «Вести») Покладом. Вышли на меня они за пару месяцев до истории с Грабовским, когда я шел из спортзала на Харьковском шоссе в Киеве. Ко мне подъехала машина, в которой сидело 4 человека, сразу было понятно — серьезные люди. От меня потребовали сесть к ним, завязался разговор. Эта беседа шла в одну сторону: сразу же мне объяснили, что если откажусь с ними сотрудничать, то у меня и близких будут проблемы. Следом показали фото Грабовского и спросили, знаю ли я его? Я узнал, и мне сказали: ко мне будет дело. Дали указание: записать номер, и общаться с ними через мессенджер Wickr. Говорили, что государство просит меня помочь, сулили квартиру, прочие блага… Через некоторое время мне назначил встречу Лисогор в L`Kafa, поставил задачу выманить Грабовского в Одессу. Обещал, что все будет обеспечено от «А» до «Я», проспонсировано. Чтобы окончательно склонить меня на их сторону, показал мне видео, где Грабовский занимается сексом с малолетними мальчиками. Во мне взыграло, и я повелся…

— Вы уверены, что это было настоящее видео?

— Да, 100%. Юру трудно с кем-то перепутать. Меня убеждали, что он педофил. Там было три таких видео — с мальчиками лет 9-10 максимум…

— Откуда у Лисогора взялась эта запись, вы спаршивали?

— Он сказал мне, что это оперативные материалы. А Грабовский – человек пророссийских взглядов и не заслуживает права находиться в нашей стране. Я согласился сотрудничать с силовиками. В мою задачу входило только выманить Грабовского в Одессу. Тогда я даже не мог допустить, что все стрелы в конечном счете сойдутся на мне.

— Как вы выманивали Грабовского на встречу с вами?

— В соцсети Instagram. Я не был на него подписан, это мои кураторы показали его страницу, и спросили: «Ты можешь с ним связаться и раскрутить его?» Я ответил, что в принципе, это возможно. Ведь насколько мне стало известно, Грабовский – гей. И в теории он мог «повестись» на совместное времяпровождение, только не на меня. Юра знал, что я не по этой части. Так появился в истории Чмелев. Прямо в переписке мы не обсуждали интим, я просто сказал Грабовскому, что есть мальчик такой же ориентации, как и он. И что тот готов познакомиться. На него адвокат и клюнул, приехав к нам в гости.

— Вот так просто, хотя до этого вы четыре года даже словом не перекинулись с Грабовским?

— Да, именно так. Я написал ему, что есть молодой интересный парень, который не прочь с ним провести время. Юра меня вспомнил и сказал, что в принципе готов подъехать. Тем более, как он позднее сам говорил, в Одессе у него планировалась еще какая-то встреча.

Яковенко считался запасным вариантом

— Как вы познакомились с Чмелевым?

— Через его сестру, я с ней общался около полугода. Она приехала на день рождения, Максим был в этой компании. Ну, я и предложил ему подзаработать. Мол, надо педофила прижать… Чмелев про кураторов ничего не знает, я его уговорил деньгами. Сейчас он сотрудничает с моими «кураторами» из спецслужб, поэтому говорит ровно то, что те хотят услышать. Ему пообещали, что все повесят на меня: я получу пожизненное, а он 8 лет. Но по «закону Савченко» срок Чмелеву затем пересчитают, и он уже через год выйдет.

— Вас не смущало, что те люди которые вам давали указания «прижать педофила», мягко говоря, непростые?

— Смущало, конечно. Но хотелось помочь стране как-то… Сейчас я понимаю, что как дурак поступил…

— Когда вы прибыли в Одессу и как готовились к встрече с Грабовским?

— Поселились в районе Аркадии, за пару недель до приезда адвоката. Я снял квартиру по липовым документам на длительный срок. Связывался с Юрой я, уже находясь в Одессе. Но как мне вплоть до последнего момента объясняли, я был запасным вариантом по его заманиванию.

— А кто был основным?

— Не знаю. Просто мне говорили, что я запасной. И может быть ничего и не придется делать. По крайней мере, так мне писали в приложении Wickr.

«Не думал, что у этих «спецов» хватит мозгов убить человека»

— Чмелев понимал суть того, что готовятся сделать с Грабовским?

— Он понимал просто, что ему надо быть рядом со мной. Он не знал, что он просто наживка… Я же не думал, что у этих «спецов» хватит мозгов убить человека – это край. Даже если адвокат и педофил, то Бог ему судья, это не стоит смерти…

— Итак, вскоре после переноса заседания по делу российских ГРУшников Грабовский приезжает в Одессу по вашему приглашению. Что было дальше?

— Я его встретил возле отеля, предложил зайти к нам в гости. Мол, мальчик тебя ждет. Юра же хотел кушать, но я отказался идти с ним в ресторан – знал, что мне нельзя светиться перед камерами. Предложил перекусить уже у нас: нужно было как можно быстрее его затянуть на квартиру… На подходе к дому я заметил, что нас контролировали – мне отмаячили по Wickr, что неподалеку стоит автомобиль Volkswagen Т4. Прислали сообщение, что все идет по плану – не переживай, мы зайдем, его погрузим, подержим у себя, а потом отпустим.

— Адвокат зашел в квартиру…

— Я завел его домой, к нам спустился Чмелев со второго этажа. И мы сделали запись того допроса Грабовского, которую потом показывал журналистам Матиос. Где он отказывался от защиты Александрова.

Сделали с Грабовским восемь видеозаявлений

— Ваш голос мы слышали за кадром, но непонятно почему Грабовский так странно выглядит на этой записи. На адвокате была надета майка, поверх которой — пиджак, а его руки — заведены за спину. Плюс внешний вид его также был откровенно неважным. Он был под чем-то?

— Нет. Голос у него был такой, потому что он был долго в дороге. Его ничем не накачивали, экспертиза это подтвердила. Не кололи его ничем… Руки стянули строительными стяжками, напугали его пистолетом «Сталкер» переделанным. И он сказал все, что требовалось.

— Почему вас, как человека далекого от политики и юриспруденции, почему-то заинтересовало получение его откровений именно по части дела Александрова и Ерофеева?

— По телевизору смотрел об этом. Ну и плюс «кураторы» мне сообщали, что Грабовский разваливает их дело и мешает обмену. За пару дней до приезда адвоката в Одессу со мной встречался около фитнес-клуба на Аркадии один из представителей спецслужб, «накачивал» меня… Задач, которые поставили, было две – сначала связать Юру, а потом записать с ним видео, где он признавался бы в педофилии и отказывался от защиты российских военных. Их сделали с нескольких дублей.

— То есть, существует несколько видео заявлений Грабовского, когда он был пленен вами?

— Их восемь было, выбрали одно — то, которое сейчас есть в деле. Все остальные куда-то подевали. Когда общались с ним насчет педофилии, то он называл ряд серьезных фамилий тех, кто занимается таким же. Но сейчас уже не вспомню их — на СИЗО СБУ меня так «запрессовали», что память местами отшибло.

Спецы забрали адвоката живым

— И все-таки, почему вы поверили в то, что Грабовский растлевал детей?

— Сейчас такие технологии, что полностью исключать монтаж нельзя, но адвокат сам признался в этом нам на квартире. Плюс вы задайтесь вопросом, а почему его коллеги, которые кричали после убийства Грабовского, теперь не могут зайти на суд? А мне подсунули адвоката Александра Панченко, который был приставлен «спецурой» и полностью выступал в унисон с линией гособвинения. У меня в суде спросили: «Вы признаетесь в убийстве?». Я ответил, что нет, но Панченко заявил (прессе, – «Вести»), что меня неправильно поняли… Так он меня топил три года, сейчас он отказался от участия в нашем деле.

Убийство по бумагам произошло, считай, у моего отца в огороде, вы что реально верите в то, что я настолько глупый? Плюс записи с камер видеонаблюдения позачищали… Почему никто не задает вопрос — если я его убил, почему я ни на одной камере не засветился, кроме банкомата во время снятия денег с карточки? Я просто выманил его, записал с ним видео (мой голос обещали зашифровать, что его никакая система не распознает), а затем впустил «спецов» в квартиру. Они зашли и забрали его еще живого.

— Сколько их было?

— Зашло четверо, но были еще. Я знал, что на улице также страхуют люди. Поэтому даже если бы Грабовский и попытался убежать, вариантов у него не было. Вывернули карманы Юрия, сказали забрать его банковскую карту и снять с нее деньги, плюс сделать кое-что с его телефоном.

— Возникшая ситуация не вызвала вопросов со стороны Чмелева?

— Конечно, он начал задавать вопросы. Я объяснил ему, что Грабовский педофил, который защищал русских военных. То есть, мы все сделали правильно, помогли спецслужбам. Потом дал Чмелеву пару сотен долларов, и никаких вопросов больше не было. Он уехал к себе в Котовск.

— А сколько вам заплатили за участие в истории с Грабовским?

— Пять тысяч долларов передали за два дня до этого, около фитнес-клуба на Аркадии. До этого давали в Киеве, чтобы я приехал, $ 2,7 тыс.

— Что сделали после этого вы?

— По стране никуда я не ездил. То, что они показывают, будто арендованная мною Chevrolet был под Черкассами, и через видеорегистратор в нем они и нашли, где спрятан труп – это все подстава. Люди из спецслужб сами это авто у меня забрали сначала, а потом пригнали обратно в Одессу.

— Почему решили резко рвантуь в Египет?

— Не резко. Мне изначально был расписан такой сценарий. Сказали, чтобы я нашел любую девушку и вместе с ней улетел в Египет. С ней я познакомился за один вечер — в кафе-баре «Гранат» в ночь на 8 марта. И предложил ей поехать вместе отдыхать, как подарок. Когда уезжали, я взял с собой iPhone Грабовского. Он стоял у него запароленный по отпечатку, но мы перевели его на цифровой код.

— Вы проследовали в Египет – и оттуда публиковали посты на странице Грабовского?

— Да, мне такую задачу доводили – сделай вид, что у него все хорошо, а он просто улетел. 5 марта, когда появился на его странице пост, что у него все в порядке, на самом деле это было уже не так. Просто началась паника – Юре звонил помощник, куча сообщений приходила, что с ним и как… Я смотрел на телефон и понимал, что, наверное, я встрял…

— Почему, в таком случае, решили вернуться?

— Поверил «кураторам» и тому, что они мне в уши заливали. Они уверяли, что найдут «не очень хорошего человека», который ответит за всю эту историю с Грабовским. Я на тот момент еще не думал, что они его убьют… В Египте я думал, что все еще будет хорошо. Я ведь выполнил все указания — писал посты, уничтожил телефон…

Убийство Федосенко – дело рук команды Лисогора?

— Итак, вы возвращаетесь в Украину, и прямо в аэропорту вас задерживают. Ожидали такой поворот?

— Даже на 1% не предполагал, что такое будет. Я думал, что вся ситуация с Грабовским делается на благо страны.

— В Генпрокуратуре заявляли, что вы и Чмелев изначально сознались, будто бы задумали убить Грабовского из корыстных мотивов?

— Это не так… Все, что было показано по телевизору и наши признания – это все с подачи спецслужб. Было так — завели нас на подвал, где били шокером, потом повели в туалет, где мы по 12 часов в дерьме лежали… Затем принесли бумаги, что мы во всем признаемся, и получаем по 5 лет.

— Где вы находились в тот момент, когда был вывезен в Черкасскую область и в дальнейшем убит Грабовский?

— Одессу я не покидал, только в Египет оттуда летел.

— Вы убивали Грабовского?

— Нет.

— Чмелев?

— Тоже не убивал.

— Почему тогда признавались в этом, а не пытались донести свою позицию через СМИ раньше?

— Был прессинг, моральный и физический. Меня избивали, нанесли увечья и травмы, есть видео, где камера снимает, а я будто бы под воздействием наркотиков. Суд специально закрыли, чтобы избежать «слива».

— Кто убил Грабовского?

— Сотрудники правоохранительных органов.

— Коллега Юрия — адвокат Оксана Соколовская – ранее сообщала, что исчез ее помощник Сергей Федосенко, который видел Грабовского в киевском офисе, куда тот пришел вместе с каким-то мужчиной уже после похищения в Одессе. Этим человеком были вы?

— Нет, из показаний Федосенко, которые он давал перед своим исчезновением, следует — с Грабовским был мужчина в возрасте 35-40 лет. Меня он не опознал, это был другой человек. Официально Федосенко считается живым, но по имеющимся сведениям — его труп нашли в Одессе. Подозреваю, что за этим, как и убийством Грабовского, стоит команда Лисогора. Им нужно было забрать материалы дела по ГРУшникам из офиса адвоката, поэтмоу они туда и привели его.

— Зачем вы решили все это рассказать сейчас?

— Дабы обезопасить себя. Я знаю, что мне вплоть до сегодняшнего дня грозит опасность со стороны правоохранительных органов — военной прокуратуры и СБУ… Плюс все знают, что власть сейчас меняется. Может быть мое интервью подтолкнет ее к тому, чтобы объективно расследовать это дело.

 

Добавить комментарий