b9acb275a39dd5b7

Лукашенко рассказал о «расхлябанности и разболтанности на территории России»

Президент Белоруссии заявил, что Минск намерен взыскать с Москвы сотни миллионов долларов за загрязненную нефть. Однако никаких сумм он не назвал. Пока ущерб обозначен только одним эпитетом — «огромный»

Белоруссия «считает убытки». Как стало понятно из выступления Александра Лукашенко при посещении Студенческой деревни в Минске в субботу 11 мая, конкретная сумма ущерба от поступления некачественной нефти по «Дружбе» будет озвучена после ревизии нефтеперерабатывающих заводов.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь

«Расхлябанность и разболтанность на территории России, а это не одна тысяча километров, огромная труба была загрязнена этой ядовитой нефтью, которая за неделю даже трубу на 4-5 мм, специалисты говорят, съедает. Мы огромные деньги потеряли, это сотни миллионов долларов. Но сказать эту сумму я сейчас не могу, она окончательна будет известна после того, как мы проанализируем то, что произошло на Полоцком НПЗ. А сейчас мы считаем убытки. С Путиным вопрос компенсации мы не обсуждали. Он понимает, что надо ущерб компенсировать, он сам назвал, что это огромный ущерб. Я думаю, что россияне не должны это оспаривать. Что, мы с россиянами в суд пойдем по этому вопросу? Я думаю, мы разберемся, кто кому что должен. Произошла беда. Специально это сделано, умышленно? Пусть они разбираются у себя сами. На наши нефтеперерабатывающие заводы поступает уже нефть чистая».

По данным «Белнефтехима», на территории Белоруссии находится около 1 млн тонн загрязненной нефти. Ранее в Самаре арестовали четырех фигурантов по этому делу. Еще двое объявлены в розыск. Это представители двух небольших нефтяных компаний. По версии следствия, именно они влили в трубопровод «Дружба» хлор. Сделано это было, как считает СКР, чтобы скрыть хищения на 1 млн рублей.

Какие перспективы у судебных разбирательств? Кто в итоге будет отвечать за некачественную нефть в «Дружбе» и за все последствия? Комментирует директор Института проблем энергетики, доктор технических наук, профессор Булат Нигматуллин.

Булат Нигматуллин, директор Института проблем энергетики

«Вообще говоря, скандал чрезмерный по отношению к самой сути. Разобрались, в чем дело, отвели грязную нефть в сторону, в хранилище, «Транснефть» взяла на себя убытки, ну и все, о чем речь? Проблема ведь не в том, что это грязная нефть, а проблема в том, что Лукашенко из-за налогового маневра нефтяной промышленности в России лишается тех преференций, которые у нее были. Грязная нефть — все эти разговоры только отвлечение. Вся Белоруссия полностью привязана к рынку России, поэтому она страшно зависимая от российской экономики. И, наконец, еще одно — видимо, с ним поговорили. Конечно, будет суд внутри страны, оштрафуют, посадят, найдут стрелочников. Виноваты те, которые допустили попадание этой нефти на 1 млн рублей, а ущерб будет десяток миллионов долларов. Поэтому главе «Транснефти», которого вызвал Путин и показали по телевизору, в общем-то, не очень хорошо».

Ранее Лукашенко заявлял, что в России «обнаглели до такой степени, что начинают выкручивать нам руки». Недовольство было вызвано налоговым маневром в российской нефтяной отрасли. Из-за него, как говорил Лукашенко, Белоруссия потеряла за последние три года почти 4,5 млрд долларов. В качестве компенсации Минск предложил поднять тариф на транзит нефти по своей территории на 23%, но Москва отказалась поддержать это предложение, после чего Лукашенко пообещал закрыть нефтепровод «Дружба» на ремонт.

Возможно, нынешняя мягкая риторика со стороны Александра Лукашенко прозвучала из-за того, что появились сомнения, что «Транснефть» наверняка компенсирует убытки. Вопрос в том, что группа виновных лиц поставляла хлорированную нефть с августа 2018 года и на протяжении почти девяти месяцев никаких проблем не было. Вот что говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков.

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности

«Тогда возникает вопрос: а чего же тогда раньше ничего не ломалось, и не сокращали объемы переработки, и все было хорошо, и никто эту хлорированную нефть не замечал? И отсюда возникает такой конфликт, что «Транснефть» может попытаться сказать, что на самом деле никакого ущерба для белорусских НПЗ эта хлорированная нефть не причинила, что переработку они сократили самостоятельно и на это никак не влияло качество нефти. И, следовательно, никакой вины «Транснефти» нет, значит, ничего платить она не будет. А получается, решение поднять всю эту историю не тогда, в августе, когда хлорированная нефть появилась, а сейчас — как-то политически обосновано, и отсюда экономических каких-то последствий не должно следовать. То есть вполне возможно, что «Транснефть» будет разыгрывать именно эту карту, чтобы не выплачивать компенсацию. Но опять же тут все будет зависеть от политического указания. То есть руководство российское даст указание согласиться со всеми претензиями «Белнефтехима» и выплатить, тогда да, это закончится довольно быстро. Если же «Транснефти» будет дан карт-бланш по защите своих интересов, то, вполне возможно, она будет доказывать, что на самом деле никакого ущерба для белорусских НПЗ не было, или, по крайней мере, будет добиваться технической экспертизы, действительно ли там что-то сломалось из-за содержания хлорорганики в нефти или на самом деле поломок нет».

Концерн «Белнефтехим» сообщил о резком ухудшении качества нефти, поступающей из России по трубопроводу «Дружба», в середине апреля. Белорусская сторона заявила, что из России поступает нефть с содержанием хлорорганических соединений, «превышающим в десятки раз предельные значения». В результате ряд стран прекратили транзит и переработку российской нефти, в том числе и сама Белоруссия.

  • Источник

Добавить комментарий