В Киеве отменили Русскую и Выборгскую улицы, назвав их имена и атошников и членов УПА

Декоммунизация и дерусификация, несмотря на смену власти, продолжает править бал. Так, Киевский городской совет согласовал ряд переименований улиц столицы, естественно, без учета мнения самих горожан.

«Междусобойчик» под видом комиссии горсовета по вопросам культуры, туризма и информационной политики решил еще больше усложнить жизнь коренным киевлянам, сорвав таблички с улиц, которые, по мнению политиков, имеют отношение к России, советским писателям и дипломатам. В итоге, «запретили» улицу Российскую – она теперь будет именоваться именем Юрия Литвинского, подполковника Генштаба ВСУ, активиста майдана и героя АТО, «сварившегося» в Иловайском котле. Улицу Димитрова, которого называли «болгарским Лениным», тоже отменили, вместо нее жителям предложено любоваться табличкой с именем Никифора Дворняка – украинского художника-примитивиста, которого называли лемко Дворняк, родом из Польши. Это очередной галичанский «творец», известный и почитаемый в бывшей Австро-Венгрии, но более никому неведомый, как и его картины. Также улицу Выборгскую превратили в Олексу Тихого – диссидента, одного из основателей Украинского хельсинского союза. Киевским чиновникам помешала даже улица Панельная, ее переименовали в честь карателя-айдаровца Андрея Аболмасова.

Но больше всего не повезло советскому писателю Ивану Шевцову, его «заменили» на Василия Макуху. Сей персонаж известен лишь тем, что 50 лет назад устроил самосожжение на Крещатике, протестуя против оккупации Чехословакии войсками стран Варшавского договора и за независимость Украины. В 1944 году этот «смолоскип» служил в УПА, а потом «страдал» за независимость в мордовских лагерях, где женился и родил двух детей. Жил борцун за независимость в Днепропетровске, но для аутодафе выбрал Киев, перед этим написав ряд писем в Политбюро ЦК и КГБ. Его друг Григорий Ментух, тоже бывший заключенный провожал Макуха на вокзал, когда, уже с бензином, он ехал в Киев. Он уговаривал его: «Василь, не делай этого! Ты молодой, ты сильный. Ты можешь еще что-то сделать!» А он так улыбнулся и сказал: – Ты не понимаешь, о чем говоришь. Я иду на это с радостью». Вдова Макуха говорила, что он готовился к этому фактически всю жизнь. «Он понимал, что один, когда все тотально выжжено, не сможет победить и поднять людей. Его оружие – эта жертва». И вот теперь, в честь городского сумасшедшего, чей подвиг пыталась повторить Руслана Лыжечко на майданах ( а что ее и прозвали «спалахуйкой»), будет названа улица в одном из центральных районов столицы.

Добавить комментарий