b9acb275a39dd5b7

Власти Донбасса униженно просят Зеленского об автономии. 5 лет войны были ради этого? Интервью с Андреем Пургиным

Уже несколько месяцев подряд жители ДНР живут в изменившейся реальности. То, что ещё вчера казалось невероятным, сегодня стало привычной нормой жизни: возле здания администрации Донецка уютно расположилось табло, на котором подсчитывается количество голосов, отданных в поддержку петиции к президенту Украины Владимиру Зеленскому.

Подписанты просят предоставить Донбассу особый статус, и разрешить им говорить на русском языке. 16 июля количество подписантов, якобы, достигло миллиона и никого не смущает, что среди них вдруг обнаружился российский учёный Катасонов, оппозиционный донецкой власти блогер Тинянский и даже голливудская звезда Джессика Альба; организаторы флешмоба, метко прозванного народом «фальшмоб», утверждают, что все эти люди действительно подписали петицию. 

Но так ли безобидна эта акция? К чему она уже привела, и какие катастрофические последствия может спровоцировать в дальнейшем? Об этом «Антифашист» поговорил с основателем ДНР Андреем Пургиным. 

— Андрей Евгеньевич, чем, на ваш взгляд, является флешмоб: это элемент предвыборной программы Медведчука, который намерен показать украинцам, что только он может наладить диалог с Донбассом, или это вполне осознанная попытка вернуть Донбасс в состав Украины, как это предусматривается Минскими соглашениями? Или это микс первого и второго вариантов?

— Это микс глупости и использования населения в предвыборной агитации Медведчука и его партии. Это попытка совершенно идиотского участия в украинской политике, прикрывшись собственным населением. Это политически неграмотное и оскорбительное для населения действо, от которого организаторы теперь не хотят отказываться, поскольку признавать свою глупость и ошибку сложно. Ну и конечно, это окно Овертона, когда то, что ещё вчера невозможно было представить, имею в виду возврат на Украину, сегодня является предметом для обсуждения, становится чем-то вполне обыденным. То есть, это глупость, возведенная в квадрат, глупость, на которой упорно настаивают.

— Поясните, пожалуйста, свою мысль. Почему это глупость?

— Проблема состоит в том, что население в приказном порядке, из-под палки, заставили включиться в политическую игру. В очень неумную политическую игру. Если необходимо было активизировать Минский процесс с участием населения, мы могли бы обратиться к гарантам договорённостей – Путину, Меркель, Макрону. Это выглядело бы так, что республики обращаются к гарантам и подключают своих граждан. Да, это тоже выглядело бы не совсем правильно, потому что в принципе неправильно втягивать население в политические игры, но с такой постановкой вопроса ещё можно было бы смириться. То, что происходит сейчас, это прямое обращение к тем людям, с которыми у нас шестой год идёт война, из-за которых погибли тысячи наших мирных жителей, и которые до сих пор продолжают в нас стрелять. 

Теперь о просьбах, которые озвучиваются в петиции к Зеленскому. Флешмоб строится на таком посыле: дайте нам языковую и экономическую автономию. Но это ведь и так прямо прописано в Минских соглашениях! Об этом не надо просить, это уже есть! В Минских соглашениях прописано не только это, в них, по сути, прописан конфедеративный статус Донбасса. Организаторы же сужают этот статус до ограниченной автономии, прося о разрешении говорить на русском языке и вести экономическую деятельность в рамках украинского законодательства. По сути, это то, что было у Крыма, у него в составе Украины была такого рода автономия. 

Приведу очень простой, но понятный пример. Обычно на базаре, чтобы получить пять рублей за товар, просят десять. Когда вы изначально просите 10 копеек, то потом очень сложно получить даже справедливую  цену в пять рублей. Здесь всё точно так же. В Минских соглашениях прописано условно «пять рублей», вы теоретически должны требовать десять и растягивать это во времени, чтобы получить какие-то результаты, вместо этого говорят — «да забирайте за 10 копеек, не жалко!».

Кроме того, этот флешмоб, его результаты, могут использовать наши противники. Теперь они могут приехать в ПАСЕ, на любую международную площадку, и заявить, мол, смотрите, население почти в полном составе просится в Украину на условиях автономии и пишет челобитную Зеленскому по этому поводу. Настаивание местных властей на том, что всё это происходит добровольно и в массовом порядке, лишь укрепит этот аргумент. Население добровольно и массово просится в состав Украины, но «оккупант» не пускает – отличный козырь в руках противника.

И, самое главное, произошло вмешательство в психику населения, которое стало осознавать, что ни в какую Россию мы не идём, а просим всего лишь разрешить нам говорить на русском языке и вести экономическую деятельность сохраняя некоторую самостоятельность. Теперь мы почти обыденно возвращаемся на Украину, прося Зеленского о языковой и экономической автономии. Унизительно прося. Оказывается, пять лет войны, колоссальные жертвы,  были только ради этого. Кстати! Подчеркну, что именно этого  в 2014 году хотел Ринат Леонидович. Это просто выносит мозг людям, они понимают, что рано или поздно, тем или иным способом, мы вернёмся на Украину, и, сообразно этому, они начинают строить свои планы на жизнь. 

— Организаторы всего этого просто не понимают всех последствий? Или, наоборот, как раз таки отлично понимают?

— Сегодня во властных кабинетах здесь уровень понимания такой, что вряд ли они что-то осознают. Это какое-то абсолютно обывательское сознание, которое называется волюнтаризм. Самодурство, по-русски. 

У нас уже есть экономическая и языковая автономия, Кучма подписывал это от имени Украины, просить этого не надо. В Минских соглашениях прописано конфедеративное устройство, возможность вести внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность, то есть, это уже конфедерация. Степень этой конфедерации может быть разной, и об этом можно торговаться ещё лет тридцать. «Всё, что завоевано русским оружием, так же бездарно сдано русской дипломатией».  Есть такое выражение, и мы под него с этой своей ситуацией хорошо подпадаем. Из-за каких-то мелких интересов абсолютно неграмотные люди попытались играть в политику, причем не сами, не обозначая себя как политические фигуры или политический класс, а попытались это сделать, прикрывшись населением, спрятавшись у него за спиной, и это отвратительно. Ну, хорошо, разрешат нам говорить на русском языке и формировать бюджет, а потом всё это заберут через полтора года, как это было в Крыму. Много говорят о законе об особом статусе, но этот закон – это только первый шаг, который позволяет начать процесс. Начать! — а не закончить. Заканчивается процесс внесением изменений в Конституцию. А у нас просят предоставить особый статус законом, и всё будет замечательно — так это выглядит в воображении наших горе-политиков.

— Тем не менее, чиновники пытаются объяснить флешмоб тем, что это – «последний гвоздь в крышку украинского гроба», что, таким образом, Донбасс «громко хлопает дверью» перед «окончательным разводом», а на самом деле, у нас происходит глубокая интеграция с Россией, гармонизация законодательства с Россией? Вы как это прокомментируете?

— На самом деле, не хотелось бы комментировать такие низкоинтеллектуальные объяснения. Но раз вы просите… К сожалению, в реальности никакой интеграции с Россией не происходит, не происходит и гармонизации законодательства. Закон об особом статусе нужен не нам, а, в первую очередь, Украине, чтобы узаконить контакты с нами и вести диалог по урегулированию конфликта в рамках законодательного поля Украины. Поэтому он и был временным, на три года. «Минск» — это фактически договорная конфедерация, если бы он был реализован. Требовать языковой и экономической автономии – это требовать принять нас на Украину, она легко разрешит нам пользоваться русским языком и тратить свои деньги по своему усмотрению.

— Чем вы объясните сотрудничество Медведчука с Пушилиным и Пасечником? Ведь не сами же они это инициируют?

— Я вижу в этом попытку нашей власти рука об руку поиграть с Медведчуком во внутриукраинскую политику. Возможно, кто-то из обитателей властных кабинетов уже видит себя где-то в Верховной Раде, например. Эти люди, как «Партия Регионов» в своё время, начинают играть с населением, только регионалы это делали мягко и аккуратно, а эти очень жёстко. Наша власть начинает использовать население в своих политических целях, но политика эта внутриукраинская. Ключом для входа в неё является Медведчук. Медведчук со своей партией просто открывают калитку властям ЛДНР, для того, чтобы войти во внутриукраинскую политику, попытаться завязать диалог. Но попытка завязать диалог между Киевом, Донецком и Луганском происходит вот с таким вот скотским использованием населения. Быть ответственным политиком страшно, так как нужно отвечать за свои слова, брать на себя ответственность, гасить народное недовольство, получать шишки различные, это очень неприятная и жёсткая игра. И наша власть, вместо того, чтобы самим играть в политику, прикрылась населением, использовав его. Но Медведчук не является заказчиком и командиром такого поведения наших властей.

— Кто является?

— Медведчук человек неглупый, и он грамотно использует те возможности, которые ему дают не очень умные люди. Да, Россия постоянно постулирует мнение о том, что республики напрямую должны разговаривать с Киевом. В течение пяти лет об этом говорят все, включая Путина. Да, безусловно, тут речь идёт о прямом политическом диалоге. Но стараниями местных исполнителей это привело к тому, что попытка прямого политического диалога превратилась в таран своего населения, когда делается просто сумасшедшая накрутка этого сайта, когда население заставляют записывать какие-то безумные ролики с просьбами-обращениями и выкладывать их в сеть.  Люди получили установку и выполнили её вот так, на большее они не способны. Речь идёт о глубоком непрофессионализме исполнителей.

— На сегодняшний день Медведчук пытается переключить на себя всю пророссийскую повестку на Украине…

— …я не вижу на сегодня ни одной пророссийской партии в украинской политике. Медведчук также не является пророссийским политиком, Путин не единожды называл его украинским националистом. Медведчука и членов его партии, говорящих  о том, что Крым – это Украина, назвать пророссийскими политиками невозможно. Это политсила, которая открыто ведёт диалог с Москвой, и Москва ей отвечает. Но на сегодняшний день, после звонка Зеленского Путину ситуация меняется. Своим звонком Зеленский показал, что само государство Украина, а не только какая-то партия или персоналия, готово вести переговоры с Россией напрямую. Это нивелирует позицию Медведчука. Я не думаю, что команда Зеленского позволит теперь Медведчуку приватизировать диалог между Киевом и Москвой.

— На ваш взгляд, Медведчук или Бойко могут претендовать на топовые позиции в украинской власти после выборов?

— Думаю, что количество штыков для коалиции будет довольно большим в Раде. Это и партия Зеленского по спискам, и мажоритарщики. Не думаю, что у Зеленского возникнет надобность в компромиссе с Медведчуком. Мы можем предположить, что никаких постов во власти, кроме депутатских мандатов, ни Медведчук, ни Бойко, ни их партия в целом  не получат.

Продолжение следует

Добавить комментарий