b9acb275a39dd5b7

«Объединение оппозиции не состоялось из-за дружбы Медведчука с Аваковым». Интервью с Дмитрием Губиным

Издание «Антифашист» побеседовало с харьковским политологом Дмитрием Губиным о ходе предвыборной кампании в Верховную Раду, причинах разъединения оппозиции, шансах политических сил и поствыборых раскладах.

— Ваш прогноз на выборы в Верховную Раду. Можете ли вы сказать, что туда пройдет более 4 партий?

— Пройдет однозначно более 4 партий. Однозначно не пройдет партия Гриценко. Данный вывод я делаю, исходя из наличия нормальных региональных организаций и хотя бы немногих известных людей на местах.

— Возьмем «Оппозиционный блок». У него, по данным соцопросов, рейтинг 2-3%. Он может пройти?

— Вполне может. У «Оппоблока» есть несколько базовых областей и очень сильный список мажоритарщиков. И даже если им не хватит голосов по партийному списку, он будет представлен достаточным количеством представителей с мест. Наиболее важные фигуры этой политсилы идут по одномандатным округам. Поэтому в Раде они однозначно будут.

— Для чего в список партии вошел харьковский мэр Геннадий Кернес?

— Он не собирается становиться народным депутатом и переезжать в Киев. Его задачи — набрать голоса жителей Харькова и провести полезных для Харькова людей. Кстати, большинство выдвиженцев Кернеса не выдвинуты «Оппоблоком» в списках, а идут по мажоритарке. Более того, у него есть свои люди и в «Оппозиционной платформе», например, Дмитрий Святаш — член команды Кернеса.

— Как вы относитесь к первому номеру «Оппоблока» Евгению Мураеву?

— На своем округе Мураев действовал безукоризненно, завоевав поддержку людей. Сейчас, кстати, там выдвигается его бывшая жена Валерия, которая все еще носит его фамилию. Но когда Мураев владел каналом «Newsone», он давал там заработать кому угодно, кроме своих единомышленников.

— А его заявления о необходимости искать «руку Кремля» в стане «Оппозиционной платформе»?

— Это, безусловно, хамство. Но разве не хамство со стороны Медведчука — сводить личные счеты с теми, кто не дал ему заниматься в наших краях рейдерством в 90-х и начале нулевых, инициируя включение этих людей в российский санкционный список? Медведчук традиционно работает «через головы» местных элит. Этого ему не прощает никто. Именно поэтому и не получилось создать единую оппозицию.

— Поэтому Кернес присоединился к «Оппоблоку»?

— Кернес попал в «Оппоблок» не только потому что все важные для него люди вошли в санкционный список РФ, но и из-за того, что Медведчук тесно общается с врагом Кернеса и Харькова в целом – Арсеном Аваковым. Сотрудничество Медведчука с Аваковым против Добкина и Кернеса предопределило невозможность нахождения последних в «Оппоплатформе». Если «Оппоплатформа» не взяла бы Медведчука в качестве главного игрока или его бы заставили не интриговать, объединение оппозиции могло состояться.

— Относительно рейтингов «Слуги народа». Удастся ли ей сформировать однопартийное большинство?

— Нет. Если бы мажоритарщики были одной палатой парламента, а «пропорциональщики» — другой, я убежден, что в одной из них «Слуга народа» получило бы большинство. Но Рада — однопалатна. Анализ качества мажоритарщиков от пропрезидентской партии показывает, что в каждом регионе им противостоят люди, имеющие там свою историю и весомый авторитет. Не обязательно это бывшие депутаты, но имеющие в целом положительную репутацию. Например, в Харькове вы попросите людей назвать фамилию кандидата от «Слуги народа» — они не назовут. Ряд людей действительно за них проголосуют из-за узнаваемости бренда. Тем не менее, всякое новое лицо имеет свою биографию, оно не с Луны падает.

— Но разве голосующий обыватель читает биографию кандидатов?

— Обычный обыватель рассуждает по принципу: этого знаю, о том слышал, а это кто такой… Там, где есть активные депутаты или общественники, живущие и ведущие работу в округе, там «Слуге народа» ничего не светит. А оголтелая пропаганда о непроходимости «Оппоблока» приведет к тому, что часть его голосов уйдет «Слуге народа» и «Оппозиционной платформе – За жизнь». Если каждый будет голосовать за тех, кого считает нужным, результаты будут отличаться от прогнозов рейтинговых агентств.

— Как вы относитесь к партии Шария?

— Это очень интересный проект прежде всего потому, что он рассчитан не на прохождение, а на выбивание лиц, которых в парламенте давно не должно быть по всем законам политического жанра, прежде всего, из партии Порошенко. Шарий работает, чтобы максимально «завалить» список Порошенко, сократить его представительство в Раде до минимума. Большое количество людей готовы голосовать за мажоритарщиков «Европейской солидарности» в Центре, на Севере, так как многие там просто завязаны на его политсиле. Задача партии Шария — сделать, чтобы партия экс-президента получила как можно меньше голосов, критика у него получается лучше всего.

— А как же Зеленский, день ото дня объявляющий о раскрытии каких-либо коррупционных схем?

— Раскрытие схем действует на определенное количество людей, но у Зеленского и Шария разные фокус-группы.

— Между какими политсилами, находящимися на грани прохождения, ведется наиболее ожесточенная борьба?

— «Оппоблок», партия Гриценко, «Голос» Вакарчука и Смешко. При этом последние три партии играют на одном и том же поле, в отличие от «оппоблоковцев», у которых другой избиратель. «Оппозиционный блок» заинтересован в увеличении явки в базовых регионах.

У «Голоса» есть узнаваемый лидер и эта партия занимает место, которое ранее было закреплено за «Самопомощью» Садового. У нее есть свой базовый электорат, которого нет у Смешко и Гриценко.

— А откуда такие большие проценты у Гриценко и Смешко? Как вы рассматриваете обещание Смешко о выплате 100 тыс грн каждому украинцу после взыскания компенсаций с России?

— Понятно, что обещание выдать по сто тысяч — это явный популизм, не верит он на деле в такую возможность. Смешко был главой СБУ при Кучме, а у народа к кучмовскому СБУ особо нет претензий. Что касается Гриценко — виртуальный проект и все проценты, которые ему дают социологи, произрастают лишь из любви к газете «Зеркало недели». Перед всеми выборами Гриценко обещают большие цифры, но на деле получается пшик. Я его уже называю не «первый непроходной», а «первый заднепроходной», хотя это определение, наверное, более применимо к партии Ляшко. Проекты Гриценко и Смешко оба «дутые», просто последний – более свежий. Несмотря на то, что политсила Гриценко существует с 2005 года, она не смогла обрасти «мясом» в виде мажоритарщиков. У нее есть лишь грантовые структуры, занятые совместным распитием спиртных напитков и зарабатыванием денег, которые успешно «распиливают».

— Как вы думаете, у Ляшко совсем отсутствуют шансы?

— Ляшко проведет несколько своих людей по мажоритарке в Сумской и Черниговской областях. А сам, раз он идет по списку, скорее всего, пролетит мимо кассы. Но у него есть своя фокус-группа, у Смешко и Гриценко таковая отсутствует.

— Что вы скажете об объединенных под флагом ВО «Свободы» националистах?

— Здесь есть важный момент. Ряд националистов и так проходят в списке Порошенко. При живом Порошенко и частично Тимошенко становится неважным, проходит ли националистический блок. Носители идей все равно будут представлены в Раде. С этой точки зрения в Украине случилась большая беда, заключающаяся в том, что маргинальные идеи стали респектабельными

— А когда, по-вашему, это произошло?

— Где-то в 2007-2008 годах. Кто-то думает, что с начала 90-х, но если вспомнить старый «Народный рух», они говорили в целом об Украине, а не о Бандере. Бандеру упоминали отдельные персоналии. Столичные носители смыслов восприняли радикальный национализм полностью к 2003 году. Но с 2007 г. человеконенавистнические идеи оуновцев стали широко произноситься вслух и их перестали стесняться.

— Оцените в нынешнюю парламентскую кампанию в целом. Кто провел ее наиболее успешно?

— Она была очень короткой. Если бы она велась 3-4 месяца, было бы более широкое поле для анализа. На мой взгляд, ни одна из партий не провела достаточно убедительную кампанию. Наиболее убедительной среди всех была партия Шария, но у нее другие задачи. Кампания «Оппозиционной платформы» построена полностью на российском факторе. А в целом, кроме «Слуги народа» никто не планирует набирать голоса вне «базовых» регионов. Кампания «Слуги народа» и «Оппозиционной платформы» упирается в отсутствие у них приличных мажоритарщиков. Когда люди видят, что им подсовывают какую-то шантрапу, о которой Василий Иванович Чапаев в известном фильме говорил «Кто таков, почему не знаю?», они задумываются, стоит ли голосовать за таких по списку. Или лучше поддержать тех представителей, которые человеку более известны.

Какие политсилы поддержат жители Харькова?

— Большинство голосов харьковчан разделится между «Оппозиционным блоком» и «Оппозиционной платформой». При этом голосующие за вторую силу поддержат мажоритарщиков, близких к первой. Еще 25-30% избирателей имеет нетрадиционную для Харькова политическую ориентацию. Эти голоса уйдут партиям Порошенко, Тимошенко и Вакарчука или Смешко.

Кто может стать премьер-министром по итогам выборов?

— Это зависит от того, сколько мажоритарщиков получит «Слуга народа». Если она получит мало мажоритарщиков, у Тимошенко есть шансы стать премьером, если больше – их нет. У Порошенко отсутствуют шансы вообще, как и у Бойко.

Кого бы вы поддержали в качестве лидера объединенного Оппозиционного блока?

  • Николай Азаров

  • Юрий Бойко

  • Виктор Медведчук

  • Александр Вилкул

  • Владимир Олейник

  • Анатолий Шарий

  • Евгений Мураев

  • Вадим Рабинович

  • Виктор Янукович

  • Никого из них

Проголосовать

Добавить комментарий