b9acb275a39dd5b7

Смена элиты не гарантирует смену курса

Владимир Зеленский закрепил политический триумф, достигнутый на президентских выборах, обеспечив своей партии парламентское большинство. Такого в истории Украины еще не было – череда сложных и нечистых парламентских коалиций прервана. Новый президент, благодаря колоссальной поддержке общества, установил монополию на власть и получает карт-бланш на позитивные перемены. Значит дело за малым?

Парламентские выборы, на которых партия Владимира Зеленского «Слуга народа» получила 43% голосов, обеспечили президентской фракции «Слуги народа» более 240 мест в Верховной раде. Этого достаточно для формирования парламентского большинства без создания коалиции. Впервые Рада оказалась полностью подконтрольна одной партии и президенту. А, между тем, это уже второй политический рекорд комика и актера. На президентских выборах, прошедших в конце марта, Зеленский набрал невероятные 73% голосов. Ближе всего к такому результату победа Леонида Кравчука, получившего на выборах 1991 года 61,6% голосов.

Что означают эти убедительные цифры? Парламентские выборы только подтвердили, что в украинском обществе в последние годы вызревал гигантский запрос на перемены, причем запрос, разительно отличающийся от чаяний 2014 года, связанных с европейским и антироссийским майданом. Текущий запрос, конечно, сохраняет майданные надежды на деолигархизацию и борьбу с коррупцией, но из-за гигантского разочарования отбрасывает такие элементы как «борьба с агрессором».

Это, кстати, хорошо видно по итогам нового парламентского расклада: партия Виктора Медведчука, выступающего за восстановление экономических отношений с Москвой и прекращение войны, получила 11%, что является довольно неплохим результатом. Особенно если учесть, что любые дружелюбные интонации в отношении Москвы расценивались в эпоху Порошенко чуть ли не как госизмена.

Что касается войны и антироссийской истерии, снижение спроса на них лучше всего демонстрирует окончательный политический крах Петра Порошенко и еще больший провал националистических партий. Настоящим достижением электоральных процессов является то, что украинский народ выкинул из парламента ультранационалистов. Новый парламент формируется без фашиствующих комбатов. Это лучшее свидетельство того, что общество измотано войной и охотой на ведьм, в то время как деньги из карманов населения стремительно улетучиваются из-за коррупции, инфляции и необоснованно высоких тарифов, которые устанавливает совсем не Кремль.

Но является ли такой общественный порыв единственным условием, которого не хватало для «приземления» украинской элиты и начала ее продуктивной работы во благо Украины? Увы, даже столь оглушительная победа не гарантирует ровным счетом никаких перемен.

Едва ли похоже, что новый украинский лидер планирует пересматривать отношения с Западом. Хотя от них за прошедшие годы стало зависеть слишком много. В первую очередь, это касается отношений с МВФ. Дружба с фондом является не просто признаком дружбы Западом, но и единственным связующим звеном с внешним рынком заемного капитала. Если Киев порвет с МВФ, украинский Минфин не сможет продать ни одной гособлигации. А между тем, именно за счет выпуска долговых бумаг Киев пока ни шатко, ни валко расплачивается по старым долгам, избегая дефолта.

И это уже совсем не то, что ожидалось от Зеленского. Покрытие старых долгов за счет новых не решает проблему кредитной зависимости, которая перетягивает на себя все экономические ресурсы, не оставляя ничего на развитие экономики.

Кроме того, как мы понимаем, дружба с МВФ увязана с реформами, на которые в фонде рассчитывают и которые сильно противоречат победоносной риторике Зеленского о грабительских тарифах. Именно на них очень рассчитывают кредиторы, именно от них жаждет избавиться общество, двумя руками голосовавшее в пользу Зе.

Однако, судя по именам возможных кандидатов на пост премьер-министра, искать альтернативный вариант между дефолтом и грабительскими тарифами никто не собирается. Курсирующие в СМИ фигуры потенциальных премьеров вроде Владислава Рашкована, Александра Данилюка, Андрея Коболева или Юрия Витренко, «хороши» как на подбор с точки зрения изменений в экономической политике. Коболев или Витренко – выходцы из Нафтогаза Украины, так или иначе работавшие на повышение газовых тарифов. Данилюк – бывший глава Минфина – при Порошенко был ключевым проводником интересов МВФ. Рашкован и вовсе действующий представитель Украины в МВФ.

Подобные кандидаты явно не из той среды, чтобы внезапно поломать политику реформ, начатых в 2014 году. Напротив, они весьма приемлемы и дают четкий сигнал о том, что новые киевские руководители не хотят создавать неудобства – ни себе, ни своим главным финансовым партнерам в лице валютного фонда, Всемирного банка и ЕБРР.

Более того, 1 июля на Украине заработал рынок электроэнергии, который отдает энергетику не столько на откуп рыночным силам, сколько конкретно на откуп энергетической монополии Рината Ахметова. Главные, что нужно знать об этих изменениях – это то, что отныне государство больше не устанавливает энерготарифы, а устанавливает их рынок, а точнее тот, кто этот рынок контролирует. В этой связи заявление правой руки Зе Андрея Геруса о том, что Зеленский просто шутил о снижении тарифов в ходе своей кампании – становится логичным и понятным. Ведь, если государство не управляет тарифами, значит говорить всерьез об их снижении – невозможно.

В общем и целом, уже сегодня имеются все предпосылки к тому, чтобы развеять иллюзии о каких-либо глубоких изменениях внутренней политики Украины.

Но, очевидно, что не ради этого избиратели оказали такую поддержку Владимиру Зеленскому, вознеся его до небес. Очевидно, что, если девиация между заявленной программой нового президента и его практической деятельностью будет так стремительно нарастать, это сулит очень скорое падение поддержки со стороны населения. А учитывая масштабы этой поддержки, таким же масштабных будет и разочарование.

Добавить комментарий