Скандал с одесским Генконсульством как лакмусовая бумажка для российской дипломатии: кто виноват и что делать?

«Околодипломатический» скандал, фигурантом которого поневоле стал один из самых знаменитых узников украинского режима гражданин России Евгений Мефедов, возник не на пустом месте: предпосылки к нему формировались последние пять лет, и, по сути, стали катализатором отношения официальной Москвы к своим соотечественникам за рубежом.

В этом плане пациент, как говорится, скорее мертв, чем жив, по причине чего волна общественного негодования буквально смыла заезженные постулаты о том, что негоже поднимать подобные проблемы, чтобы не навредить имиджу России (в данном случае речь идет об имидже МИД РФ).

«Позолотить дипломатическую ручку»

После более чем пятилетки, проведенной в СИЗО, Евгений Мефедов чудом оказался на свободе, а имя этому чуду — киевский адвокат Валентин Рыбин. Политузник вышел без документов, без денег, у него на Украине нет жилья… В Генконсульстве РФ в Одессе он узнал, что для получения необходимых «доков» нужно «позолотить дипломатическую ручку». Так как денег у Мефедова при себе не оказалось, он был вынужден пойти восвояси, рассказав об этом матери своего соседа по тюремной камере Тамаре Долженковой, которая решила публично «поблагодарить» консулов за их «гостеприимство». Это произвело эффект разорвавшейся бомбы, поскольку данная проблема просилась наружу уже давно.

Мы вполне понимаем позицию представителя российского МИД Марии Захаровой, рьяно бросившейся на виртуальные баррикады с целью защитить своих опростоволосившихся коллег, протирающих штаны в кабинетах одесского Генконсульства. Понимаем, но ни в коем случае не разделяем. К слову, Мария Владимировна продемонстрировала полную некомпетентность в вопросе относительно политзаключенных граждан РФ, томящихся в украинских застенках. Скажем так: лицо отечественного МИДа «открыло для себя Америку»: оказывается, в тюрьмах Украины сидят российские граждане, и им нужно помогать!

По факту, одним из главных аргументов Марии Захаровой (которую, несомненно, ввели в заблуждение сотрудники Генконсульства, и которых, искренне надеемся, ожидают служебные зачистки) стало то, что, дескать, официальные тарифы за оформление документов обозначены в гривнах и долларах. А вот требуемые с Евгения Мефедова 80 евро — это фейк, этого не может быть, потому что этого не может быть! Признаться, нам самим стало интересно: а это точно Генконсульство России? Если да, то почему в их тарифах не фигурирует российский рубль?

К слову, одесситы, воспользовавшись случаем, вылили тонны негодования на сотрудников этого Генконсульства, и описали собственные примеры общения с дипломатами, очевидно давая понять, что те берут плату не только в евро, но и в монгольских тугриках.

«К сожалению, ситуация с Мефёдовым действительно не красит МИД РФ.
И не зря Генконсульство РФ в Одессе в городе называют филиалом Привоза, так как по хамству и наглости сотрудники консульства не уступают торговкам с рынка», — пишет одессит Андрей Рюриков.

«В Одесском консульстве РФ много раз натыкалась на некорректное отношение к обращающимся лицам. Дозвониться практически невозможно, связь плохая, стараются быстрее свернуть разговор. В общем, если бы я в такой манере отвечала по телефону, меня бы выгнали в два счета из любого учреждения, а не только из дипломатического», — одесситка Елена Потапова.

«Был в консульстве РФ в Одессе и такого хамства как там по отношению именно к русским людям не встречал нигде в мире, ну разве что на Украине. Борзо хамивший сотрудник консульства РФ был не русский и не украинец, а ашкенази, уроженец Львовской области. Такое же испытали и мои знакомые, там побывавшие», — одессит Николай Саханенко.

Оказывается, упомянутое Генконсульство в данном контексте не одиноко: неподобающим образом российские консулы ведут себя не только на Украине.

«Реально в консульства не попасть, если беда какая. В Испании запись на прием была 80 евро, и они предупреждали на своем сайте, что не факт, что они решат ваш вопрос», — пишет Елена Родригес Сиерра.

«В консульствах, к сожалению, реально равнодушные люди сидят, в частности, в Риге! Однажды подошла к сотруднице с вопросом, что указать в одной из граф в заявлении, на что получила грубый ответ, что она не справочная служба и помогать не обязана», — отмечает Anna Vorobieva.

«Как человек, который лично три раза оформлял паспорта в наших консульствах — никакой это не фейк! Отношение к соотечественникам у консульской службы в целом во всех странах — пренебрежительное. Зашлите «тайных покупателей, посетителей», сами убедитесь», — пишет Денис Коротенко.

Но вернемся к нашим «баранам», восседающим в Генконсульстве Одессы. Это — наиболее лояльные высказывания в адрес «тружеников» дипломатических полей Южной Пальмиры:

И.о. генконсула в Одессе Андрей Осьмаков опроверг информацию об инциденте с требованием денег, что стало дополнительным аргументом для защитников «дипломатического имиджа» России. Но позвольте, а что вы хотели услышать от человека, чьи подчиненные банально «спалились» на денежном вопросе? Да и оправдания «задним числом» Генконсульства, поднятого на уши в ходе скандала, не возымели успеха.

«Всё дали МИДу 150 миллионов Мефедовых»

По словам тех, кто помогал Евгению Мефедову все годы его заключения, российские дипломаты, «кучкующиеся» в Одессе, ни пальцем о палец не ударили на предмет того, чтобы принять хоть какое-то участие в судьбе гражданина своей страны. К слову, попавшего в украинское СИЗО только лишь потому, что является обладателем паспорта России. Ни моральной, ни материальной, ни юридической, ни какой бы то ни было поддержки от Генконсульства не было. И это — нонсенс. Возникает вопрос: а зачем тогда нужны эти структурные подразделения МИД РФ на Украине? Кто-нибудь может объяснить, чем они занимаются, если свои прямые обязанности, в кои, прежде всего, входит защита прав соотечественников, они напрочь игнорируют? Как насчет договориться с адвокатами, присутствовать на судах, оказывать информационную поддержку на международном уровне, вносить денежные залоги, в конце концов, хоть как-то поддерживать узника? А по освобождению не только встретить его из зала суда, но и обеспечить ему быт и безопасность? Евгений Мефедов, по логике, должен был быть на «карандаше» у Генконсульства, разве нет? У консулов обязана была быть особая папка по данному гражданину с полной информацией! Опять таки, если все вышеперечисленное не входит в зону ответственности упомянутого дипучреждения, то тогда зачем оно нужно? Зачем содержать целую армию дармоедов (а таковых «дипмиссий» на территории Украины несколько), к тому же, при фактическом отсутствии дипломатических отношений с этой страной?

«Мне, как человеку русскому, можно, конечно, помечтать, как должен действовать МИД России, гражданин которой провел в тюрьме 5 лет ни за что, за принадлежность к русскому государству. Представители консульства должны были хлебосольно встретить узника Мефедова у СИЗО, отвезти в консульство, накормить и напоить, узнать за здоровье, оплатить лечение, если таковое нужно. Узнать за планы, узнать о необходимой помощи и поддержке. А не вот это вот все, что происходит. Через призму своих розовых очков я 5 лет был уверен, что консульство и МИД следят за судьбой своего гражданина. Жаль, что представитель МИД РФ так откровенно врет. Я только узнавал, была ли оказана вся необходимая поддержка Евгению, о чем написала Мария. Ответ был: нет!», — пишет в соцсети житель Одессы Денис Васильев.

«150 миллионов Мефедовых МИД построили, кормят, дают зарплату, чтобы, оказавшись за рубежом в беде, их подержали, помогли. Вы консульство в Одессе видели? Бассейн, теннисный корт, ландшафтный дизайн! Все дали МИДу 150 миллионов Мефедовых. Требовалась только забота и участие, это ведь не сложно?», — резюмирует одессит.

«Мария, вы там передайте своим, что стыдно после всего этого пускать у себя пафосно-слезливо-непрофессиональные сюжеты о 2 мая. Я теперь поняла, почему родственники участников 2 мая так ваших телевизионщиков пугаются. С местными-то понятно. А вы… Вы — не русские, вы — предатели. Стыдно должно быть. Несмываемо стыдно», — пишет одесская журналистка Татьяна Геращенко.

«Мария, скажите, а как Мефедов, вышедший из николаевского СИЗО, попал в российское консульство в Одессе? Не стесняйтесь, расскажите, как его встретил российский консул, как помог добраться из Николаева в Одессу. Как обеспечил его жильем, питанием, вещами первой необходимости? Может, вы не в курсе, конечно, но из СИЗО люди выходят без денег. А у Жени, если Вы, опять-таки, не в курсе, в Украине нет родственников и жилья. Что же вы так скромно молчите о помощи, которую оказывали в течение пяти лет своему гражданину? Расскажите общественности по пунктам, нам же интересно об этом узнать! А потом обсудим фейки, о которых вы пишите… Как же вы далеки от народа, от русского народа… Позор…», — Юлия Дружаева из Одессы.

«Суд над Мефедовым еще не закончен и сколько времени это займет, неизвестно. Где жить, чем платить, что есть??? Первая мысль — идти к своим в консульство за помощью. Там встретят, накормят, устроят на ночлег, помогут деньгами, снимут комнату и помогут с работой… А если нет, то зачем вообще эти службы??? Чем они занимаются и на что тратят деньги, предусмотренные на эти цели??? Стыдно и больно за Россию! А ведь это моя Родина!!!», — пишет уроженка Владивостока, проживающая в Киеве, Тамара Логинова.

Вопросы риторические. И они гораздо масштабнее, чем бездеятельность отдельно взятого Генконсульства. Увы, но за последнюю пятилетку в России укоренилась целая система в отношении Украины, и отдельно взятым «опричникам», отбывающим «дипломатическую ссылку» в Одессе, есть из кого брать пример. Вернее, есть на кого равняться в своей бездеятельности.

Как кость в горле?

Не секрет, что украинская тема в призме затянувшейся гражданской войны для подавляющего большинства официальных лиц России уже как кость в горле. За все эти годы координация по украинскому вопросу сведена к нулю, а постоянно создающиеся «для понта» разрозненные структуры, как-то разного рода комитеты, организации, землячества и т.д. ограничены в своих действиях, следствием чего является абсолютно ничтожное КПД.

В 2015 году огромные надежды возлагались на Комитет спасения Украины, который тогда возглавили известные украинские политики Николай Азаров и Владимир Олейник.

«Но в условиях отсутствия реальной поддержки от официальных структур и предоставления хоть каких-то полномочий, этот Комитет стал гуманитарным органом, вместо того, чтобы стать политическим. Чтобы придать КСУ необходимый вес, нужно было сделать заметным его взаимодействие с МИД, миграционными органами, Госдумой, Советом Федерации. А этого сделать побоялись, поскольку отсутствовало понимание, куда двигаться в отношениях с Украиной. И в этом, уж точно, не вина Азарова или Олейника», — отмечает глава СППУ Лариса Шеслер.

К слову, в самом СППУ неоднократно поднимали вопрос о необходимости создания такой структуры. «А в ответ — тишина, он вчера не вернулся из боя», — гласит старая песня в такт новым реалиям. При этом основной бой за Украину можно считать проигранным. И причина тому, прежде всего,- отсутствие единого стратегического центра по украинскому вопросу.

«Проблема Евгения Мефедова, который оказался на свободе без всякой поддержки российских консульских служб, — только маленькое проявление этой проблемы. Он просто провалился в дыру, которую никто не видит на уровне МИДа. Ну да, кого в миграционных управлениях или в консульствах «парит» отсутствие денег и документов у вчерашнего узника? Не будь случай таким громким, а имя таким известным, никто вообще не обратил бы внимание — а че такого, а кто должен платить за паспорт, кроме самого неудачника? Если был бы такой центр, не стоял бы вопрос об оплате адвоката для гражданина России, который провел в застенках более 5 лет, это решалось бы автоматически на уровне указания чиновнику из МИДа. А ведь сегодня в тюрьмах продолжают томиться десятки граждан России, и консулы не торопятся оказывать им поддержку. Наличие такого центра позволило бы отслеживать судьбу каждого из них, проводить информационные компании и осуществлять помощь в виде передач для заключенных, а потом встречать их после освобождения и организовывать им поддержку для проживания и подготовки документов. Такой центр мог бы отслеживать настоящие проблемы, связанные с миграционными ловушками для ополченцев и беженцев, которые утратили в войне документы, такой центр мог бы решать вопросы взаимодействия с русскими общинами, уцелевшими на Украине, проблемы россиян в ЛДНР и проблемы переселенцев из ЛДНР, мог бы разрабатывать законопроекты и проекты решений для людей, ставших инвалидами по ранению, потерявших здоровье в тюрьмах и т.д. Но такой центр не может быть общественной структурой, перед которой любой чиновник захлопнет дверь, он должен иметь полномочия, и, соответственно, рычаги для реализации», — убеждена Лариса Шеслер.

Вот только беда в том, что все вышеперечисленное главой СППУ «не парит» тех, кто курирует украинское направление. Как, собственно, и тех, кто по роду своей профессиональной деятельности должен заниматься проблемами соотечественников. Именно поэтому Марии Захаровой невдомек, почему случай с Евгением Мефедовым стал резонансным, а ее далеко недипломатическая писанина в соцсетях породила шквал неодобрений со стороны и граждан Украины, и граждан России, и жителей ЛДНР.

В контексте того, что украинский кризис никак не хочет саморастворяться, а русские люди, проживающие на Украине (или же содержащиеся там в СИЗО) нуждаются в помощи, хотелось бы обратиться к уважаемому министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову с просьбой обратить внимание на скандальный инцидент с участием Генконсульства РФ в Одессе и представителя МИД РФ Марии Захаровой, предпринять соответствующие меры и сделать выводы, максимально оптимизировав работу Генконсульств России на Украине. И тогда дипломатический имидж России в этом направлении будет положительным.

Добавить комментарий