Внешняя политика Зеленского: продолжить дело Порошенко либо начать перезагрузку

Уход с президентского кресла Петра Порошенко дал старт нащупыванию возможностей восстановления отношений России и Европы.

С 2014 года европейские лидеры раздали Порошенко множество авансов, которые он в итоге не оправдал. Более того, Порошенко записывает себе в заслугу то, что его действия стали препятствием на пути нормализации отношений между ЕС и РФ.

Исходя из публичной риторики Порошенко, его основной задачей было не дать снять санкции с РФ, которые привязаны к Минским соглашениям. Собственно, поэтому с молчаливого согласия европейской стороны, которая подержала Евромайдан и приход к власти Порошенко, последний и саботировал выполнение Минских соглашений, осознавая, что никаких санкций из-за этого к официальному Киеву применено не будет.

Проигрыш Порошенко на президентских выборах многие европейские политики восприняли как сигнал к трансформации своей политики к Украине и России. Возврат российской делегации в ПАСЕ, изменение риторики французского президента Макрона, заявления о возможности России вернуться в G8 – все это стало возможным в том числе из-за ухода Порошенко с президентской должности.

В новых геополитических реалиях интригой остается то, как новое украинское руководство сумеет встроиться в формирующиеся тренды, когда «свободный мир» прагматизирует свою позицию по отношению к РФ и больше не готов защищать Киев в любой возможной ситуации, как это было при Порошенко. Насколько можно понять, понимание этих процессов у команды Зеленского имеется.

В новом политическом цикле внешняя политика Украины будет более прагматичной и более диверсифицированной, т.е. внимание будет уделяться не только евроатлантическому вектору. Так, в структуре нового Кабмина не будет поста вице-премьер-министра по европейской и евроатлантической интеграции (ныне эту должность занимает соратница Порошенко Иванна Климпуш-Цинцадзе), а парламентский комитет по вопросам европейской интеграции будет наименьшим по численности среди других комитетов (всего 7 человек), что уже вызвало недовольство у Порошенко и его окружения. Не исключено, что будет реорганизована структура МИД, где вместо ныне функционирующих двух европейских департаментов могут оставить лишь один.

Показательным в плане коррекции однобокой прозападной внешней политики Украины стал визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, ставшего первым зарубежным лидером, коего принял у себя Зеленский. Помимо вопросов экономического сотрудничества и функционирования «безвиза» между странами, наверняка затрагивался вопрос содействия Израиля в диалоге между Киевом и Москвой, учитывая хорошие отношения Нетаньяху одновременно как с украинской, так и с российской стороной.

Вообще, с высокой долей вероятности, можно утверждать, что на международной арене в течение ближайшего полугода Зеленский будет, что называется, нарасхват. Ключевые причины две – желание международных игроков завершить конфликт на Донбассе, погасив тем самым изрядную долю напряжения в международных отношениях, а также предстоящие президентские выборы в США, в которых намерен участвовать Джо Байден, курировавший Украину в 2014-2016 годах и оставивший множество «темных пятен» на подведомственной ему территории. С внешнеполитической точки зрения, для команды Зеленского вырисовывается три ключевых интриги ближайших месяцев.

Во-первых, Зеленский намерен провести саммит Нормандского формата, хотя пока нет никакой ясности по поводу даты и повестки встречи. От встречи в Нормандском формате пока что уклоняется официальная Москва, высказавшаяся о том, что проводить встречу ради встречи без конкретных результатов, как это было при Порошенко, не намерена. По этой же причине затягивается встреча Волкера и Суркова. Вероятно, ситуация с саммитом Нормандской четверки прояснится после обмена пленными и удерживаемыми лицами в треугольнике Киев-Москва-Донбасс, а также после того, как новый созыв Верховной Рады хотя бы в первом чтении примет часть законов, необходимых для имплементации Минских соглашений.

У Зеленского, чья партия обладает единоличным большинством в парламенте IХ созыва, уже не будет возможности ссылаться на отсутствие политического ресурса для принятия соответствующих законов, как это делал Порошенко. «Единая Европа», созданная после Второй мировой войны, на принципах примирения и децентрализации, все меньше воспринимает аргументы относительно того, почему нельзя давать спецстатус Донбассу и объявлять амнистию. Потому, если в сжатые сроки Радой не будет принят «минский» пакет законов, благожелательное отношение Европы к Зеленскому может смениться на глухое недовольство, которое перетечет в политико-дипломатическое давление и активизацию контактов с РФ в обход Украины.

Что касается вопроса расширения Нормандского формата за счет Великобритании и США, на чем делал акцент Зеленский еще в ходе предвыборной кампании, то такое развитие событий в обозримой перспективе исключено. США традиционно любят находиться «над схваткой» в роли модератора, не принимая на себя дополнительные обязательства, а Великобритания целиком поглощена Brexit. К тому же негативно к идее расширения Нормандского формата относятся Германия и Франция.

Во-вторых, одной из ключевых задач украинской дипломатии является организация полноценной встречи Зеленского и Трампа. Теоретически лидеры государств вскоре могут пересечься в Польше по случаю годовщины начала Второй мировой войны, однако никакие серьезные вопросы в таком формате не обсуждаются.

Пока что, насколько можно понять, Зеленский дистанцируется от внутриамериканских дрязг, не желая вмешиваться в избирательный процесс, как это произошло в 2016 году, когда украинский политический класс поставил на Хиллари Клинтон. Возможно, от Зеленского будут требовать компромат на Байдена, но опыт 2016 года должен стать уроком для украинских «верхов».

В то же время ужесточение политической борьбы в США в течение ближайшего года приведет к ослаблению контроля Вашингтона над периферийными зонами влияния, потому у Зеленского появится шанс расширить пространство суверенных решений, принимаемых внутри Украины. Как минимум, можно прекратить практику покупки у США продукции втридорога с целью заполучения политической лояльности. Тем более Порошенко это все равно не помогло, да и Трамп не факт, что сохранит кресло президента в 2020 году.

В-третьих, страны-соседи Украины, с которыми подпортил отношения Порошенко (Венгрия, Румыния, Польша, Молдова), наверняка активизируют контакты с Киевом и предпримут попытку перезагрузить двусторонние отношения.

В частности, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан не скрывал того, что не может найти компромиссы с Порошенко. Орбан за несколько месяцев до выборов президента Украины выражал надежду относительно того, что ему получится найти общий язык уже с новым руководством Украины. Камнем преткновения является украинский закон «Об образовании», коррекции которого ожидают соседи Украины. Учитывая утрату позиций наиболее радикальной фракции украинского политического класса, для законодательных изменений действительно приоткрылось окно возможностей.

Смена президента Украины позитивно повлияло на украинское информационное поле. К примеру, практически незамеченным украинскими СМИ остался визит Шойгу в Молдавию к президенту Додону, хотя при Порошенко эта тема не сходила бы с первых полос, а военные эксперты нагнетали бы панику относительно возможности агрессии со стороны Приднестровья. Следовательно, для встречи Зеленского и Додона, о желании провести которую высказался молдавский президент в честь Дня независимости Украины, создается относительно благоприятный фон. При этом Додон даже высказался о поддержке территориальной целостности Украины в международно признанных границах, хотя ранее позиция Додона по поводу Крыма была неоднозначной. В этой связи примечательно, что Порошенко в ходе своей каденции так ни разу и не встретился с Додоном, выдвигая условие публичного признания молдавским президентом Крыма частью Украины и осуждение России в качестве агрессора. В сущности, с отстранением от власти Плахотнюка в Молдове и уходом его бизнес-партнера Порошенко появляется возможность разрубить множество противоречий в молдавско-украинских отношениях, накопленных за последние годы в ущерб двум странам.

В целом, во внешней политике у Зеленского имеется два пути. Первый – продолжать дело Порошенко, исторически тупиковое и бесперспективное, но позволяющее обезопасить себя от агрессивного меньшинства. Второй – попытаться встроиться в меняющиеся тренды на Европейском континенте, запустив процесс выполнения «Минска-2» и перезагрузки отношений с соседними странами, пускай это будет сопровождаться внутриполитической фронды. Какой из этих путей выберет Зеленский – станет понятно уже совсем скоро.

Добавить комментарий