Алекс Гончарук – новый капитан для старых реформ?

Итак, в Киеве официально утверждено правительство, которое должно стать верной опорой курса Владимира Зеленского. Кресло премьер-министра Украины, как и предполагали эксперты, занял – Алексей Гончарук – крепкий рыночник и исполнительный технократ, далекий от политических интриг. Что это сулит украинской экономике и чем Гончарук отличается, а чем похож на двух своих предшественников?

Фигура Гончарука в последние месяцы была в «шорт-листе» кандидатур на должность премьера. Неспроста руководитель Офиса президента Украины по экономическим вопросам сопровождал Зеленского в многочисленных поездках по украинским областям, а также успел побывать с президентом в Турции – в одной из главных экономических стран-партнеров Украины. Широкую ротацию в СМИ получили и многочисленные интервью будущего премьера, где он изложил свое видение экономического курса.

И в разделе экономической политики, о деталях которой многое не договаривал и отшучивался Владимир Зеленский, все пробелы были заполнены комментариями Алексея Гончарука. Будущий глава правительства за последние месяцы успел более чем популярно изложить основные пункты своей программы. Самое парадоксальное заключается в том, что в ней нет ничего нового. Краеугольным камнем премьерства Гончарука станет отмена моратория на продажу сельскохозяйственных земель, масштабная приватизация госбанков и других государственных активов. А Международный валютный фонд, по словам Гончарука, будет стратегическим партнером Украины.

Все эти «августовские» тезисы Гончарука – не явили миру откровений, не говоря о том, что попросту вредны для страны. Весь этот набор радикальных инициатив был в повестке правительства Петра Порошенко и успел набить оскомину. Но возникает вопрос: если все реформы старые, зачем потребовались новые лица для их воплощения?

В арсенале кандидатов в премьеры были куда более опытные проводники неолиберальных реформ, вроде бывшего главы Минфина Александра Данилюка, который имеет богатый опыт аппаратной работы и был «доверенным лицом» МВФ в украинском правительстве. Или почему не вернуть в строй Арсения Яценюка, который в 2014 году назвал себя «камикадзе» и бросился реализовывать непопулярные меры, включая приватизацию и земельную реформу. Наконец, чем был плох Владимир Гройсман, который провел пенсионную реформу, внедрил систему электронного декларирования доходов и осуществил несколько этапов повышения тарифов. Куда до таких высот новичку Гончаруку? Но проблема этих маститых кадров в том, что на высоких должностях они начинают вести свою игру, зачастую спутывая карты своим протеже и занимаясь реформами по остаточному принципу. Петр Порошенко, провозглашая «тот самый» перечень экономических реформ, вместо его реализации развернул целую систему неформальных отношений, которые превратили Украину в его персональное феодальное княжество, но никак не в аналог зареформированной ручной прибалтийской республики.

Земельная реформа, объявленная после майдана как приоритет новой экономической политики, сразу же блокировалась вмешательством Порошенко. Однако не потому, что лидеру вдруг «за державу обидно стало», а по той причине, что Петр Алексеевич хорошо знал, как зарабатывать на земельной госмонополии. Имея безграничный административный ресурс, он помогал аграрным олигархам получить под свой контроль самые лучшие украинские земли. Например, холдинг «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка при поддержке «свыше» контролировал посевные площади в 370 тысяч гектаров. Компания UkrLandFarming приятеля Порошенко Олега Бахматюка и вовсе стала крупнейшим латифундистом, имея в распоряжении 654 тысяч гектаров земель. И, конечно же, Порошенко не забыл одарить землей свою компанию «Агропродинвест» — один из лидеров Украины по производству сахара. Все это было бы невозможно отмени Порошенко земельный мораторий.

Такие же дела закручивали «реформаторы» и в прочих сферах. Налоговую реформу несколько тормозило то обстоятельство, что ее возглавлял человек президента Роман Насиров. Благодаря своей компетенции он имел возможность влиять на распределение возвратов по НДС для крупного бизнеса – кому-то больше, а кому-то меньше. И, понятно, решались такие вопросы не даром. Схожие схемы плелись и на таможне, за которой присматривал земляк президента Владимир Гройсман: контрабанда товаров и вывоз карпатского леса были к услугам главного феодала. Кстати, как и в случае с землей, Порошенко не отдавал европейцам украинский лес, потому что за его вырубкой присматривала семья Юрия Луценко. А личный финансист Порошенко с 2006 года – Валерия Гонтарева, ныне проживающая в Лондоне, – помогала разворовывать кредиты рефинансирования будучи главой Национального банка. А еще схема «Роттердам+», коррупция в оборонке и прочее. И все это делали бывалые аппаратчики под покровительством Петра Порошенко.

Вся эта бригада вызывала большое раздражение у западных партнеров. Причем почти с первых дней. Еще в конце 2015 года вице-президент США Джо Байден выступил в Верховной раде с разгромной речью, обвинив украинскую элиту в ужасной дисциплине и саботаже реформ. Гнев Байдена был праведным, ведь чертовы комбинаторы с Банковой не позволили даже его сыну, Хантеру Байдену, нормально развернуть в Украине газовый бизнес.

Именно с подобной несправедливостью должна покончить новая политическая смена, состоящая из наивных младореформаторов. Ведь они (пока) еще понятия не имеют как выстраивать схемы, с помощью которых можно вывести из страны в офшоры несколько миллиардов долларов. И это замечательно, потому что западные партнеры Украины сами хотят окучивать эти средства. Сколько долларов было вложено в майдан и «развитие демократических институтов» — поры бы им начать окупаться.

Однако здесь напрашивается вопрос: а вдруг независимые от коррупционных амбиций Гончарук и его министры окажутся склонны к вольнодумству и посчитают, что некоторые реформы нанесут вред родной стране? Этот аспект тоже продуман. Алекс Гончарук в идейном плане ягода примерно того же поля, что и его старшие товарищи. Главное, что можно выделить в биографии премьера это история о том, как несколько лет назад бывший министр экономики Украины литовец Айварас Абрамовичюс помог Гончаруку основать негосударственный аналитический центр «Офис эффективного регулирования BRDO», а самое главное – получить под него финансирование за счет средств Европейского Союза и Канады. Официальная цель работы центра — ускорить реформирование органов государственной власти.

И с этих позиций новый премьер собирается начать с правильной инициативы – с распродажи государственных банков. Тогда западный капитал сможет наконец-то нормально обосноваться в стране и начнет заходить во все интересующие его сферы. К этому моменту Алексей Гончарук и его команда должны приступить к приватизации и земельной реформе, чтобы было во что вложиться.

Но возможно ли, что исполнительные технократы, не умеющие выстраивать умопомрачительные коррупционные схемы, — это не так плохо для Украины?

Конечно, градус коррупции может быть несколько сбит. И это единственный плюс. Но украинцы ощутят его весьма слабо, или не ощутят вовсе. Команда реформаторов неизбежно продолжит выравнивание украинского тарифа с европейским уровнем, а социальной сфере будет нанесен еще один удар. Так потребует «стратегический партнер» МВФ и это спровоцирует еще один виток обнищания граждан. Остальное сделает ликвидация оставшихся барьеров на пути иностранного капитала – местное производство будет вытесняться, пока самые выгодные сферы вроде энергетики не окажутся под контролем «детей Байдена», а наименее выгодные, вроде автопрома или авиастроения – не канут в Лету, выталкивая на унизительные заработки в Европу еще несколько миллионов украинцев.

Впрочем, это пока лишь возможный сценарий. Но Владимир Зеленский и его новая команда приближаются к нему семимильными шагами.

  • Источник

Добавить комментарий