Трамп активизируется на украинском направлении во имя переизбрания. Что ожидать Киеву?

В США де-факто стартовала предвыборная президентская кампания, которая в течение ближайшего года станет одним из важнейших факторов мировой политики. При этом уже вторую подряд президентскую кампанию в США особое место в предвыборных раскладах принадлежит Украине.

Например, Джо Байден, экс-вице-президент США, курировавший постмайданное правительство Украины в 2014-2016 годах, на слушаниях в Совете по международным отношениям пообещал сделать Украину приоритетом внешней политики в случае своей победы на президентских выборах в 2020 году. Помимо того, чтобы перетянуть на свою сторону симпатии политически активной и медийно шумной украинской диаспоры (так же поступала и Хиллари Клинтон в 2016 году), Байден сигнализирует официальному Киеву о том, что в обмен на невыдачу компромата, связанного с работой его сына в совете директоров украинской газодобывающей компании Burisma и давлением на высшее политическое руководство Украины в вопросах кадровых назначений в Генпрокуратуре, готов более активно вовлекать США в украинскую проблематику.

Активизировался на украинском направлении и Дональд Трамп. Притом Трамп склонен ужесточать свою позицию по отношению к официальному Киеву, поднимая ставки в будущем переговорном процессе с президентом Зеленским. То, как действует Трамп в последнее время по отношению к Киеву вполне подходит под определение «принуждение страны к конкретной роли». Грубое и нахрапистое принуждение – Трамп никогда не отличался утонченной манерой дипломатической игры, предпочитая «лобовую» тактику. Факты говорят сами за себя.

Во-первых, Трамп озаботился военной помощью Украине, которая оценивается в 250 млн долларов, приняв решение «заморозить» ее на неопределенный срок. Формальная причина выглядит вполне аполитично: президент хочет убедиться, что средства используются рационально.

Примечательно, что 45-й президент США обратил внимание на военную помощь Украине именно в тот момент, когда украинская дипломатия работает над организацией встречи Зеленского с Трампа. Полноценной двусторонней встречи, а не просто рукопожатия в Польше на мероприятиях по случаю годовщины начала Второй мировой войны (по последней информации, Трамп в Польшу не поедет из-за урагана в штате Флорида, но на момент принятия решения об аудите военной помощи Украине планировалось, что президент США пересечется-таки с украинским визави).

Во-вторых, Вашингтон в лице посетившего Украину советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона принуждает Киев к отказу от сделки с китайской стороной по запорожскому предприятию «Мотор Сич», которое специализируется на производстве и обслуживании вертолетных двигателей. Трамп еще в ходе предвыборной кампании в 2016 году заявлял, что одна из его внешнеполитических целей – «сдерживать» Китай, а также выражал готовность противостоять КНР на всех возможных геополитических досках.

Киев оказывается в тяжелом положении: с одной стороны, китайские инвестиции и дальнейшее сотрудничество с Пекином для Украины очень важны, а, с другой, выстроенная в предыдущие годы система лояльности Штатам не позволяет отказать Вашингтону. В то же время итоги выборов президента США в 2020 году предсказать по состоянию на сегодняшний день невозможно. В частности, Байден и ориентированное на него крыло Демпартии куда меньше уделяют внимание «китайскому вопросу», и администрация Байдена едва давила бы на Киев в вопросе коммерческой сделки с китайской стороной. Тем более промышленный шпионаж и скупку китайской стороной технической документации украинских предприятий никто не отменял, но зато с медийной точки зрения именно Трампу важно обыграть тезис об очередном раунде успешного противостояния Китаю.

В-третьих, Трамп высказывается о необходимости пересмотра глобального сотрудничества в сфере безопасности и возврата России в формат «Большой семерки / восьмерки». В Киеве такие заявления воспринимают крайне нервно, трактуя их в качестве готовности западных игроков, в которых за последние годы несколько разочаровались украинские элиты, выстраивать диалог с РФ и идти на договоренности с Москвой в обход Украины, вынося за скобки украинскую проблематику.

Не самым вдохновляющим фактором для Киева является то, что риторику Трампа о возможности восстановления отношений с РФ воспроизводят и европейские политики (Эммануэль Макрон, глава МИД Германии Хайко Маас). Прежняя картинка, созданная властью Порошенко, о том, что международное сообщество горой стоит за Украину и будет максимально жестко принуждать Россию к уступкам, рассыпается. Собственно лозунг Порошенко «ничего об Украине без Украины» и без того выглядел откровенно наивно для тех, кто хотя бы отдаленно понимает принципы действия скрытых механизмов большой политики, а в нынешних реалиях сей принцип может подвергнуться окончательной эрозии. В действительности вырисовывается пестрая картина различных геополитических интересов, и влиятельные западные игроки демонстрируют желание прагматизировать отношения с Москвой.

Сам же Трамп считает, что Зеленский и Путин смогут заключить сделку по Донбассу, что опять-таки не вписывается в сформированный при Порошенко дискурс, согласно которому никаких договоренностей с агрессором быть не может, а может быть лишь жесткое международное давление на агрессора.

Что же интересует Трампа по Украине? Вероятно, два ключевых аспекта. Во-первых, разрядка отношений с РФ, где камнем преткновения является конфликт в Донбассе. Деэскалация конфликта в Донбассе и прогресс в его политическом урегулировании предоставит возможность Трампу сделать Россию партнером по многим другим интересующим Вашингтон вопросам – отношениям с Ираном и странам ближневосточного региона, КНДР, Китаем, что позволит выжать дополнительные бонусы на внутренней арене накануне президентских выборов-2020.

Примечательно, что свою риторику изменил спецпредставитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер, ранее придерживавшийся «ястребиных» позиций. Волкер дал напутствие депутатам нового созыва Верховной Рады, заявив о том, что парламентариям следует «обновить некоторые законы по реализации Минских договоренностей». Если раньше, по мнению Волкера, следующие шаги для мирного урегулирования конфликта должна была предпринимать Москва, то теперь выясняется, что «именно украинская сторона должна вести этот процесс».

Во-вторых, команду Трампа интересует открытие завесы тайны над фактами трудовой биографии Джо Байдена, когда он курировал Украину. Еще в июне личный адвокат Трампа Рудольф Джулиани заявил следующее: «Новый президент Украины по-прежнему молчит о расследовании вмешательства Украины в выборы в 2016 году и вероятного подкупа Байдена Порошенко. Время показать свое лидерство и расследовать оба дела, если вы хотите очистить Украину от того, что наделали люди Клинтон и Обамы». Затем в телефонном разговоре между Трампом и Зеленским намекнул на завершение «расследования коррупционных дел, которые сдерживали взаимодействие Украины и США». А совсем недавно, по данным The New York Times, Джулиани встречался с помощником президента Зеленского Андреем Ермаком и требовал «просто расследовать эти чертовы вещи». Пока что Зеленский и его команда дистанцируется от «разборок» политических тяжеловесов в США, но Трамп и его окружение дают понять, что долго так продолжаться не может и фактически требуют занять четкую позицию по грядущим американским выборам.

Администрация Трампа в отношении Киева обозначает как жесткие «кнуты», так и ряд «пряников». Среди «кнутов» – уменьшение различных форматов поддержки Украины («заморозка» военной помощи весьма показательна) и куда более «пророссийская» позиция на геополитической арене. «Пряниками» в свою очередь могут выступить, например, более активное вовлечение США в Нормандский формат, на чем акцентирует Зеленский, и снятие пошлин с продукции украинских металлургов («Укрметаллургпром» передал письмо с соответствующей просьбой Зеленскому, рассчитывая, что президент Украины затронет этот вопрос на встрече с Трампом).

В общем, для Украины наступают новые геополитические времена, контуры которых уже в целом обозначены. Перед Зеленским и в целом новым украинским руководством стоит непростая задача выработать те направления собственной политики, которые бы не шли вразрез с текущей геополитической повесткой и позволили бы эффективно реагировать на актуальные для страны вызовы.

Добавить комментарий