Политзаключенный Денис Шатунов: «ЛНР не сможет самостоятельно справиться в коронавирусом»

Одесский политзаключенный Денис Шатунов, обменянный в Луганскую Народную Республику перед Новым годом, рассказал об обстановке в Луганске в связи с пандемией коронавируса и о своей жизни после выхода из больницы.

— Денис, когда вы прошли все проверки спецслужб и оказались уже окончательно на свободе?

— 25 января нас выпустили из больницы, но там еще осталось 7 человек, которые были обменяны вместе с нами. Они до сих пор находятся в стадии проверки.

— Почему их не отпустили?

— Никто не знает и никто ничего не говорит по этому поводу. Мы пытались узнать в чем дело, все же «товарищи по несчастью», но одни службы спихивают на других, другие – на третьих и внятного ответа нам никто не дает.

— Быть может, их подозревают в шпионаже на Украину?

— Нереально выяснить на данный момент этот вопрос. Но, думаю, нет. Всех уже давно проверили и, скорее всего, это какие-то личные недопонимания между ребятами и чиновниками. Всего в больнице осталось семь человек, среди них и военнопленные, и политические.

— Похожая ситуация была с вашим земляком Сергеем Долженковым, которого выпустили из больницы, но не из ДНР.

— Да. Но у нас в ЛНР с выездом всё порядке, здесь в разы проще, чем в ДНР. Может ехать практически куда угодно и когда. Ну не совсем куда, конечно, только в Россию, например, в Грузию я выехать не могу. У меня есть загранпаспорт украинский, но на днях выяснилось, что не было юридической очистки.

— Как это? Данное условие было ключевым условием при обсуждении обмена.

— Да. Стороны в Минске договорились о юридической очистке. Владимир Зеленский об этой договоренности говорил еще на встрече с Нормандской четверкой. Украина в Минске подписала документы о готовности провести юридическую очистку лиц, которые будут обменяны в ЛДНР, помните, националисты еще устраивали всяческие пикеты, выступая против этого. Но по сути – ничего сделано не было.

Справка о том, что меня освободили, что я политический заключенный – у меня есть. Есть номер приказа о помиловании, однако самого приказа – нет. Его никто не может найти, он должен висеть в Интернете в официальных источниках. То есть, на словах меня помиловали, но никто не удосужился закрепить это на официальном уровне и внести в реестр. Мои знакомые искали приказ, но по мне, так как я уже был осужден, высвечивается только одна информация, номер статьи 115 ч.2 УК Украины (умышленное убийство), по которой меня приговорили.

— Но получается в таком случае, что вас незаконно отпустили на обмен.

— Да. Нарушили закон люди, которые меня отпустили. До Артемовска (в украинской версии: Бахмут) я находился под конвоем, в артемовском СИЗО я был под конвоем, меня привезли в Майорск на обмен под конвоем и конвой меня передал ЛНР. Всё это на глазах у высокопоставленных чиновников и камер журналистов.

У моего знакомого, который также был обменян, тогда ему изменили меру пресечения на личное обязательство, 2 февраля был назначен суд. К его теще пришли домой, чтобы найти его и сказали, что объявили в розыск, так как он не явился на заседание. Насколько я понимаю, он сразу после выхода из больницы в Республике, должен был вернуться на Украину как законопослушный гражданин и опять доказывать свою невиновность. Но это противоречит всем договоренностям, принятым в Минске перед обменом!

Сейчас я здесь немного разберусь в финансовом плане и буду поднимать вопрос вместе со своими адвокатами, куда же исчезло мое помилование.

— Скажите, пожалуйста, на что вы живете? Нашли ли работу, квартиру?

— Первое время помогали друзья-одесситы, которые тут находятся уже не первый год. Никто нам просто так тут ничего не даст, и никто не обязан нам ничего давать. У меня такая позиция: нам, политзаключенным из разных городов Украины, ЛНР ничем не обязана, спасибо, что приютили. А вот военнопленным ребятам, которые сидели с 2014-2015 годов, добровольцам, Республика должна была бы помочь. Увы, пока не могу поделиться историями компенсаций.

Что же касается меня, то я, честно говоря, занялся совершенно непривычным для себя делом. Раньше я был телохранителем, сейчас стал понемногу писать статьи, не на украинские, естественно, ресурсы, социальными сетями занимаюсь, пробую себя в сфере СММ и медиаконсалтинга. Не сочтите за наглость, но пользуясь страницами вашего многоуважаемого ресурса, хочу заявить, что открыт для предложений, а с примерами работ мы можете ознакомиться на моей странице в «Фейсбуке».

Другие ребята ищут подработки, шабашки, начиная от стройки, заканчивая подметанием улиц, так как на постоянную работу довольно тяжело устроиться. В ту же армию – без документов не устроишься.

— Вы еще не получили республиканские документы?

— Нет, еще делаются.

— Получается вы уже 2 месяца, после выхода из больницы, находитесь в воюющем государстве без документов.

— С украинским паспортом. Но опять же, у нас всё гораздо проще, чем у ребят в Донецке. Паспорта наши уже делаются, мы получим их со дня на день. Но, думаю, из-за коронавируса этот процесс может затянуться.

— Говоря о коронавирусе. В Луганске наблюдается паника подобная украинской?

— Массовой паники, включая закупку продуктов, я не видел. На днях был в больнице, там всё постоянно обрабатывается в целях профилактики, чаще, чем было раньше. Можно сказать, меры принимаются, но без фанатизма и истерии.

— Есть ли какая-то информация о зараженных в ЛНР?

— Ни официальной информации, ни по «сарафанному радио» — нет. После закрытия границ с Украиной и Россией Республика оказалась запертой. Когда я лежал в больнице, узнал, что врачей действительно не хватает и, если начнется эпидемия, работать практически некому. ЛНР – молодая и всё еще развивающаяся республика и самостоятельно вряд ли сможет побороть распространение заболевания, но я уверен ей помогут. Италии же помогают.

— Как одессит, как вы оцениваете меры, принимаемые в вашем родном городе, для борьбы с распространением заболевания?

— С одной стороны – положительно. Мы видим, что Китай, урезав всевозможные права своего населения, уже купировал проблему, за последние дни в КНР – ни одного заболевшего. С другой стороны – на днях друзья из Одессы рассказывали, как народ передвигается на маршрутках, ведь запрещено возить более 10 пассажиров. Так вот, маршруточники набирают полный автобус людей, едут, к примеру, в сторону рынка «7 километр», неподалеку от блокпоста высаживают «лишних» пассажиров, пересекают блокпост и возвращаются за ожидающими.

Меры же, которые принял Киев, ради поддержания бизнеса и вовсе вызывают истерический смех. Почему в Европе подобные мероприятия действительно помогут бизнесменам переждать непростой период, а у нас все делается через одно место и ради отдельных личностей, фамилии которых давно всем известны?

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий