В СИЗО Харькова по надуманному обвинению третий год удерживают 65-летнего россиянина Николая Зверева

Третий год в СИЗО №27 Харькова по фальшивому обвинению, сфабрикованному Балаклейским районным отделом полиции Харьковской области, содержится 65-летний гражданин Российской Федерации Николай Зверев.

Он обвиняется в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст. 348 УК Украины, а именно «преступления против авторитета органов государственной власти, органов местного самоуправления, объединений граждан и преступления против журналистов; посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащего». Номер его уголовного производства в ЕРДР: 12018220190000494, номер судебного производства: 1 кп /635/706/2020. Об этом стало известно от экс-политзаключённого карательной системы Украины, харьковского учёного Мехти Логунова, обменянного в ЛНР в декабре прошлого года.

Николай Зверев был задержан патрульным нарядом полиции 15 мая 2018 года около 21.45 часов. В состав наряда входили полицейские Балаклейского ОП ГУНП в Харьковской области: Меркулов, Караченцев, Слонь и Жувак. При задержании Николая Владимировича жестоко избили, а затем доставили в Балаклейский райотдел полиции, где его приковали наручниками к батарее отопления и в течение суток зверски избивали кулаками, ногами, палками, требуя от него признания в совершении преступления, которого Николай Зверев не совершал. При этом в случае непризнания вины ему угрожали расстрелом. Так продолжалось несколько суток, но, несмотря на тяжкие повреждения наружных и внутренних органов, медицинская помощь незаконно задержанному пенсионеру не оказывалась. Когда Николая Зверева перевели в харьковское СИЗО №27, там его приняли без освидетельствования состояния медицинским работником.

Мехти Логунов обратился с открытым письмом-заявлением к нынешнему президенту Украины Владимиру Зеленскому, где описал все подробности ареста и пыток, применённые в отношении Николая Зверева.

«Такой факт: когда Николай Зверев был помещён в камеру и разделся, то арестанты увидели, что его спина — сплошной синяк и кровоподтёк. В дальнейшем, когда его всё-таки освидетельствовали, было установлено, что имеются многочисленные повреждения на руках и ногах, а также повреждения внутренних органов. Основная причина задержания и жестоких пыток была в вымогательстве у Николая Зверева денег, а также завладении его охотничьим ружьём, которое является редким и ценным оружием. Около 17 лет он работал вахтовым методом на Крайнем Севере, в Заполярье, где зарабатывал большие деньги. Один из сотрудников Балаклейского райотдела полиции напрямую заявил его дочери, мол, отдайте 30 тысяч долларов, и отец будет дома. Такая вот полиция на Украине!», — отмечает Мехти Логунов в публичном письме Владимиру Зеленскому.

В течение двух лет Николай Зверев подвергался изощрённым издевательствам следователей, прокурора Фурманова Е. В., судей Назаренко А. В. и Савченко Д. Н. Много раз пожилого человека доставляли на судебные заседания, много часов удерживая в холодном и сыром подвале суда. Затем приводили в зал заседаний, где председательствующий судья Назаренко А. В. цинично объявлял, что слушание по делу Николая Зверева не состоится, так как потерпевшие (а это полицейские Меркулов Д. А., Караченцев М. Л., Слонь П. В. и Жувак Д. О.) не явились в суд! А когда «потерпевшие» всё же являлись в суд, то неизменно путались в своих показаниях. Несмотря ни на что, Николай Зверев не признал себя виновным в предъявленном ему обвинении.

«Все «пострадавшие» полицейские в своих показаниях говорят одно: «не видел, а опознал его по голосу», хотя криминалистическая экспертиза звукозаписей (фоноскопическая экспертиза) голоса Николая Зверева, то есть, идентификация его личности по голосу и речи, не проводилась. Каждый из «потерпевших» полицейских, давая показания в суде, говорит, что «в тот момент не видел непосредственно обвиняемого и не видел оружия», но заявляют, что в суде узнают обвиняемого по голосу, как лицо, совершившее выстрел и угрожавшее жизни «пострадавших»», — отмечает Мехти Логунов.

Из показаний в суде: «… Пострадавший полицейский Караченцев М. Л. понял, что его жизни и жизни других лиц грозит опасность, поскольку у Зверева Н. А. при себе было ружье, и он мог осуществить ещё выстрелы, поскольку в ружье было два заряда, а на тот момент осуществлён был только один выстрел».

При этом смывы с рук, лица и одежды Николая Зверева не обнаружили никаких следов пороховых газов. Экспертиза ружья, из которого он якобы стрелял в полицейских, также не обнаружила следов выстрелов.

«Приговор гражданину России Звереву Николаю Владимировичу есть фальсификация обвинения с целью вымогательства у обвиняемого денежных средств, то есть, коррупция. И приговор этот является расправой с пожилым человеком, гражданином Российской Федерации. Господин президент Владимир Зеленский! Освободите старого невиновного человека!», — резюмирует экс-политзаключённый.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий