Польша разделилась. Бывшие регионы Российской империи за Дуду, Германской и Австро-Венгерской за Тшасковского

Польша разделилась пополам. Восток отдал свои голоса за правого консерватора Анджея Дуду, Запад — за либерала Рафала Тшасковского. Дуду называют адептом «исторических войн» с Россией и одним из главных критиков Кремля. Таким образом его национал-консервативная партия «Право и справедливость» сохранила свою монополию на власть.

Интересно, что Польша разделена и по возрастному признаку. За Дуду голосуют в основном люди старшего поколения, среди которых куда больше развита русофобия, чем среди молодежи, которой мало интересны исторические споры и взаимные обиды.

Однако это поколение также неприязненно настроено и к украинскому национализму. Еще при президенте Порошенко поляки официально предупредили Украину, что «с Бандерой она в Европу не войдет» — в ПиС собрались люди в этом смысле принципиальные и крайне чувствительные к украинскому шароварному национализму.

Между первым и вторым туром должны были пройти дебаты кандидатов, однако они не смогли договориться о совместном участии, поэтому отвечали на вопросы в разных студиях: президент Дуда на национальном телевидении, мэр Тшасковский на частном телеканале. За две недели соперники не стали менять основные тезисы своих кампаний. Проевропейский Тшасковский после первого тура предложил полякам выбирать между «открытой Польшей» и той, что «ищет врагов». Себя он называет кандидатом перемен, которых хочет 58% общества (столько получил в первом туре он и другие оппозиционные кандидаты).
Дуда же сконцентрировался на консервативном электорате, и даже слегка поправел, взяв на вооружение антимигрантские лозунги правой партии «Конфедерация», требующей выхода Польши из ЕС и добавил критику ЛГБТ.

Как известно, «Конфедерация» крайне негативно относится не только к тому, что Евросоюз приглашает мигрантов из Азии, но и недовольна большим количество украинцев.

Как можно заметить, чем ближе к украинской границе, тем консервативней электорат. Однако перевес все равно получился минимальным.

По результатам опросов на выходе с избирательных участков, во втором туре выборов президента действующий глава государства Анджей Дуда получил 50,4% голосов, а действующий мэр Варшавы Рафал Тшасковский — 49,6%. Явка составила 68,9%, то есть, даже больше, чем в первом туре 28 июня, когда был побит рекорд 1989 года.

Несмотря на то, что выборы должны были состояться 10 мая, но из-за коронавируса были перенесены на более поздний срок, обоим кандидатам удалось мобилизовать свой электорат, порядком уставший от бесконечной избирательной кампании. В случае с Дудой поляки голосовали за сохранение статус-кво, а вот высокий процент доверия Тшасковскому — это во многом результат недовольства политикой правящей партии.

Полномочия президента в Польше весьма ограничены. Например, он обладает правом вето на принимаемые парламентом законы, но его сопротивление можно обойти, набрав две трети голосов. Он назначает послов в зарубежные страны, но отчитываются они перед правительством, сформированным правящей партией. В случае, когда и президент является выходцем из этой партии, его существование становится практически незаметным. Он, как это было с Анджеем Дудой, выдвинутым партией «Право и Справедливость», тихо подписывает все законы, которые принимает Сейм, большинство в котором с 2015 года у той же партии. Другое дело, если президент представляет оппозицию. Такой была ситуация, когда в 2007 году парламентские выборы выиграла оппозиционная «Гражданская платформа», а главой государства был основатель ПиС Лех Качинский.

По мнению интернет-газеты «Взгляд», для России Дуда куда более приемлемый вариант. Да, он наш враг, но этот враг вносит раскол и рознь в евросоюзовский лагерь, расшатывая его политический фундамент. России всегда было удобнее реализовывать свои интересы через национальные правительства тех или иных членов ЕС, чем через евросоюзовскую бюрократию с ее «едиными стандартами», «цивилизационной солидарностью» и «практикой санкционного сдерживания». Поэтому среди российских «лидеров мнений» и принято болеть за разного рода евроскептиков типа Марин Ле Пен, а Дуда нам пускай и не друг, но — тот самый евроскептик.

Если бы президентом Польши избрался соперник Дуды — мэр Варшавы Рафал Тшасковский, на киевском, берлинском и брюссельском направлении внешней политики поляков резко потеплело, а Евросоюз избавился бы от существенной части внутренних противоречий. Для польских либералов вопросы исторических обид гораздо менее значимы, а это значит, что тому самому «Бандере» фактически дали бы «зеленый свет»: Варшава превратилась бы в лоббиста интеграции Украины в ЕС под соусом типа «нужно думать о будущем, а не о прошлом».

Но тот же самый отказ от обид 80-летней давности не повлиял бы на отношения с Россией приблизительно никак, просто на первое место переместились бы противоречия другого рода. Ели Дуда и Ко — русофобы «нутряные», идейные, то политики типа Тшаковского русофобы политические — при них против Москвы продолжили бы «воздвигать санитарную стену» и «выстраивать антитоталитарный фронт», но не из-за разногласий по Сталину, а из-за всех остальных разногласий по Крым включительно.

Гораздо лучше, когда за антироссийскую повестку отвечают не современные, «приятные во всех отношениях» политики, а ПиС с их крайне сомнительной, с точки зрения европейских либералов и брюссельских политменеджеров, репутацией. Клерикальный сельский национализм однопартийцев пана Дуды идеальный фон для того, чтобы русофобия казалась устаревшим и постыдным явлением, чем она, кстати говоря, и является.

Ну а самая главная шутка сегодня про то, поделена ли Польша пополам выглядит так.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий