Зачем Die Welt лепит из Михаила Глинки антисемита и жуткого националиста?

В Германии борцы за политкорректность под влиянием американского движения «Жизнь черных имеет значение» добрались до станции берлинского метро Mohrenstraße (переводится как «Улица мавров» — прим. ред.). Местные власти  решили переименовать ее в Glinkastraße («Улица Глинки») в честь композитора Михаила Глинки, улица имени которого находится рядом с этой станцией.

Но тут же нашлись умники, которые забили тревогу: какой Глинка, он же русский националист и убежденный антисемит. И вот влиятельная немецкая газета Die Welt 16 июля публикует статью с осуждением этого решения и нападками на русского композитора Михаила Глинку. Автор статьи называет Михаила Ивановича Глинку убежденным националистом и антисемитом. Какие же аргументы в поддержку своих заявления приводит немецкая газета?

В качестве доказательства русского национализма композитора называется его опера «Иван Сусанин». Все мы хорошо знаем сюжет первой русской оперы: русский крестьянин, живший в начале XVII века, умышленно завел польских захватчиков в болото, чтобы спасти русского царя. За это он поплатился собственной жизнью, но и поляки не смогли выбраться из топи и погибли. В этом историческом сюжете и в самой опере Die Welt увидела чувства враждебности по отношению к Польше. Странно: а как должен относиться русский народ к польским интервентам? Встречать их хлебом и солью? Или с высоты движения «Жизнь черных имеет значение» падать им в ноги и целовать их?

Но и это еще не все. Автор делает сногосшибательный вывод — отданная за царя жизнь простого крестьянина утверждает миф о «блаженстве» русского народа. А от подобных идей буквально рукой подать до антисемитизма. Логика тут явно хромает. Автор это, похоже, понимает. И, чтобы убедить читателей в антисемитизме Глинки, подробно разбирает его другую оперу «Князь Холмский». Она посвящена военному походу русского князя Даниила Дмитриевича Холмского в 1472 году из Пскова на территорию нынешней Эстонии против рыцарей Ливонского ордена. Поход завершился заключением мирного договора, гарантировавшего русским купцам свободу торговли в Прибалтике.

Князю Холмскому в этой опере пришлой защищаться от еврейского заговора — «ереси иудаистов». Они якобы стремились проникнуть в русское дворянство и русскую церковь и уничтожить их изнутри. В опере они пытались ослабить русскую армию в борьбе с рыцарями. Die Welt торжествует: как можно именем такого антисемита называть станцию метро! А нападки Глинки на своих современников-композиторов? Ведь он критиковал Модеста Мусоргского, за то, что тот был «слишком немцем», а пианиста и композитора Антона Рубинштейна называл «наглым жидом».

Кухонные разборки между композиторами того времени, вырванные факты и произвольное толкование сюжетов опер великого Глинки призвано укрепить старые мифы о его взглядах. И вся эта далекая от исторической правды статья еще один кирпичик в ложный образ русского композитора — «неприкрытого русского националиста и антисемита», как пишет немецкая газета. А потому, делает она вывод, нельзя называть станцию метро именем Глинки.

На все эти измышления немецкой газеты ответила биограф знаменитого композитора Екатерина Лобанкова, интервью с которой опубликовано на сайте RT Deutsch. По ее словам, «антисемитизма, конечно же, у Глинки не было. И он дружил и общался со многими известными творцами, художниками еврейского происхождения. Например, с Мейербером, с Джудиттой Пастой и Джудиттой Гризи и восхищался их творчеством». А с оперой «Князь Хомский» вообще ничего не соответствует истина: «Это драма, которую написал близкий друг Глинки — Нестор Кукольник. А Глинка написал музыку к драме… С точки зрения сюжета Глинка не участвовал в его построении», — заявила Лобанкова. Ну а фразы против Рубинштейна были вызваны конкуренцией двух композиторв.

«Конечно, Глинка был очень разозлён на Антона Рубинштейна. Надо понимать контекст, надо понимать историю. И здесь, как историк, я вижу в таком обвинении столкновение прошлого мировоззрения, прошлого мышления и современного мышления. Ведь во времена Глинки самого понятия «антисемитизм» вообще не существовало. Антон Рубинштейн принадлежал новому поколению музыкантов», — пояснила она. Биограф отметила, что когда Рубинштейн «приходил на авансцену музыкальной культуры, то Глинка чувствовал себя» уязвимым.

«Он принадлежал к прошлому поколению русских музыкантов, он чувствовал здесь конкуренцию. И вот эта конкуренция… что как будто бы его музыка становится ненужной, как будто бы она уходит в прошлое», — объяснила специалист. Она добавила, что речь идёт о личной обиде. «Ещё очень важный факт, что именно в Берлине Глинка познакомился с девушкой Мари, которую он очень уважительно называл «иудейского происхождения». Это он писал в записках… Именно Мари он посвятил шесть этюдов для вокала», — рассказала она.

Так исторические факты из жизни композитора разбивают все построения немецкой газеты о «русском националисте и антисемите». Михаил Иванович был русским патриотом, человеком своего времени, а его музыкальные пьесы, посвященные еврейке Мари ну уж совсем не вяжутся с приписываемым ему антисемитизмом. Зачем немецкой газете Die Welt понадобилось распространять мифы и легенды о русском композиторе? Ответ простой: русофобия давно стала визитной карточкой ведущих немецких изданий. Там давно не в ладах со здравым смыслом и простыми историческим фактами. Ведь куда проще писать по накатанной линии и во всем обвинять этих «русских националистов и антисемитов». От Глинки до наших дней.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий