Началось рождение союзного государства на условиях Москвы. Интервью с Андреем Калиниченко

Украинский политолог Алексей Калиниченко считает, что протесты в Белоруссии из-за выборов старого-нового президента Александра Лукашенко скоро стихнут, а сама страна усилит интеграционный процесс с Российской Федерацией.

— Как вы оцениваете прошедшие в Белоруссии выборы?

— Ничего нового в этом процессе я не увидел. Могу поздравить белорусов с новым периодом стабильности, ведь раскачивание ситуации ничего хорошего бы не принесло. Люди, которые называют себя оппозицией, не представляют общественности никакой программы дальнейших действий. Кроме Лукашенко пока никто, собственно, не понимает что делать со страной и в каком направлении страна должна двигаться. Лукашенко, на мой взгляд, это парадигма Союзного государства с РФ.

— Вы считаете, что нынешняя победа Лукашенко приведет страну в объятия России?

— Ну она и так уже там, по сути. Обратите внимание, кто поздравил Белоруссию с результатом? Россия, Казахстан и Китай (исходя из информации на момент записи интервью – прим. ред.). Кто в противоположном лагере? Засветились представители ЕС и правительства ФРГ, заявив, что выборы не демократичные и поступать таким образом, как Лукашенко – нельзя, необходимо дать людям свободу выражать собственное мнение и защитить их права. При этом: явка на выборах – выше 84%, условно 80% проголосовали за Лукашенко, как бы там ни манипулировали данными – это все равно подавляющее большинство граждан. По демократическим принципам – большинство выбрало так, меньшинство подчиняется, в чем здесь нарушения? Если бы похожая ситуация сложилась в Германии или в любой другой стране, которая выражает несогласие с результатом выборов в Беларуси, если бы люди вышли на протесты, попытались захватить административные здания и устроить беспорядки, власти реагировали бы аналогично действиям Лукашенко. Это двойные стандарты: у нас можно всё, а там, где мы считаем, что так нельзя, потому что это нарушает какие-то наши планы или мешает получению выгоды – соответственно, нельзя. Европа в этом плане выглядит лицемером.

— Моральное право Европы и США подвергать сомнению все, что им не нравится и сделано не по их указке давно известно.

— Я уже тоже к этому привык, но не смирился. Считаю, что действия белорусских властей на данном этапе развития были грамотными. Сравнивая с той же Украиной: поступи так Виктор Янукович в свое время – не было бы ни проблемы Крыма, ни Донбасса.

— Не считаете ли вы, что выборы в Белоруссии были уже сфальсифицированы на моменте ареста большинства оппозиционных кандидатов, оставляя для Лукашенко совершенно несуразных соперников?

— А были ли основания для действий, которые совершил Лукашенко? Уверен, что да, скелеты в шкафах есть у многих. Я не собираюсь быть адвокатом для Лукашенко и не во всем поддерживаю его действия. Если же говорить о фальсификации, подтасовке или подгонке фактов под ситуацию, при которых можно выиграть выборы с минимальными издержками, то как тут не вспомнить выборную систему США? Последние выборы в 2016 году. Если смотреть по штатам, то разница в более чем 2 миллиона голосов избирателей в пользу Хиллари Клинтон, но в действие включается система выборщиков, аналогичной которой нет больше нигде в мире. Как такое может быть, когда 300-500 человек изменяют выбор миллионов людей? Это демократично? Сомневаюсь, но сделано очень грамотно и хитро, позволяя нескольким сотням человек на законных основаниях пренебрегать мнением большинства в тот или иной момент.

— Вы верите, что Лукашенко действительно набрал 80% голосов избирателей?

— Я не верю в эти 80%. Но давайте так. Владимир Путин и Касым-Жомарт Токаев поздравили Лукашенко с победой, у них почему-то нет вопросов к итогам и проведению выборов. Я не собираюсь спорить ни с Путиным, ни с Токаевым. Мои знакомые белорусы до сих пор верят Лукашенко. Конечно, есть часть недовольных, но это далеко даже не половина населения страны.

— Западные СМИ, говоря о выборах, называют Лукашенко «последним диктатором Европы». Вы согласны?

— Нет. Что значит диктатор? Мы точно также можем сказать об Ангеле Меркель. Сколько лет она канцлер? 15 лет. За такое время она вполне может сложить определенную команду, которая на разных уровнях вертикали власти будет делать всё, чтобы госпожа Меркель продолжала свою деятельность на посту канцлера ФРГ. Но ведь Германия – демократическая страна, а Беларусь – отчего-то нет. Я не защищаю Лукашенко, но, друзья, надо как-то объективно подходить к вопросам: в одной части мира одни события считаются нормой, а в другой такие же события отклонением. Это перебор и двойные стандарты.

— А как вы оцените изворотливость Зеленского, который призвал белорусскую власть и оппозицию усесться за стол переговоров, при этом не признавая, но и не отвергая результаты выборов?

— Замечательно. В его заявлении есть хотя бы какое-то здравое зерно. Он не идет на конфронтацию со старым-новым президентом соседней Беларуси, а также лавирует между двумя крупными политическими игроками – Западом и РФ. Кстати, США пока официально никак не высказались. Очень интересный момент. Они наблюдают – будет ли отклик у белорусов на произошедшие ночью события, есть ли смысл вкладывать силы и средства. Думаю, Америка из-за своего схожего положения (протесты Black lives matter) ограничится сухой позицией или двояким твитом Дональда Трампа в стиле «поздравляем Лукашенко, но осуждаем нарушение демократических свобод граждан».

— Не считаете ли вы, что нынешние беспорядки в Белоруссии – это подготовка к будущей «Москве-2024»?

— В любом случае подобные протесты просто так не бывают. Это прощупывание настроений в обществе. Если в белорусском обществе действительно назрел протест против политики Лукашенко и его персоны, то мы увидим дальнейшее развитие событий, люди будут выходить на митинги в увеличивающихся количествах. Но смотрите как интересно складываются события: представитель Тихановской заявил о ее победе и непринятии результатов выборов. Но все как-то тихо и неуверенно, что наводит на мысль о несамостоятельности оппозиции как силы, неспособной сдвинуть низы и сформулировать альтернативную точку зрения, вектор развития страны, если хотите. У белорусской оппозиции нет ни только единого штаба, но и понимания в целом – а зачем она, эта оппозиция.

— К слову. Данную тактику уже не раз называли гениальной. Ведь они, по сути, требуют лишь одного – вычеркивания Лукашенко из кандидатов в президенты и перевыборов. То есть, они не хотят изменить строй или уклад страны, а просто хотят убрать Батьку.

— Да, я встречал подобные высказывания. Но считаю, что Беларусь может развиваться лишь в содружестве с РФ и не важно с Лукашенко или без него. В ближайшее время мы сможем наблюдать победу России как метрополии по отношению к территориям, которые в прошлом входили в ее состав. Я не оцениваю проводимую РФ политику в отношении прилегающих к ней стран полностью положительно, однако, что Украина, что Беларусь, что Казахстан очень сильно зависят от ведущих отраслей российской экономики. В частности, что касается энергетики, машиностроения, продовольствия. Но, с каждым из соседей своя ситуация. В случае с Украиной – это широчайший поток контрабанды и теневых схем на данный момент, Беларусь же подписала договор о Союзном государстве и там все чисто и законно. Если констатировать факты, то РФ ведет политику по возврату территорий, которые входили когда-то в ее состав, пусть и с экономической точки зрения надавливая на эти самые государства.

— В таком случае, не считаете ли вы, что все эти «вагнеровцы» и протесты были спровоцированы Россией специально?

— Есть такая профессия – служить Родине по контракту. И по контракту можно побыть некоторое время задержанным. Я не исключаю, что это была операция российских спецслужб. С одной стороны, макнуть в грязь украинскую СБУ, которая повелась на эту разводку, с другой – дать Александру Григорьевичу несколько несдержанно высказаться, показав собственную независимость от РФ. Часть избирателей вполне возможно даже повелись на этот спектакль. Но, думаю, здесь несколько другое. Благодаря этому Лукашенко, можно сказать, загнали в угол, особенно после его обвинений в сторону Москвы. Поэтому Александр Григорьевич может пойти на определенные уступки. Например, то же Союзное государство, но уже на условиях Кремля. С Лукашенко очень хорошо сработали и он, мягко говоря, поторопился с выводами.

— Как вы считаете, каким образом будут развиваться события в Белоруссии? Есть ли шанс у оппозиции?

— Нет. Белорусы в большинстве своем, когда перед глазами маячит пример Украины, не сильно жаждут подобного повторения, не считая некоторого количества маргиналов, которые готовы к такой ситуации и жаждут ее. Думаю, подчеркну, это всего лишь предположение, в последнем разговоре между Лукашенко и Путиным, когда обсуждались те же «вагнеровцы», поднималась тема разгона «майдана» и поддержки правящей власти.

— А если появятся сакральные жертвы?

— Не думаю, что это допустят. Но даже если и будет попытка, то, скорее всего, переведут в русло бытовых разборок. Не дадут. Если не будет вливаний извне, то серьезных протестных движений мы больше не увидим. Если же будут, то митинги будут жестко пресекаться, буйные активисты – задерживаться, а оппозиция — разгоняться.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий