Россия—Белоруссия: в поисках четвёртого пути

За все 26 лет с небольшим правления режим Александра Лукашенко и Россия, с которой у него (режима) типа «союзное государство», никогда не были так близко к провалу, как сейчас. «Цветная революция» в Белоруссии вполне может поставить крест на дружбе и этих двух постсоветских государств.

Они давно задекларировали самый высокий уровень двухсторонней интеграции – создание этого самого союзного государства. И вместе с Казахстаном стали той «тройкой», которая понеслась по пути и более широкой интеграции – созданию Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). И вот все это может быть подвергнуто серьезной ревизии, если и Белоруссия «уйдет» от России по украинскому или грузинскому сценариям.

А это вполне может случиться, пока не очень умственно показательные российские патриоты и верные по должности (и за проплату малую) властеохранители будут верноподданнически спорить между собой, кто кого потерял: Россия – Украину и Белоруссию или наоборот – две эти страны – Россию. Это самый тупой спор, потому что исход его определяет результат: по-любому именно Россия лишится вслед за Украиной и Белоруссии. А это два такие важные и практически последние серьезные (да не обидится на меня Молдавия) союзники и партнеры на европейской части постсоветского пространства.

Причиной всему этому стала, повторяю, «цветная революция», которую уже пыжатся назвать «революцией белых роз» (по цвету цветов в руках и одежек, в которых белорусские участники протеста женского пола типа «свергают диктатора-узурпатора» с криками «Уходи!»). И у России в этой ситуации есть только три варианта отношений с соседней страной:

А) согласится с тем, что Лукашенко снесут и все потерять на белорусском направлении. Потому что верить в то, что «экономическая целесообразность сотрудничества Белоруссии с Россией» спасет их союз, — это вера в фикцию. В Украине были такие же «экономцелесообразность» и завязанность украинской экономики на российские рынки, но ситуацию это не спасло. Под давлением Запада пришедшие к власти майдауны не только разорвали почти все экономические связи с Россией (кроме тех, с которых они по-прежнему «кормятся» — нефть и газ, электроэнергетика), но на корню вообще рушат всю украинскую индустрию. И готовы даже загнать на Запад славно известные черноземы;

Б) сохранить режим Лукашенко, завалив его кредитами, с помощью которых «Батька» успокоит забастовки трудовых коллективов, повысив зарплаты, пенсии и прочие соцвыплаты;

В) согласно договоренностям по линии ОДКБ поможет силово задавить протесты, если те перейдут в такую горячую фазу, что своих сил у Лукашенко уже не хватит, а внутрибелорусское внутриэлитное предательство поставит его на грань физического уничтожения путем госпереворота.

По общему мнению не несущих околесицу патриотов и властеохранителей, а умных людей, все три варианта сегодня для России чреваты потерями. Всего – имиджа, денег, уважения, надежд на восстановление статуса мощного фактора геополитики в мире или лидерства в регионе. Поэтому в Москве, кажется, ищут или хотя бы нащупать какой-то четвертый путь. Разумеется, спасительный.

И, вы не поверите, он вполне возможен. С точки зрения результатов для России, где в 2011-2013 года «белоленточная революция» закончилась пшиком, все «цветные революции» на постсоветском пространстве можно поделить на четыре условные группы. Первая – самый оптимальный итог: ничего не менялось. Как в Узбекистане, где в 2005 году был предпринят «андижанский мятеж». Он был силой подавлен в зародыше и ни на что не повлиял: ни лидер страны, тогда Ислам Каримов, не изменился, ни курс государства. Узбекистан как бы, так и остался, как минимум, дружественно-нейтральным в отношении России.

Вторая – итоги неопределенные. Как в Молдове, где в 2015−2016 годах полуудачные «цветняки» сотрясали основы государства, но так и оставили эту страну с пророссийским президентом Игорем Додоном и антироссийской и прозападной правящей элитой в правительстве и парламенте. Как в самой Белоруссии, где две попытки «цветных революций» («васильковой» в 2006-м и «рассерженных белорусов» в 2010-м) закончились ничем. Или в Армении, где первые попытки «цветняков» в 2008 и в 2016 годах не увенчались сменой власти и курса страны.

Третья — результат крайне негативный для России: от нее уходили. Как в Грузии или в Украине. В Тбилиси в 2003 году состоялась, как известно, «революция красных роз» (отсюда и аллюзии на розы в Белоруссии), и победил Михо Саакашвили, который и власть якобы «пророссийского», а на самом деле прагматика Эдуарда Шеварднадзе сменил, и курс Грузии направил в крайне антироссийское русло. С тех пор в Грузии уже третий президент – Саломе Зурабишвили (после Георгия Маргвелашвили в 2013-2018 годах), а Грузия – сдержанно враждебное России государство.

Украина же сегодня вообще является агрессивным флагманом на антироссийском фронте в Европе т даже утверждает, что ведет «украинско-российскую войну» в своем Донбассе. Потому что после удачной «оранжевой революции» в 2004 году там пришел к власти откровенный русофоб Виктор Ющенко. А когда его сковырнули в 2010 году, то второй удачный госпереворот в 2014 году, тоже замаскированный под «революцию достоинства», привел к власти откровенных русофобов, которые проводят откровенную антироссийскую политику полного разрыва между Украиной и Россией. Это если еще мягко сказать. И эта политика не меняется уже при втором постмайданном президенте – Владимире Зеленском, который сменил Петра Порошенко.

И наконец, четвертая группа – результат половинчатый, но в итоге устраивающий Россию. Как в Киргизии, где в 2005 году случилась «тюльпановая революция», снесшая власть президента Аскара Акаева, а в 2010-м — «дынная революция», убравшая президента Курманбека Бакиева. Но в Киргизии «случился» сначала «переходной президент» — Роза Отунбаева, правившая до новых выборов с июля 2010 по декабрь 2011 года, а потом два полноценных президента – Алмазбек Атамбаев (2011-2017) и нынешний Сооронбек Жээнбеков, которые так и не стали выполнять западную повестку в политике – не изменили курс на сотрудничество с Россией и не стали рвать с нею отношения. Более того, президент Атамбаев в 2013-2014 годах закрыл в своей стране авиабазу США «Манас». Не для этого, ой не для этого американцы вливали гранты в киргизских грантоедов-соросят – не справились ребята с задачкой русофобского переформатирования Киргизии.

Похожая картина случилась в апреле-мае 2018 года и в Армении, где третий по счету и удачный «цветняк», как они говорят, «бархатный», снес правительство Сержа Саргсяна, который думал править вечно (премьер-министр там главный в руководстве страны) и засветил политическую звезду Никола Пашиняна, по риторике такого прозападного политика, что на нем и маленькое отдаленно пророссийское клеймо негде было ставить. И что же? Оказалось, что молоть языком и делать дела руками – это разные вещи. Особенно когда действия и шаги во власти диктуют ситуация в стране и внешнее окружение. И вот сегодня в Армении у власти как бы прозападный политик, коллаборационист и даже компрадор на словах, но в делах – вполне пророссийский политик, который ни на йоту не изменил курс Армении. Ни в отношениях с Россией, ни в интеграционных проектах под эгидой Россией – в упомянутых выше ОДКБ и ЕАЭС. Даже после того, как на досрочных парламентских выборах 9 декабря 2018 года политический блок Пашиняна «Елк» («Мой шаг», «Исход», «Выход») победил, набрав 70,43% голосов избирателей, и 14 января 2019 года он вновь назначен премьер-министром Армении.

Вот такое развитие событий, как в Киргизии и Армении, — это и есть четвертый путь для разрешения нынешней ситуации в Белоруссии в пользу России. Не важно, поменяется там лидер или нет, главное – чтобы курс страны остался неизменным. Как минимум. А как максимум – получил ускорение и импульс для дальнейшего интеграционного развития по линии и союзного государства, и ЕАЭС с ОДКБ.

Но вот беда: и вариант «переходного президента» по типу Розы Отунбаевой, и назначение некоего нового лидера, как Никола Пашиняна в Армении, и даже оставление самого Александра Лукашенко в качестве усмирителя ситуации и одновременно человека, который должен подготовить «трансфер власти», требуемый сегодня «белмайданом» и оппозицией, надеющейся на эту власть, — это практически однозначно провал России. Если новым правителем Белоруссии и Россией не будут выполнены три главные для нее условия. И для него, конечно, если он будет пророссийским.

Во-первых, если не будут глубинно зачищена вся прозападная элита, сегодня сидящая на измене и готовая в любой момент — хоть сейчас, хоть через время — предать и своего президента, и прежний курс страны. Весь это белорусский «коллективный Макей» (от имени нынешнего прозападного главы МИД Белоруссии Владимира Макея, который и вбил в голову Лукашенко идею о пользе якобы «многовекторности» Белоруссии и ухода от России) должен быть отстранен о рычагов влияния на курс страны. Как, например, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган разобрался со своими оппонентами после неудавшегося переворота против него совсем недавно, в 2016 году) избавился от тех, кто мешал ему строить «Великую Турцию» по своим сценариям. Это главное правило политического успеха – не опираться на предателей. Любых, явных и тайных. Где власти на них опирались, там и проиграли.

Во-вторых, если власть в Белоруссии хочет быть пророссийской, опираться на Россию и даже рассчитывать на ее преференции, то она должна не затирать, нейтрализовать и задавливать пророссийские политические и общественные силы и движения, а мобилизовать их и опираться на них. Как максимум. А как минимум – хотя бы обеспечивать конкурентные возможности для работы и влияния на людей. В том числе, и во время электоральных кампаний. И Россия в Белоруссии должна умело и настойчиво сочетать свою финансово-материальную помощь с работай так называемой «мягкой силы», которая бы обеспечивала «русский дух» и «русский мир» не только рублями или ракетами, но и идеями. И дополняла рубли и ракеты.

И, наконец, в-третьих, — и это главное! – и Россия, и новый правитель (при условии что он пророссийский) должны уяснить для себя и разъяснить для пагубность отношения к соседней стране по принципу «да куда она от нас денется?». И очень четко понимать, что выше упомянутый пример Киргизии или Армении, которые «выбрали Россию», для Белоруссии не подходит. Эти две страны находятся в вековом вражеском окружении, их всегда могут поглотить и уничтожить более сильные соседи. Особенно христианская Армения с менее чем трехмилионным населением, окруженная исламскими недружелюбными, скажем мягко, Турцией, Азербайджаном и даже Ираном. Геноцид армян 1915 года – не зря в генетической памяти армянского народа. И что такое 6 с небольшим миллионов киргизов в сравнении с Китаем.

И потому гарантия выживания Армении и Киргизии – это дружба с Россией, всестороння российская помощь, в том числе, и военная. И Пашинян с Жээнбековым, может, и стали бы пропагандировать гей-парады в своих странах, чтобы Западу понравиться. Но за это зарезать могут. Вместе с их народами.

А у Белоруссии есть куда уходить. На Запад, который ей, как и Украине в 2004 и в 2014 годах, обещает манну небесную и молочные реки в кисельных берегах. И конечно же, ничего этого Запад не даст, а наоборот – обдерет страну, как липку, и уничтожит все, что ему в Белоруссии «лишнее», превратив жизнь белорусов в ад кромешный, который сегодня переживает большинство украинцев. И когда белорусы, которых сегодня обольстили посулами и которые на «белмайдане» требуют перемен и кричат Лукашенко «Уходи!», опомнятся, то будет уже поздно. И очень хорошо, если еще и кровь не прольется. Западу что украинцев, что белорусов не жалко, – это аксиома. Западу главное – их руками России нагадить.

Но, ясное дело, решать свою судьбу самим белорусам. Это их исконное право. В том числе, и на ошибку…

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий