Акела промахнулся. Почему речь Лукашенко на митинге похожа на прощание

Речь Александра Лукашенко на митинге в его поддержку могла стать вдохновляющей – он мог призвать народ жёстко подавить протестующих против него. И это был бы плохой вариант для Беларуси. Его речь могла бы стать примирительной – он мог призвать народ к диалогу и поиску компромисса. И это был бы хороший вариант для страны.

Но она, увы, не стала ни тем, ни другим. Лукашенко выглядел стариком, упрекающим своих выросших детей и внуков в непочтительном отношении – «я вас вырастил, я вас выкормил, а вы…!» — и угрожающим страшными последствиями, если они не изменят своего поведения. Речь, наполненная обидой и горечью, стала очередным его просчётом. И прощанием.

Митинг в поддержку Лукашенко начался с опозданием. Объявленный на 12:00, он начался в районе часа дня – автобусы с бюджетниками из разных городов страны не успевали к назначенному времени. Фото и видео длинных верениц автобусов, едущих в столицу, заполонили сеть, и это сразу настраивало на унылый лад. Было очевидно, что люди едут на митинг не из душевного порыва, а строго по разнарядке (в интернете уже появились фото разнарядок с указанием необходимого числа людей от разных предприятий и организаций). И это изначально ставило митинг поддержки в проигрышное положение, потому что на митинги оппозиции подавляющая масса людей выходит по своей собственной воле. В толпе бюджетников был замечен всего один российский флаг (маленький) и один флаг в цветах георгиевской ленты – Лукашенко к концу своего правления постарался по максимуму зачистить пророссийскую «мягкую силу».

Свою речь, после дежурных благодарностей собравшимся, он начал с разделения народа на тех, кто работает, и тех, кто, в его понимании, бездельничает. «Я не хотел вас звать на эту площадь. Во-первых, я знаю, у вас очень много дел дома. Вы убираете хлеб. Я знаю, что скоро в школу. И у вас много забот, чтобы подготовить детишек и внуков к этой работе», — заявил он. После этого вступления стало понятно, что ни о каком компромиссе с протестующими речь вестись не будет.

Лукашенко ударился в воспоминания о 90-х годах, когда люди просили у него «кусок хлеба и 20 долларов заработной платы», а также «спасти заводы, село, не вводить платную медицину и образование».

«Короче, вы просили меня, совсем молодого, неопытного человека, отвести народ от пропасти. Мы это сделали! Мы сделали то, о чем мечтали миллионы предшественников. Мы построили суверенное независимое государство впервые в нашей истории! Время выбрало тогда нас, и мы это сделали!», — эмоционально сообщил он. Правда ли это? Конечно, да! Президенту Беларуси удалось спасти промышленность, доставшуюся в наследство от Советского Союза, и не только спасти, но даже приумножить. В этом его бесспорная заслуга перед обществом. Но если тогда, 26 лет назад, время выбрало Александра Григорьевича, и он хорошо справился со своей задачей, то теперь время изменилось, и новое время требует новых людей для решения новых задач, чего белорусский лидер замечать категорически не желает.

Хотя в душе прекрасно это понимает, уже в следующей части своей речи вопрошая собравшихся, каких перемен они хотят. «Я хочу спросить у вас: чего хотите вы сейчас? Первое: вы хотите свободы? Скажите, какой?! Вы хотите перемен? Каких, что будем менять?! Вы хотите реформ? Скажите, каких, завтра начнем!», — спрашивает он, очевидно, не рассчитывая ни на какой ответ, поскольку такие вопросы на спонтанных митингах не решаются.

Далее он угрожает войсками НАТО, которые «лязгают гусеницами у наших ворот». Традиционный приём перевода внимания на внешнюю угрозу, когда нет понимания того, как справится с внутренними проблемами. Да и аргумент, прямо скажем, так себе – лязгающие гусеницами войска НАТО в Польше не сподвигли Лукашенко на более глубокую интеграцию с Россией, зато белорусский лидер позволил пышно расцвести польской и прибалтийской «мягкой силе» на своей земле. На фоне этого запугивание «лязгом гусениц» выглядит, как минимум, странно.

Один пассаж Лукашенко уже успел стать предметом насмешек. Да, снова о них, о солдатах НАТО. «Нам предлагают новую власть. Нам предлагают солдат НАТО — чернокожих, желторотых и белобрысых. Нас хотят одеть в лапти и погонять плеткой. Неужели вы этого не видите?!», — спросил он у людей на площади. Они ничего ему не ответили, но сеть уже представила, как могут выглядеть эти бойцы.

Смех смехом, но когда над словами лидера в тяжёлый для него момент начинают потешаться – это плохой знак. Пресс-служба Лукашенко, похоже, это поняла, и на официальном сайте президента Беларуси этот фрагмент речи был удалён.

Далее он снова принялся говорить о прошлом, о тех успехах, которых ему удалось достичь. «Вы тогда просили навести порядок. Я вам его навел! Вы просили без коррупции и олигархов. Где они, эти олигархи? Вы просили очистить улицы Минска и дороги от бандитов. Я вам сделал это!», — эмоционально рассказывал Лукашенко, и это, несмотря на бесспорность сказанного, выглядело как обида старика на выросших неблагодарных детей. «И я хочу спросить сегодня у той небольшой кучки минской молодежи: вы об этом слышали? Вы хоть слышали, как издевались эти урки над нашими людьми, как они отбирали последние деньги, как стреляли прямо здесь, когда я сидел в этом здании? Они хоть знают, чего это стоило? Они точно не знают. Наверное, их родители заболели и забыли, и не сказали им об этом», — вспоминал он о своей борьбе с бандитизмом в прошлом, ещё более усиливая впечатление глубокой своей обиды на молодёжь.

Лукашенко поддержал силовиков, которые крайне жестоко действовали не только при задержаниях, но, главным образом, в СИЗО, открыто издеваясь над задержанными, среди которых было совсем немного провокаторов и националистов, все остальные оказались простыми людьми, вышедшими выразить свою позицию. Он не осудил жестокость и не пообещал разобраться по закону с теми, кто её допустил, тем самым ещё более настроив народ против себя. Хотя дилемма Лукашенко налицо, ибо силовики в настоящий момент его единственная опора (не чиновники, которые только и ждут команды, кому присягнуть на верность, и не пропагандисты, которые уже массово отреклись от него), и если он сдаст силовиков, то опереться ему станет совсем не на кого. Выбирая между народом и силовиками, он делает ставку на силовиков.

Ну а далее пошли уж вовсе апокалиптичные высказывания, свидетельствующие о том, что внутренне Лукашенко уже сломался. «У меня, может, не будет больше такой возможности сказать вам всем», «если кто-то хочет отдать страну, то даже когда буду мертвым, я этого вам не позволю!», «пойдем на выборы — погибнем», «загубите — не Лукашенко — загубите первого президента, это будет начало вашего конца!», «я стою перед вами на коленях впервые в своей жизни!» (к счастью, всё же до этого дело не дошло, и как Янукович в 2005-м бухаться на колени Лукашенко не стал).

И снова глубокая обида: «Они кричат мне: «Уходи!» Не вопрос! Слушайте, родные мои, я здесь стою не потому, что крепко уцепился за власть. Четверть века, я отдал всю свою молодость и самые лучшие годы служению вам и нашей Родине».

Закончил он несколько истеричным «спасибо» всем тем, кто приехал его поддержать…

В целом речь Лукашенко оставила тягостные чувства – он глубоко обижен на свой народ, который уже в лицо кричит ему «уходи!», и призывает «застрелись, офицер!». Он действительно не понимает, что он сделал не так, и почему всё происходит именно так, а не иначе. Ответ прост: изменилось время, выросло новое поколение (оно не хуже и не лучше прежнего, оно просто другое), которое хочет власть, которая бы его понимала и говорила с ним на одном языке. Лукашенко – это наследник и продолжатель советской модели управления, которая чем дальше, тем больше теряет свою актуальность в новых условиях. Он сделал главное – он сохранил то, что досталось от предков, но теперь задача стоит в том, чтобы идти вперёд. Но у Александра Григорьевича нет проекта развития для страны, нет ясного и понятного пути в будущее. Вся экономика Белоруссии сориентирована на Россию, но с Россией (даром, что состоит в союзных отношениях) он побил горшки, бросившись за помощью только тогда, когда изо всех сил клюнул «жареный петух». Нет у него и понятной для всех модели отношений с Западом. Многовекторность, попытка усидеть на нескольких стульях сразу (когда они всё больше и больше разъезжаются в разные стороны), а также вера в то, что он бессменный патриарх, а его народ – дети малые, неразумные, отчаянно нуждающиеся в строгом «батьке», сделала своё дело. Лукашенко проиграл. И упустил возможность уйти красиво, оставшись в памяти народа позитивным героем.

Акела промахнулся, оставив себе только два варианта развития событий: бесславный уход, или жесточайшая силовая диктатура – недолгая, но кровавая.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий