Большая геополитическая игра вокруг Белоруссии

«И это игра на обострение, — считает политолог. — За обтекаемыми формулировками пресс-релизов, сообщающих о переговорах ведущих игроков, угадывается нарастающее напряжение»

Владимир Путин 18 августа обсудил по телефону ситуацию в Белоруссии с европейскими лидерами, а затем поделился деталями переговоров с Александром Лукашенко. Какая геополитическая конфигурация складывается вокруг Белоруссии?

На фоне продолжающихся массовых протестов и разворачивающегося забастовочного движения вокруг Белоруссии началась большая геополитическая игра. И это игра на обострение. За обтекаемыми формулировками пресс-релизов, сообщающих о переговорах ведущих игроков, угадывается нарастающее напряжение, грозящее вылиться в острейший военно-политический кризис в центре Европы, сопоставимый или даже превосходящий по накалу украинский 2014 года.

В такой ситуации надо обращать внимание не на то, что говорят политики, а на то, о чем они умалчивают на фоне происходящих событий и производимых ими действий. Характерна, например, краткосрочная — она длилась не более часа — встреча российского посла с руководством МИД Белоруссии во главе с министром Владимиром Макеем, которого некоторые считают лидером прозападной партии в окружении Лукашенко.

О чем же мог говорить посол в обстановке острейшего кризиса в Белоруссии? Никто бы ни за что не догадался, если бы Дмитрий Мезенцев сам не сообщил, что он обсуждал подготовку к Форуму регионов и коллегии министерств иностранных дел, и не уточнил, что на этой плановой встрече острых вопросов не поднималось. Правда, журналистам он бросил еще две глубокомысленные фразы, заявив, что «чем спокойней в Белоруссии, тем спокойней россиянам», а также что «целое поколение в Белоруссии жило без потрясений, и важно понять запрос молодых людей».

Ну и, наконец, главное: посол России не планирует встреч с белорусской оппозицией. Это значит, что никакого диалога наподобие того, что ведется, например, в Сирии, никакого круглого стола и прочих штучек из времен польской «Солидарности» не будет.

Москва пока делает ставку на Лукашенко, а там видно будет, на кого дальше. Людям «с улицы» Москва не верит, хотя представители оппозиции из штаба Светланы Тихановской попытались довести до сведения именно России, что оппозиция считает Москву важным партнером и собирается соблюдать все действующие соглашения.

Однако Лукашенко обвинил оппозиционеров в том, что они собираются убрать из Белоруссии российские военные базы и запретить русский язык. Накануне в интернете действительно появился документ под названием «Реанимационный пакет реформ для Беларуси», претендующий на то, чтобы называться программой оппозиции. Среди прочего там предлагается возвести границу с Россией, запретить пророссийские организации, отключить российские телеканалы, выйти из ОДКБ и других интеграционных объединений с Россией, подать заявку на членство в НАТО, а также ввести образование на белорусском языке. Правда, вскоре сайт с «пакетом» стал недоступен.

В предварительном списке членов координационного совета, который собирается заняться транзитом власти и который состоит в основном из гуманитариев и интеллигенции, не замечено явных русофилов. Зато есть нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, которая на днях заявила о том, что, возможно, это российский ОМОН жестоко расправляется с белорусскими протестантами, а не местный. В Москве все это воспринимают всерьез, как опасный вызов и, видимо, дают понять европейским партнерам, что повторения украинского Майдана образца 2014 года в Белоруссии не допустят и готовы идти до конца.

Лукашенко, объявив о полной боеготовности армии на западной границе, судя по всему, тоже готов к военному сценарию, пытаясь таким отчаянным образом сплотить вокруг себя хотя бы какую-то часть населения и энергично апеллируя к Москве с этим же тезисом — об угрозе с Запада.

И вот на этом фоне появляется сообщение о том, что глава Пентагона Марк Эспер позвонил Сергею Шойгу. Зачем? Вряд ли для того, чтобы поинтересоваться, как там идет подготовка к российско-белорусскому Форуму регионов, а для того, чтобы обсудить «политику предотвращения военных инцидентов в различных регионах планеты».

В переводе на нормальный язык все эти отголоски тайной дипломатии означают, что Москва предупредила Запад о том, что соответствующая статья Договора о коллективной безопасности в отношении Белоруссии все же может быть задействована, причем буквально на днях. Кто-то скажет, что это блеф, что просто идет игра на повышение ставок. Как это проверить? Кто рискнет первым? Пока нет ответа.

Георгий Бовт, политолог

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий