«Американцев не сбивать». Как ас-истребитель Николай Сурнев прикрыл советскую колонну в Сербии от союзников

Статистика армии США утверждает, что во время Второй мировой войны в результате стрельбы «по своим» потери погибшими и ранеными достигали 21%. Это было бедой и для союзников — советской армии. Ведь иногда «заокеанские партнёры» иногда принимали советские войска за нацистов и начинали уничтожать их.

Подобная ошибка в югославском городе Нише стоила жизни 34 советским солдатам и офицерам, среди которых оказался и командующий Шестым стрелковым корпусом генерал-лейтенант Григорий Котов, и привела к гибели трёх летчиков, которые хотели во что бы то ни стало остановить американцев. Инцидент произошёл 7 ноября 1944 года. Гитлеровцев в районе Ниша не было, поэтому ноябрьское утро на военном аэродроме встречали, предвкушая праздник. Но из-за американцев праздник превратился в похороны.

Григорий Котов. Фото © wikipedia

Начало гибельной операции

Согласно донесению, которое на следующий день легло на стол Сталину, в 12:40 над северо-западной окраиной города неожиданно показалась группа из 40 американских многоцелевых истребителей типа «Лайтнинг». Над советским аэродромом они перестроились и развёрнутым строем спикировали на колонну советских войск 6-го гвардейского стрелкового корпуса 3-го Украинского фронта, которая двигалась в это время по шоссе Ниш — Алексинац — Делиград — Роянь.

Атаке американских пилотов подверглись грузовые автомобили и пехота. Лётчики действовали крайне расчётливо: двигаясь на высоте 40–50 метров, каждый из самолётов по несколько раз заходил вдоль дороги для атаки. Пилоты стремились не только отбомбиться по предполагаемому врагу, но и расстреливали советских солдат из пулемётов и пушек.

Разработанный компанией Lockheed Aircraft Corporation самолёт P-38 Lightning был единственным американским истребителем, который непрерывно производился на протяжении всей Второй мировой войны. Фото © wikipedia

Как раз в этот момент на аэродроме 707-го штурмового авиаполка 186-й штурмовой дивизии шло праздничное построение. День был ясным, а город Ниш был украшен красными флагами и транспарантами — не заметить их с воздуха было сложно. Невозможно было и не заметить красные флаги, которыми размахивали некоторые особо отчаянные пехотинцы в надежде остановить «дружественный огонь». Но всё было напрасно.

Бой

Когда американцы перестроились и пошли на второй заход, в дело вступили асы из 866-го истребительного полка. Один за одним «Яки-9» и «Яки-3» стали стремительно взмывать с аэродрома в воздух. Появившаяся над аэродромом шестёрка «лайтнингов» тут же сбила один из взлетевших «Яков», но тем не менее уже в 13:05 в воздух сумело подняться девять самолётов. Имена некоторых из лётчиков история сохранила: это капитан Бондарь, капитан Александр Колдунов, старшие лейтенанты Железно и Поциба, лётчики Жестовский и Сердюк. Вскоре в воздухе был уже весь полк. Но главную роль в этом воздушном бою сыграл командир звена — 21-летний старший лейтенант Николай Сурнев.

Фото © klub-mastera.ru

Уроженец Белгородской области, он со школьной скамьи был влюблён в небо, занимался в аэроклубе, в 1940 году пошёл служить в армию, через два года окончил Чугуевскую военную авиационную школу и ещё год служил в ней инструктором. После многочисленных просьб в 1943 году был отправлен на фронт.

Его сослуживец, герой Советского Союза Дмитрий Сырцов, вспоминал: «В мае 1943 года в наш 866-й авиаполк прибыло молодое пополнение лётчиков. Из них несколько человек попало в Первую эскадрилью, которой я командовал. Знакомясь с лётчиками, я обратил внимание на 19-летнего юношу, высокого, стройного, с умным взглядом. Лаконично отвечая на мои вопросы, он смущённо улыбался, открывая ровный ряд жемчужно-белых зубов. Паренёк спокойно стоял среди других лётчиков, внимательно прислушиваясь. Это был пилот Николай Сурнев».

«Не стреляйте, свои!»

Как только самолёты взлетели, в наушниках раздалась команда: «В бой с американцами не вступать!» А как тут не вступать, когда «союзник» тебя расстреливает из всех видов вооружения? Мгновенно в воздухе над Нишем закрутилась «карусель». Наши асы действительно старались не сбивать американцев, уходили с линии огня, отвлекали от шоссе внизу. Американцы в одиночку и парами атаковали советских лётчиков, а те маневрировали, уходили то вверх, то в сторону, старались увести «лайтнинги» от города.

Наконец Николай Сурнев решился на опасный манёвр, продиктованный, возможно, и отчаянием: бой шёл не понарошку, и на земле, и в воздухе уже были потери с нашей стороны. Не стреляя в сторону «лайтнингов», он, маневрируя, сумел подлететь к американскому самолёту, в котором находился ведущий, умудрился встать рядом с ним и покачиванием крыльев обратил внимание американца на советские звёзды на крыльях «Як-9».

Ему пришлось буквально обменяться взглядами с американским пилотом и жестами показать: «Своих атакуете!» Только после такого отчаянного манёвра со стороны Сурнева американцы прекратили атаку и убрались из воздушного пространства Ниша. Почти тотчас на Ниш накатила вторая волна «лайтнингов», но советские асы были уже начеку: они вылетели навстречу американцам и, маневрируя, продемонстрировали звёзды на крыльях.

Фото © militaryarms.ru

Однако вторая группа американских самолётов не спешила уходить, во что бы то ни стало стремясь отбомбиться по советской пехоте. Непонятливых пришлось проучить. На этот раз отличился Колдунов: вместе с ведомым Виктором Степанцовым он зажал самолёт американского ведущего и «показал ему дорогу». Под натиском Яков американцы были вынуждены отступить.

Слишком щедрое предложение

Узнав о происшествии, Сталин приказал немедленно провести расследование инцидента. Он ни на секунду не поверил, что произошедшее — всего лишь ошибка пилотов США, принявших одну похожую развязку шоссе за другую. Основной версией стала провокация — благодаря инсценировке «дружественного огня» американцы под предлогом того, чтобы «такое больше не повторялось», рассчитывали внедрить в штабы советских армий своих наблюдателей.

В результате боя над Нишем американцы потеряли три «лайтнинга», три лётчика погибли. Ещё два самолёта были подбиты. По некоторым данным, один из подбитых «лайтнингов» упал тут же, под Нишем, его пилот выпрыгнул с парашютом, его задержали пехотинцы. Позже американца отправили в штаб на допрос. У одного из погибших пилотов были найдены документы, удостоверяющие личность, и карта Италии без каких-либо отметок.

Командование США признало ошибку и отговорилось тем, что у лётчиков был приказ бомбить нацистов, якобы отступавших из Греции в Триест по шоссе в 90 километрах от Ниша. Инцидент постарались замять, чтобы не портить отношений: второй фронт только-только набирал силу, росли поставки по ленд-лизу, и лишние разногласия были ни к чему.

Как и предполагал Сталин, уже в декабре 1944 года посол США в СССР Уильям Гарриман принёс извинения «за инцидент на Балканах» и тут же вкрадчиво предложил «в целях избежания подобного в будущем» направить в штаб советских войск на Балканах группу американских офицеров «для координирования действий». Сталин, прекрасно понимавший, что между СССР и союзниками уже началась борьба за сферы влияния после окончания Второй мировой войны, отклонил это «любезное» предложение.

До тридцати не дожил

Ас-истребитель Николай Сурнев окончил войну заместителем командира эскадрильи 866-го истребительного авиаполка. К концу войны на счету лётчика был 261 боевой вылет, 64 воздушных боя и 23 уничтоженных самолёта противника. Летом 1945 года «за образцовое выполнение боевых заданий, мужество и героизм» старший лейтенант Сурнев был удостоен звания Героя Советского Союза.

Надгробный памятник Николая Григорьевича Сурнева. Фото © wikipedia

В региональной газете «Красное знамя» его земляк Василий Жегулин вспоминал, что, когда Сурнев вернулся домой героем, ему было всего 22 года. «Я хорошо запомнил Сурнева, когда в 1945 году он приехал в отпуск к родителям… Это был совсем молодой человек, гвардии капитан, высокий, красивый, но совсем наш… Он хорошо играл на аккордеоне. Он был весёлый и жизнерадостный, красиво улыбался. Во время летнего отпуска ходил на речку Короча, вместе с нами ловил раков. У своих родителей он оставил прекрасную по тем временам библиотеку…»

После войны Николай Сурнев остался в военной авиации, был командиром эскадрильи, испытывал новые реактивные самолёты. Он погиб в 1952 году, стараясь спасти самолёт МиГ-15 и увести его подальше от жилых районов Орла. Было ему всего 29 лет.

Майя Новик

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий