Белорусские русофобы взывают к русским о помощи

Национализм в Белоруссии вышел на новый уровень: системные и маргинальные русофобы борются за симпатии России, стремясь использовать внешнюю поддержку во внутрибелорусском кризисе.

Президентская кампания в Белоруссии проходила необычно: Александр Лукашенко как будто соревновался с оппозицией в русофобии. Не только в нынешнем году, но и в прошлые годы он сделал множество заявлений на тему исходящих от России угроз. Всё это время он проводил антирусскую политику «белорусизации», проводит он её и сейчас.

Помогали ему в проведении этой преступной политики деятели вроде Павла Латушко, который внезапно переметнулся в стан оппозиции и в машине польского посла недавно прибыл в Варшаву. На посту министра культуры он проявлял особое рвение в реализации протоколов президентских поручений по «белорусизации». Уничтожение русскоязычной топонимики, «война памятников», насаждение националистических мифов, откровенный ревизионизм и многое другое, реализованное в рамках дерусификации — всё это дело рук не только Лукашенко и Латушко, но многих тысяч чиновников, представителей «национально ориентированной» интеллигенции и просто «небезразличной молодёжи», считавшей своим моральным долгом оформить донос на «русскомирцев» в прокуратуру или КГБ.

Теперь, когда выращенный Лукашенко националистический монстр проявляет незаурядный аппетит, незадачливый правитель прибег к жёстким политическим репрессиям. Белоруссия оккупирована гопниками в униформе без знаков отличия, которые средь бела дня избивают и похищают людей в Минске, Пинске, Бресте, Гродно и десятках других городов. Помещения правоохранительных органов (РУВД) и следственные изоляторы превращены в пыточные. Против мирных демонстрантов используются резиновые пули, слезоточивый газ, водомёты и прочая спецтехника.

Каждое воскресенье на манифестацию в Минске под бело-красно-белыми знамёнами националистов выходит около 100 тысяч человек. Они требуют новых честных выборов, освобождения политзаключённых и прекращения репрессий.

От имени манифестантов пытается говорить Координационный совет по трансферу власти в Белоруссии, созданный представителями прозападной оппозиции. В состав этого органа сразу же вошли известные в Белоруссии и за её пределами русофобы разных мастей. Когда спецслужбы начали арестовывать и «выдавливать» за границу представителей этого самозваного политического «органа», то они попытались представить себя невинно обиженными ягнятами и одновременно авангардом революции.

Акции протеста в Минске. © ИА REGNUM

Единственный оставшийся на свободе (по состоянию на утро 8 сентября) член президиума противостоящего Александру Лукашенко оппозиционного Координационного совета Светлана Алексиевич выступила с экстренным заявлением. Она сообщила, что этот орган не готовил переворот и стремился не допустить раскола в стране. В своём обращении к русской интеллигенции русофобка Алексиевич призвала не молчать.

«Уже не осталось никого из моих друзей-единомышленников в президиуме Координационного совета. Все или в тюрьме, или выброшены за границу. Сегодня взяли, последним, Максима Знака, — сообщила Алексиевич. — Сначала у нас похитили страну, похищают лучших из нас. Но вместо вырванных из наших рядов придут сотни других. Восстал не Координационный комитет. Восстала страна».

Алексиевич упрекнула Лукашенко в нежелании разговаривать с улицей, отметив: «Это не улица. Это народ. Люди выходят на улицу со своими маленькими детьми, потому что они верят, что они победят».

«Еще я хочу обратиться к русской интеллигенции, назовем это так по старому обычаю. Почему вы молчите? Мы слышим только редкие голоса в поддержку. Почему вы молчите, когда видите, как растаптывают маленький, гордый народ? Мы всё еще ваши братья», — сказано в опубликованном Алексиевич заявлении.

Светлана Алексиевич — знаковая личность в среде местных русофобов, рядящихся в тогу либералов. На поверку их тоталитаризм ничем не либеральнее тоталитаризма той системы, которую олицетворяют Лукашенко и его «прикорытники».

Различия между «национальной оппозицией» и Лукашенко со товарищи в том, что у последних сейчас есть власть, которая используется для относительно малокровной расправы с диссидентами и проведения, опять же, относительно малокровной политики «белорусизации». Внесистемная оппозиция желает эту власть отнять с помощью зарубежных кураторов и массовых уличных протестов, чтобы использовать её для более жесткого подавления инакомыслия и для более жёсткой «белорусизации».

Алексиевич дебютировала в литературе с восхваления Феликса Дзержинского и господствовавшей в СССР идеологии. Во время горбачёвской «перестройки» она быстро уловила новые веяния, сменив идейную направленность своей публицистики на диаметрально противоположную. Скандальную известность ей принесли публикации на тему войны в Афганистане, вызвавшие гнев советских воинов-интернационалистов и членов их семей.

Светлана Алексиевич. © Tomaz Silva/Agência Brasil

В постсоветский период Алексиевич пыталась повторить успех Александра Солженицына в деле критики устоев советского общества. Её публицистика наполнилась жёсткой русофобией и успешно продвигалась за рубежом, что способствовало скандальному получению Нобелевской премии по литературе в 2015 году (первая премия постсоветской Белоруссии такого уровня).

В том же 2015 году в интервью Le Monde Алексиевич заявила, что РПЦ «воспитывает рабов», современные успешные молодые люди поддерживают политику Владимира Путина и «остаются рабами», и в целом у современных русских «рабский менталитет». В том же интервью она высказалась «против революций и баррикад».

Также в 2015 году Алексиевич призналась в нелюбви к выдуманным «84% россиян, которые призывают убивать украинцев». Она также рассказала, что в оценке русских подходит «к самому главному открытию своей жизни — открытию, что подлецом может быть не отдельный человек, а целый народ».

»Мы имеем дело с русским человеком, который за последние 200 лет почти 150 лет воевал. И никогда не жил хорошо. Человеческая жизнь для него ничего не стоит, и понятие о великости не в том, что человек должен жить хорошо, а в том, что государство должно быть большое и нашпигованное ракетами. На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Белоруссии, где народ вначале 70 лет обманывали, потом еще 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди», — рассказывала Алексиевич.

Она оправдывала государственные перевороты на Украине и заявляла о справедливости воцарившейся там русофобии. Украинцам с другими взглядами Алексиевич отказала в праве называться народом. Она оправдывала русофобию в Прибалтике, в Белоруссии — на всём постсоветском пространстве.

«Вы, русские, в Чечне вели себя еще хуже», — заявила она в «запрещённом» интервью ИА REGNUM, утверждая, что «Россия вошла в Донбасс».

В том же скандальном интервью 2017 года она заявила, что «с 1922 года в Белоруссии постоянно уничтожалась интеллигенция», что ранее якобы «никто не говорил в Белоруссии на русском языке» и теперь якобы «ни один университет, ни одна школа, ни один институт у нас не говорит на белорусском языке».

«Половина Белоруссии никогда не была Россией, она была Польшей, — рассказывала Алексиевич о Белоруссии. — Другая половина была, но никогда не хотела там быть, вы насильно держали».

Отвечая на вопрос о допустимости запрещать людям говорить на том языке, на котором они думают, Алексиевич сказала: «Да. Это всегда так. Это же вы этим занимались». Оправдывая насилие в отношении русскоязычных, она подчеркнула: «Другого способа сделать нацию нет».

Светлана Алексиевич. © Sergento

«Мы маленькая нация, которую всегда русские уничтожали», — рассказывала Алексиевич в 2015 году.

«Я всю жизнь прожила в стране полицаев», — поведала в феврале 2020 года Алексиевич о Белоруссии, понося белорусское партизанское движение в годы Великой Отечественной войны («не нашей», по словам Лукашенко). Ничтоже сумняшеся она заявляла: «Партизаны-то еще и страшнее: немца можно уговорить, а партизана — никогда».

Распространение сочинений Алексиевич активно спонсировал «Белгазпромбанк». Его руководитель Виктор Бабарико (теперь уже бывший) лично курировал эту работу, вызывая бурное возмущение не только в Белоруссии, но и в России.

В феврале 2020 года Алексиевич публично восторгалась тем, как Лукашенко противостоит России. В августе она вошла в президиум оппозиционного Координационного совета по трансферу власти в Белоруссии.

Насытив себя такими махровыми русофобами, как Алексиевич, белорусский оппозиционный Координационный совет внезапно обнаружил, что российские власти и российская общественность не желают с ним контактировать. Приходится пробовать пить из заплёванного колодца.

Сергей Лавров 2 сентября ясно обозначил позицию МИД РФ по белорусской проблеме, заявив, что выступающие за ущемление русского языка и продвигающие прочие русофобские инициативы недостойны контактов с официальными представителями российского государства. Глава российской дипломатии напомнил: представители белорусского оппозиционного КС ранее открыто заявляли о том, что «русские — это народ-подлец», а Белоруссия никогда не была Россией и «всегда была Польшей».

Лавров не упомянул Алексиевич, Чернявскую, Латушко и прочих членов одиозного КС. Однако он вполне чётко дал понять и главе МИД Белоруссии Владимиру Макею, и всем остальным, как в России воспринимаются идеи «белорусизации» и их носители.

Российский министр обратился к этой теме не впервые, что позволяло бы надеяться на определённый прогресс в понимании сущности белорусских процессов, если бы не продолжение порочной практики. Речь даже не об отсутствии стратегии Москвы на пространстве утраченных российских территорий с десятками миллионами русских, а о таких мелочах, как дистанцирование от русофобов.

Пресс-конференция Сергея Лаврова и Владимира Макея по итогам переговоров. 2 сентября 2020 года. МИД России

Свежий пример: 8 сентября Лукашенко дал интервью российским СМИ, растиражировавшим очередные ушаты откровенной лжи про «160 тысяч украинских беженцев» (что не подтверждается даже официальными данными белорусского МВД), про откровенно антироссийское уголовное «дело вагнеровцев» (решения принимал Александр Лукашенко, а для тайных извинений он отправил своего сына), про якобы бегство на Украину оппозиционерки Марии Колесниковой (ложь вскрылась в тот же вечер на пресс-конференции в Киеве). Однако всё это не остановило центральные российские СМИ от тиражирования этих и других фейков от Лукашенко.

Более того: вечером 8 сентября в эфир вышел замечательный образчик неадекватности под названием «Прекрасная Россия бу-бу-бу»: кризис в Белоруссии. 8 сентября | Симоньян про интервью с Лукашенко». За стаканом чая были собраны такие системные русофобы, как пропагандист Андрей Кривошеев, относительно недавно направлявший в Россию с белорусского голубого экрана такие послания: «Прошу вас, теребите свое имперское «эго» в самоизоляции и не на людях».

Кривошеев занимался привычным делом «отбеливания» Лукашенко, который якобы использует антироссийскую риторику только для того, чтобы докричаться до первых лиц России (такой способ коммуникаций). Помогал эму в этом гебешник Александр Тиханский, заявивший: «Очень такие многие русофобские настроения в Белоруссии рождались знаете от кого? От Москвы!»

«Средства массовой информации России, очень многие — особенно, знаете, «Регнум» и так далее, они работали именно на это. И это всё возвращалось. Очень многие люди видели, насколько антибелорусская истерия шла, особенно в преддверии 20-летия подписания союзного договора. Как только ни называли белорусский народ!» — поведал Тиханский.

Интервью Александра Лукашенко представителям ведущих российских СМИ. 8 сентября 2020 года. President.gov.by

То есть это Москва организовала в Минске декабрьское тысячное шествие, которое неделю бродило по центру города, рвало и сжигало портреты Владимира Путина, провоцировало охрану российского посольства. То есть это Москва мобилизовала тогда всю свою агентуру (включая будущего члена КС Ольгу Ковалькову), чтобы изгнать российского посла Михаила Бабича и сорвать подписание пакета «дорожных карт» по углублению экономической интеграции Союзного государства. То есть это от Москвы родился русофобский уродец «белорусизации», за разоблачение которого на 14 месяцев посадили в тюрьму по сфабрикованному уголовному делу трёх корреспондентов ИА REGNUM, получивших в итоге пять лет лишения свободы за «экстремизм» (критику русофобии).

Кривошеев, Тиханский, Дзермант, Шпаковский, Петровский и прочие «батькины эксперты», столь привечаемые в медийном пространстве России — одного поля ягоды с Алексиевич, Анисим, Латушко, Беленьким, Канопацкой и многими другими. И те, и другие — националисты, а национализм в бывших российских владениях может быть только антирусским, без вариантов. С разных сторон одного и того же поля они зорко следят за тем, чтобы русское движение в Белоруссии не дошло до институционализации, было маргинализировано и задушено.

Пока одни пытаются слепить жертву из Лукашенко со товарищи, другие лепят жертву из Алексиевич со товарищи. Все вместе с надеждой смотрят на Путина, а Путин безмолвствует.

Георгий Шкловский

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий