Три жертвы многовекторности

Тот факт, что в Белоруссии с 9 августа этого года продолжаются антилукашенковские протесты, а сам Александр Лукашенко кардинально не меняет своё ближайшее окружение, может, по мнению многих, свидетельствовать не только об упрямстве и нежелании президента что-то делать под давлением. Есть у него и другие резоны.

Суть же происходящего вот в чём: сейчас Лукашенко демонстративно сближается с Россией, называет её «старшим братом» и как бы готов сливаться с нею в интеграционном экстазе вплоть до совместного военного отражения «гуайдихи» Светланы Тихановской и стоящих за её спиной Польши и Литвы на западных границах.

Однако дальше слов у Лукашенко пока нет никаких конкретных дел. А вот окружение, которое и подтолкнуло его к политике так называемой «многовекторности», приведшей и к охлаждению отношений с Россией, и к нынешним прозападным протестам, остаётся на своих местах и постах. А значит, не исключено, что мнимое «сближение с Россией» — это не стратегия, а всего лишь тактические уловка, обман и симулякр «батьки». Он таким образом просто хочет устоять, оперевшись на силу России и авторитет Владимира Путина, понимающего геополитическую важность Белоруссии для его страны. Потом Лукашенко надеется погасить протесты и, как и было прежде, продолжить балансировать на противоречиях между коллективным Западом и Москвой.

Власть в собственной стране, не оспариваемая никем, а не зависимость либо от Москвы, либо от Запада — вот, похоже, цель Лукашенко, ради которой он сейчас и вихляет сам, и заставляет делать то же самое своё «многовекторное» окружение. Во всяком случае, глава МИД Белоруссии Владимир Макей, которого называют «отцом» и главным проводником многовекторности, сейчас о ней даже не заикается, а верно служит президенту и его новым пророссийским хотелкам, искренне борясь с «происками Запада». Когда недавно Совет по правам человека ООН (СПЧ) в спецрезолюции призвал белорусские власти «вступить в диалог с политической оппозицией, включая Координационный совет и гражданское общество, чтобы гарантировать уважение законодательства о правах человека, в том числе гражданские и политические права», Макей дал жёсткий и вполне конкретный отлуп критикам. «Резолюция абсолютно надуманная. Потому что статья 2 Устава ООН чётко говорит о том, что Организация не должна вмешиваться во внутреннюю компетенцию того или иного государства. Эта резолюция представляет собой однозначное вмешательство во внутренние дела Белоруссии, потому что отдельные предложения предусматривают оценку ситуации в Белоруссии, оценку итогов выборов, оценку поведения различных сторон и так далее, и тому подобное», — сказал он почти в стиле «батьки», который в борьбе за власть слов особо не подбирает. И даже пообещал, что Белоруссия вместе с партнёрами «предпримет шаги для защиты собственных интересов». То есть абсолютной власти «батьки», самого Макея при нём и, следовательно, его «макейчиков» на разных постах.

И всё вместе это наталкивает на мысль, что Белоруссия может опять вернуться к многовекторности, которая обязательно даст свои плоды и таки развалит эту страну, как это было сделано на Украине и Сербии. Именно эти три страны — Сербия, Украина и теперь вот, возможно. Белоруссия — жертвы этой самой многовекторности, которая стала для них обманом.

Начнём с Сербии, которую с развалом Югославии Запад начал, с одной стороны, валить и ослаблять особенно последовательно и системно. Боясь возрождения так называемой «Великой Сербии» и пророссийского форпоста на Балканах. В начале 90-х годов прошлого века от Сербии отторгли и потом уничтожили в Хорватии Сербскую Краину, а Республику Сербскую оставили в независимой Боснии и Герцеговине. Затем в 1999 году под протекторат ООН попало восставшее Косово, населённое албанцами, которые в 2008 году провозгласили независимое государство на сербской территории, и Запад это частично признал. А ещё раньше, в 2006 году, было развалено союзное государство Сербии и Черногории, последний осколок союзной Югославии. Черногория ушла в самостоятельное плавание, отрезав Сербию от моря, перейдя на евро, став в 2017 году членом НАТО и получив статус кандидата в Евросоюз.

Всё, «окружение» Сербии завершилось. Теперь, с другой стороны, её добивают посулами «единого европейского счастья» в единой же «евросемье». В самой Сербии сейчас борются два магистральных подхода в вопросе возвращения себе потерянного Косово. Одни предлагают ждать, не признавать Косово, дружить не с Западом, а с Россией и Китаем, всячески укрепляться и усиливаться и потом вернуть край силой то ли оружия, то ли экономики. Другие выступают однозначно за евроинтеграцию, потому что им обещают, что в «единой Европе» исчезнут границы, и Косово таким образом «вернётся» в Сербию. Вот эти геополитические «весы» с развилкой двух путей и есть сербская многовекторность, которая раздирает страну и её элиты надвое.

Второй под каток многовекторности попала Украина на рубеже тысячелетий. С повторной победой на президентских выборах в 1999 году президент Леонид Кучма приступил к реализации излюбленного украинского приёмчика — «покорный телёнок двух маток сосёт». Играя на противоречиях Запада и России, Кучма элементарно хотел «доить» их обоих в интересах Украины, в которой тогда уже сложился полноценный олигархат с президентом в качестве смотрящего и третейского судьи наверху.

Назначив ставленников Запада Виктора Ющенко премьером, а Игоря Митюкова министром финансов, Кучма смог выгодно для страны реструктуризировать внешние долги, избежать дефолта и освободившиеся деньги бросить на внутреннее развитие. Из России Украина в то время получала дешёвые энергоносители — нефть и газ, «кровь и воздух» экономики. И в 2000—2004 годах Украина действительно начала превращаться в некоего «восточнославянского тигра», демонстрируя невиданный для соседних стран и всей Европы прирост ВВП и рост экономики: 5,9% в 2000-м, 9,5% в 2003-м и 11,7% в 2004-м. Этот год и стал последним в этом росте и самым кризисным.

Украину элементарно испугались, как дико растущего конкурента, и свернули многовекторность и прихлопнули с двух сторон. Несмотря даже на то, что Кучма в своей многовекторности начал склоняться в сторону России и её интеграционных проектов, в частности Единого экономического пространства, инициированного в 2003 году вместе с Россией, Казахстаном и той же Белоруссией. К тому же Россия стабильно давала деньги за транзит своего газа в Европу и, повторяю, дешёвые энергоносители, а Запад обещал только кредиты под кабальные условия. В итоге, Украину «тормознули». Причём Россия тогда впервые проиграла Украину, допустив прозападную «цветную» — «оранжевую» — «революцию» и «воцарение» президента с задатками клинического идиота-русофоба Ющенко, страдающего к тому же манией величия, а не только украинофилией.

Сейчас вот, последние лет пять, по похожему пути шла и Белоруссия, многовекторно вихляя между Россией и Западом. И её рвало буквально на части. Россия требовала выполнения условий создания союзного государства и сокращала дармовые экономико-финансовые бонусы, а Запад обещался во всём заместить «старшего брата» — от энергоносителей до кредитов. США даже танкер со своей нефтью посулили, прислали на свиданку с «батькой» целого госсекретаря Майка Помпео и пообещали возобновить работу своего полноценного посольства в Минске.

И, как говорится, слава Богу, что в Вашингтоне не успели с полноценным американским посольством. Тут США круто провтыкали: будь посольство на мази, и «белмайдан» мог пойти по совсем другому пути. Там, где есть посольства США, майданы обычно удаются на славу.

И сейчас Белоруссия мало-помалу переживает свой «майдан» и как-то определяется. Россия обещает ей помощь, а «батька» и его окружение, даже «макейчики», активно русофильствуют. Но и Запад не собирается отпускать. Во всяком случае, в ООН решили поручить своему верховному комиссару по правам человека Мишель Бачелет «мониторить ситуацию». Ну а что собираются творить в самой Белоруссии и с нею на международной арене ближайшие соседи — Польша и Литва, а также весь Евросоюз с подачи США — и говорить не приходится.

Это полноценный политико-экономический пресс. И он свидетельствует лишь об одном: возврат руководства Белоруссии к продуктивной и результативной многовекторности после победы над «белмайданом» — это иллюзия. Геополитическая. Многовекторность возможна в принципе лишь в тех странах, которые не являются чьей-то геополитической целью и лакомыми кусками в чужих геополитических раскладах. И если эти страны не служат транзитной территорией, которую все хотят контролировать себе во благо, и не вызывают территориальных претензий со стороны более сильных соседей. В Белоруссии, увы, все эти факторы присутствуют в полной мере и всем набором. И руководство страны должно учитывать их в своей политике, но надежды, похоже, таки умирают последними. Иногда, как на Украине, вместе со страной…

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий