Как Украина и Польша населением менялись

23 сентября 1944 года началось переселение поляков из УССР в Польшу и украинцев из Польши в УССР.

Предотвратить Третью мировую

В результате Первой мировой войны пали европейские империи, а на их обломках образовались новые национально-буржуазные государства. В коммунистическом Советском Союзе тоже активно шло национальное строительство, были созданы национальные республики, развивались национальные языки, культура. Проблема состояла в том, что границы государств возникли не естественным образом, согласовываясь с этническим составом населения, а в результате распределения мировых сил на Версальской конференции. Проще говоря, границы нарезали победители. Нетрудно догадаться, что обострившиеся в такой ситуации национальные конфликты стали пусть не главной, но крайне важной составляющей грянувшей Второй мировой.

Летом 1944 года благодаря блестящей операции «Багратион» советские войска освободили часть Польши от гитлеровцев, и 21 июля в Люблине польские коммунисты и антифашисты создали временное правительство, известное как Польский комитет национального освобождения.

Война приближалась к концу, и все понимали, что существовало два пути решения вопроса о праве наций на самоопределение – оставить все как было, создав почву для новой мировой бойни, или осуществить переселение народов таким образом, что спорные территории перестанут быть спорными. Второй вариант виделся более предпочтительным.

Началом обмена населением между УССР и Польшей стал «Договор между Польским Народным освободительным Комитетом и правительством Украинской Советской Социалистической Республики по эвакуации польских жителей с территории УССР и польского населения с территории Польской Народной Республики», иначе называемый Люблинским соглашением от 9 сентября 1944 года.

Решение было вызвано не только национальным вопросом как таковым, но и продолжавшимися боями в приграничных областях, так называемом Закерзоньи, с остатками бандформирований УПА, которых все еще поддерживала часть местного украинского населения. Бандеровцев нужно было лишить социальной базы. Помня ужасы совсем недавно организованной украинскими националистами УПА и частями дивизии СС «Галиция» Волынской резни, поляки поддержали инициативу. Кроме того, переселение в основном православного украинского населения в УССР подрывало силы униатов на Западной Украине и благоприятствовало воссоединению поддержавшей Гитлера УГКЦ с положительно проявившей себя в борьбе с фашизмом РПЦ.

Люблинское соглашение от СССР подписал Никита Хрущев, а от польского правительства – Эдвард Осубка-Моравский. Предполагалось, что до 1 февраля 1945 года удастся переселить на территорию СССР из Лемковщины, Холмщины, Надсяння и Подляшья больше 300 000 украинцев, примерно 268 000 из которых должны были осесть в восточных областях УССР, а остальные – в западных. В Польшу отправлялись те этнические поляки, которые по состоянию на 17 сентября 1939 года (день вступления советских войск на оккупированные Польшей в ходе войны 1920 года территории Западной Украины) были гражданами Польского государства.

15 декабря 1944 г. СНК УССР и ЦК КП(б)У приняли совместное постановление, в котором отмечено: «предоставить каждой эвакуированной семье в восточных областях в колхозах, а в западных областях – в населенных пунктах, пригодные для жилья помещения, а за отсутствие таковых – временные. До окончания ремонта разрешалось размещать эвакуированные семьи в домах колхозников и домах местного населения с их согласия».

Добровольно и не очень

Первый этап переселения прошел относительно гладко. Украинские семьи добровольно уезжали из еще не полностью освобожденной от нацистов Польши, надеясь на лучшую жизнь в УССР, где правительство выдавало новоприбывшим денежные ссуды, позволяло брать с собой до двух тонн грузов на семью, домашний скот, а на месте нового поселения обеспечивало жильем, земельным участком, компенсировало стоимость утраченного урожая и т.д. Кроме того, часто они бежали от крайне негативно настроенного против них польского населения, подзуживаемого АКовцами — бойцами националистической Армии Крайовой, которой руководило из Лондона польское буржуазное правительство в изгнании. Так, украинцы из с. Кобыльница Русская Велико-Очковского уезда жаловались областному прокурору во Львове, что 26 февраля 1945 г. на их село напали польская полиция и АКовцы, которые «сожгли 120 дворов, убили 34 человек, забрали 160 коров, 85 лошадей, 40 штук свиней, 40 повозок, одежду, продукты». Подобные случаи были не единичными.

Что касается поляков, часть из них с удовольствием вернулась на историческую родину, часть без удовольствия, опасаясь террора еще действовавших в приграничных областях банд УПА. Однако большинству было тяжело расстаться с нажитым хозяйством, да и ехать в еще не до конца освобожденную от гитлеровцев Польшу им казалось не менее опасным, чем жить рядом с остатками украинских националистов. У националистов польских же были свои мотивы отказа от переселения – они надеялись на начало войны США и Великобритании против Советского Союза и гипотетическое восстановление Польского государства в границах 1939 г.

В январе 1945-го стало ясно, что завершить переселение зимой не получится и окончательную дату сдвинули на июль. Однако к лету процесс практически прекратился и 24 июля польское правительство вынуждено было собрать в Варшаве конференцию с представителями украинских общин Краковского, Жешувского и Люблинского воеводств. Почти все отказались покидать Польшу и даже потребовали гражданства. Поэтому 22 августа одновременно с решением о немедленной передислокации в Перемышльский, Лесковский и Любашевский уезд трех дивизий польского войска «для разгрома и ликвидации банд (УПА – прим. автора), а также установления в этих районах органов польской власти», на военных возложили задачу насильственно выселить семьи украинцев и смешанные украино-польские семьи из з 50-ти километровой приграничной зоны с УССР. Таким образом, к августу 1946 г. из Польши в СССР переселилось почти 650 000 украинцев. Однако в Закерзонье все еще оставались более 150 000 человек из украинских и смешанных украино-польских семей.

Агитировать же поляков в УССР прибыл известный в то время польский националист Станислав Грабский. Он объяснил, что сохранить Львов для Польши не удалось, но зато по результатам Второй мировой войны получилось отторгнуть 100-километровую пограничную зону от Германии, которую покинуло полмиллиона немцев. Именно туда, на опустевшие земли, срочно требовались советские поляки. Агитация дала плоды – к августу 1946 года Западную Украину покинуло почти 790 000 поляков. Отказались ехать только 13,5 тыс. человек.

Националистический нарратив и объективная реальность

К началу 1947 года на советско-польском пограничье продолжали орудовать банды УПА, снабжавшиеся в украинских селах. Оставшиеся на тех территориях украинцы категорически отказывались ехать в УССР. В феврале заместитель начальника Генерального штаба Польши генерал Стефан Моссор разработал план окончательного выселения украинцев, но не в СССР, а в пограничную зону с Германией. 28 апреля началась операция «Висла». За три месяца, до 28 июля 1947 года польские военные переместили из Краковского, Люблинского и Ряшевского воеводств на сереверо-западные земли (Белостоцкое, Гданьское, Ольштынское, Опольское, Познанское, Щецинское, Вроцлавское, Зеленогорское и Кошецкое воеводства) больше 140 000 украинцев и членов смешанных семей.

Окончательно же процесс взаимного переселения поляков и украинцев из Украины в Польшу и наоборот завершился лишь в начале 50-х годов.

Современные украинские историки оценивают трансферты населения в указанный период исключительно в негативном ключе. Они представляют эти процессы как «устрашение» и «наказание западных украинцев за нелояльность к советской власти». В околонаучной публицистике часто встречаются цитаты из приписываемого маршалу Жукову фальшивого документа, где он якобы поставил подпись под решением о выселении всего населения Западной Украины чуть ли не на Дальний Восток. Однако такие чисто идеологические соображения не находят документального подтверждения.

В тексте Люблинского соглашения напрочь отсутствуют политические «антиукраинские» мотивы. Там сказано следующее: «Обе Договаривающиеся Стороны обязуются после подписания этого Соглашения приступить к эвакуации всех граждан украинской, белорусской, русской и русинской национальностей, проживающих в […] уездах и иных районах Польши, пожелавших переселиться с территории Польши на Украину, и приступить к эвакуации всех поляков и евреев, пребывавших в польском гражданстве до 17 сентября 1939 г., которые проживают в западных областях УССР и имеют желание переселиться на территорию Польши». Их этого прямо следует, что переселять планировали далеко не всех. Например, этнические украинцы, которые служили в польской армии, были чиновниками или депутатами сейма не подвергались переселению. Подобных категорий населения насчитывалось немало. А тот факт, что приехавшим на территорию УССР украинцам создавались условия для жизни и труда, вообще опровергает умозаключения историков-националистов о «наказании» украинского народа советской властью.

Насильственные трансферты масс населения безусловно можно назвать жестокими. Однако они объективно снизили риск выдвижения территориальных претензий, а значит и риск развязывания новой мировой войны.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий