Туризм в ДНР: мифы и реальность

В конце сентября в Донецке отмечали день туризма: презентовали логотипы и говорили красивые обнадёживающие слова. 29 сентября началось голосование за лучший логотип туристического бренда ДНР, к сегодняшнему дню в нём приняли участие свыше тысячи человек.

Однако то, что мы наблюдаем – не более чем имитация бурной деятельности в отсутствие каких-либо достижений. Говорить о логотипах и брендах преждевременно, равно как и о развитии туризма в Донбассе – для начала необходимо закончить войну и создать инфраструктуру.

Логотипы туристического бренда ДНР были представлены 25 сентября на заседании рабочей группы по внутреннему и въездному туризму. Каждый из презентованных логотипов содержит отсылку к символам Донбасса – розам, терриконам и Азовскому морю. Вот так выглядят три допущенных к онлайн-голосованию логотипа:

Картинки весьма спорные, и от них отчётливо веет прошлым: терриконы отсылают нас к процветавшей некогда угольной отрасли, которая ныне пребывает в тотальном упадке, и, скорее, заставляют поностальгировать о былом богатстве Донбасса, чем задуматься о будущем. Розы, которые также некогда были символами региона, прошедшим летом на многих клумбах Донецка были в крайне плачевном состоянии – неухоженные и засохшие, что вызывало бурные дискуссии в группах в соцсетях. О море поговорим чуть ниже (спойлер – ничего хорошего не будет). Поэтому представленные логотипы, несмотря на то, что их вроде бы рисовали студенты, отсылают нас в прошлое, имеют мало общего с настоящим и совсем не настраивают на будущее. Но логотип – это всего лишь картинка, которую всегда можно поменять. А вот то, что скрывается за картинкой, быстро изменить не получится – отсутствие туристической инфраструктуры перечёркивает благие намерения по развитию туризма в регионе.

Туризм (в любой стране, на любом континенте) имеет шанс развиваться только при наличии соответствующей инфраструктуры. Никакие природные красоты, памятники истории и архитектуры не заставят приехать туриста в гости, если ему банально негде будет переночевать. В Донбассе дела обстоят именно так.

Донбасс и до войны никогда не был туристической Меккой. Здесь активно развивалась промышленность, все крупные капиталы были сколочены на эксплуатации производственных мощностей, построенных ещё в СССР. Популярной была поговорка: «Донбасс – это уголь, Донбасс – это сталь, Донбасс – это люди, смотрящие вдаль». Уголь и сталь, но не заповедники и пляжи. Люди зарабатывали деньги, работая на промышленных предприятиях, а отдыхать выезжали в Крым, зимой в Карпаты, Турцию, Египет и другие тёплые страны. Самолёты бесконечно бороздили небо над Донецком, с железнодорожного вокзала регулярно отправлялись рейсы по самым разным направлениям. Внутренний туризм ограничивался «туризмом выходного дня», вечером пятницы дороги были забиты в двух направлениях: люди ехали в Славяногорск, отдохнуть в лесу и искупаться в озёрах, и на Азовское море. В Славяногорске было много пансионатов, санаториев и гостевых домиков, поскольку сюда приезжали не только отдыхающие, но и паломники, поклониться святыням местной Лавры. Неплохие места для отдыха были и на Азовском побережье – это и пансионаты советской эпохи, и более современные мини-отели и гостевые дома.

Свято-Успенская Святогорская Лавра ныне находится на подконтрольной Украине территории Донбасса

В качестве туристических объектов предлагался заповедник «Меотида» на Азовском море, Хомутовская степь, несколько ландшафтных парков (автору, например, очень нравился «Клебан-Бык»), также можно было заглянуть в краеведческий музей Донецка, сходить на «Донбасс-арену», в художественный музей, посетить театры или цирк, посмотреть на памятники героям Великой Отечественной войны, основателю Донецка Джону Юзу или пальму Мерцалова. Но это – скорее программа для тех, кто приехал по вопросам бизнеса (куда бы сходить и что посмотреть в новом для себя городе), а не полноценный туризм.

Ландшафтный парк Клебан-Бык ныне также находится на территории Украины

С началом войны под контролем ДНР осталось совсем немного мест для отдыха и туризма – это посёлок Седово на Азовском побережье, Хомутовская степь, Зуевский ландшафтный парк и пара-тройка таких же по уровню объектов. Всех их роднит одна деталь – нигде нет инфраструктуры, которая могла бы привлечь туристов.

Посёлок Седово – единственный оставшийся для дончан выход к морю, все остальные курортные посёлки (Мелекино, Урзуф, Юрьевка и так далее) находятся под контролем Украины. Седово никогда не был в топе прибрежных посёлков – здесь почти нет хороших пляжей, что является ключевым условием морского отдыха. Но война не оставила другого выхода, и жители ДНР (и ЛНР тоже) массово потянулись сюда. Наплыв отдыхающих не сподвиг руководство посёлка и хозяев пансионатов хоть как-то улучшить условия отдыха. Здесь много старых советских пансионатов, давно позаброшенных и пребывающих в ужасном состоянии. Гостевые дома с весьма скромными условиями быта ставят излишне завышенные цены на свои номера, те же места, в которых действительно приемлемые, комфортные условия проживания берут ещё выше. Так, например, самый модный пансионат «Дельмар» с самым лучшим пляжем предлагает люкс за 4 тысячи рублей в сутки, расположенный рядом «Парадиз» за эти же деньги готов поселить в деревянном срубе. Питание в здешних кафе также обойдётся в немалую копеечку, плюс платная автостоянка. За эти деньги любой адекватный турист отдохнёт в Крыму или Краснодарском крае. Этим летом в Донецке ходила шутка: «У кого нет денег на Седово, тот едет в Крым или Сочи». Смех сквозь слёзы – но это правда. Относительный комфорт в Седово стоит дорого, полное отсутствие комфорта и общественные удобства на улице обойдутся вам в 300 рублей с человека в сутки. Таким образом, семья из, предположим, трёх человек должна заплатить 900 рублей в сутки за ночь в «курятнике». Так себе, туризм. Добавим к этому старые, плохие кафе и столовые, убитые дороги, и отсутствие приличных пляжей. Все общественные пляжи маленькие и грязные, с торчащими из воды остатками каменных волнорезов и железных дамб, хороших пляжей всего два – в уже упомянутом дорогом и модном «Дельмаре» (50 рублей с человека в будние дни и 100 – в выходные), и в «Металлурге» (20 рублей с человека в прошлом году).

Общественный пляж в Седово

Платный пляж модного «Дельмара»

Из развлечений – древние аттракционы, музей Георгия Седова и Хомутовская степь, расположенная недалеко от посёлка. Рядом заповедник «Меотида», который раньше был поистине уникальным местом – на безлюдном побережье жили редчайшие виды птиц. Но в последние годы попасть туда сложно. Не вдаваясь в подробности, скажем одно – так из-за войны. Вопрос на засыпку – много туристов можно привлечь таким уровнем сервиса и достопримечательностями? Ответ очевиден.

Музей Георгия Седова в одноимённом посёлке

В этом году дороговизна Седово, пропускная система и закрытые пол-лета границы заставили дончан взглянуть на Зуевку. Ландшафтный парк расположен недалеко от города Харцызска, рядом с Зуевской ТЭС. Здесь есть красивый водопад, природа, небольшие скалы, однако напрочь отсутствует инфраструктура: нет ни отелей, ни гостевых домов, способных принять большое количество отдыхающих. Есть только лагерь здоровья «Зуевка», который принимает на отдых некурящих вегетарианцев, и заезды в который расписаны на несколько месяцев вперёд, есть небольшой гостевой дом для маленькой компании – его обустройством занялся местный журналист. И это – всё. Поэтому не имеет смысла говорить даже о внутреннем туризме, что уже рассуждать о въездном.

Зуевский ландшафтный парк: есть природа, но нет инфраструктуры

Можно предположить, что туристы, приехавшие в ДНР полюбоваться Зуевкой или Азовским морем, могут остановиться в самом Донецке, а к достопримечательностям выезжать. Но и с этим будут проблемы – такси стоит дорого, автобусы на внутренних рейсах старые, а о таком понятии как каршеринг в ДНР не слышали. Отели, включая пятизвёздочный «Донбасс Палас», в Донецке есть, но они пустуют, в лучшем случае, сюда приходят поужинать местные высокопоставленные чиновники, а их подруги и жёны занимаются фитнесом или посещают спа – ещё одна наглядная иллюстрация въездного туризма, о котором рассуждают ответственные за направление бюрократы. Иностранных туристов в ДНР пока заменяют сотрудники ОБСЕ, ООН и Красного Креста.

Пятизвёздочный «Донбасс Палас» в центре Донецка пустует. В ресторанах ужинают высокопоставленные чиновники – вот и все туристы

В самом Донецке, как уже отмечалось выше, есть несколько музеев, театры, памятники героям войны, парк Щербакова, но это не тот набор достопримечательностей, ради которого туристы поедут в Донецк. Всё это есть практически в каждом городе России и зарубежья. К слову, парк кованых фигур, созданный кузнецами Донбасса (пожалуй, единственный по-настоящему уникальный объект, какого больше нет в мире, и который мог бы стать жемчужиной туристического Донбасса) пребывает в крайне плачевном состоянии, фигуры ржавеют на глазах, на их реставрацию у местной власти, «развивающей туризм», денег нет.

И самое главное: сложно представить туризм в регионе, охваченном войной. Пока у линии фронта (куда входит и Донецк, и Приазовье) сохраняется относительная тишина, хотя пользователи соцсетей всё чаще пишут о «бахах», звучащих с передовой, но уже сейчас можно прогнозировать возобновление обстрелов – пока перемирие выгодно проводящему кампанию в местные советы Владимиру Зеленскому. Как только выборы состоятся, обстрелы могут возобновиться с прежней силой.

Война, отсутствие качественной инфраструктуры и нужного уровня комфорта, не большой выбор достопримечательностей – вот то, что может предложить Донбасс сегодня потенциальному туристу. Чтобы регион начал оживать, необходимо прекратить войну, после – привлечь масштабные инвестиции в восстановление уже имеющейся инфраструктуры, потом – в развитие (и неплохо бы понимать, в какую сторону это развитие пойдёт). Пока же донецкие чиновники пускают пыль в глаза и имитируют бурную деятельность, рассказывая о развитии туризма, создавая под это всё новые структуры, и выбирая логотипы.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий