Молдавско-кавказский посыл России и Белоруссии

В прошедшие выходные в Грузии 31 октября 2020 года состоялись парламентские, а в Молдавии 1 ноября – президентские выборы. Для этих стран и для России они закончились, что называется «фифти-фифти», без существенных изменений, потому что может сохраниться статус-кво.

А вот для Белоруссии, которую вот уже третий месяц лихорадит протестами оппозиции, вызванными президентскими выборами 9 августа сего года, есть сильный теоретический и практический посыл. Обе страны, и Молдова, и Грузия, уже были жертвами «цветных революций» и их последствий, их лихорадило и из кризисных ситуаций они выходили, существенно меняя законодательную базу и перераспределяя властные полномочия вовремя так называемых конституционных реформ. А Белоруссии это еще, кажется, только предстоит, так как одним из выходов из кризиса ее правящий режим президента Александра Лукашенко назвал как раз конституционную реформу, во время которой предусмотрено существенное перераспределение полномочий между органами и институтами власти – президентом, парламентом и правительством.

Вот, похоже, Белоруссии и предстоит выбрать, по какому пути она пойдет – по молдавскому или кавказскому (грузинскому и армянскому). А России выяснить, что она получит от этого – выиграет или проиграет. А сделать это довольно сложно, потому что идут эти страны как бы противоположными курсами. Молдавия, уставшая от беспредела перманентных «восстаний-«цветняков» парламентской республики идет к усилению полномочий и власти президента. А вот в Грузии после победы «розовой революции» 2003 года 10 лет была жесткая президентская республика, которая потом резко стала парламентской. И точно такая же картина через 5 лет случалась и в соседней Армении, тоже резко ставшей парламентской.

Вот обо всем по порядку. В Молдавии все просто: после многочисленных конституционных пертурбаций во власти, которые не ослабляли, а наоборот усиливали хаос в стране, в 2016 году решили создать новый центр силы и порядка – решили избирать президента не в парламенте, а всенародно. Уравновешивая таким образом мандаты легитимности и всенародно избранных парламента и президента. Надеялись, что президент наведет порядок. Но забыли добавить ему функций и полномочий. И все равно ставший тогда президентом Игорь Додон смог внести серьезную струю в жизнь Молдавии и существенно подкорректировать ее курс развития.

Сегодня Додон считается как бы пророссийским, потому что он смог прагматично донести молдаванам практические выгоды от восстановления экономических связей с Россией. До него Молдавия, как Сергей Есинин за комсомолом, заявляла, что бежит в Европу, задрав штаны и даже заголив тощий зад. Результатов не было никаких. Ибо ЕС дал Молдавии не только безвиз, но и соглашение об ассоциации, однако практически не принял ничего из того, что могла предложить эта страна. Пописанные документы и бравурные обещания так и остались фантиками-обманками, под которым ничего реального нет.

На этих выборах против Додона прозападные силы Молдавии выставили экс-премьер-министра Майю Санду, которая в первом туре набрала 36,16% (487 635 голосов) и опередила Додона с 32,61% (439 866 голосов). По закону 15 ноября предстоит второй тур голосования, и результаты его, увы, пока непредсказуемы. Для всех.

Но больше всего в прошедшие выходные насмешил Михо Саакашвили, ставший символом грузинских, а потом и армянских перемен. Сегодня он – заурядный чиновник в Украине, надувающий фантомы-пузыри собственной бессмысленности на ниве якобы реформирования. Этот экс-президент Грузии в мае 2020 года очень потешил украинцев. Президент Владимир Зеленский назначил его главой исполкома Национального совета реформ (НСР), а он сразу переименовал ведомство в «Офис простых решений и результатов» (ОПРР). С тем же общим исходом: ни простых решений, ни сложных результатов. Потому что, как известно из элементарной логики, нет реформ – нет и их последствий.

Сейчас же Саакашвили развеселил уже грузин: за день до выборов он заявил, что не будет выдвигать свою кандидатуру на пост премьер-министра Грузии. Чтобы, значит, собственной персоной не раскалывать общество и не вызывать ненужные эмоции и страсти. И это реально смешно и противно. Во-первых, потому, что никто Саакашвили эту должность не предлагал, хотя он активно участвовал в выборах, что называется, по скайпу, но ведомая его чутким руководством оппозиционный Блок «Единое национальное движение – объединенная оппозиция» занимает лишь второе место с 27,14% голосов и не сможет претендовать на кресло главы правительства. А победила правящая партия «Грузинская мечта» с 48,15%, которая с учетом голосов мажоритарщиков, скорее всего, возьмет большинство мандатов и сможет сама сформировать правительство и опять возглавить Грузию.

Во-вторых, – и это главное! – Саакашвили лишен грузинского гражданства в мае 2015 года, когда стал губернатором Одесской области Украины, а в его родной стране был заочно обвинен по ряду уголовных дел, и только по завершенным расследованиям суммарно ему грозит до 9 лет тюрьмы. Нынешний президент Грузии Саломе Зурабишвили в силу женской нежности и отходчивости могла бы Михо помиловать, но, мягко говоря, на фига ей это нужно, если его партия еще и не победила?

А правящая партия «Грузинская мечта» такую возможность отрицает вовсе: там ждут, что когда-нибудь изловят беглеца и отправят в тюрягу, где его ждут с распростертыми объятиями и подготовленными вениками и ножками от табуретов. Чтобы соответствующим образом поквитаться и отомстить: одно из обвинений Саакашвили заключается в том, что при нем в тюрьмах так пытали его оппонентов – при помощи указанных атрибутов, засунутых в известные места ниже спины. А грузины долго помнят подобное обхождение с собой.

Однако в любом случае именно Саакашвили первым предпринял попытку сохранения собственной власти на какой-угодно срок. И не на в президентском кресле, а на посту премьера, которого назначает парламентское большинство. Например, по типу федерального канцлера Германии. Перед истечением свого второго срока президентства Саакашвили провел конституционную реформу и преобразовал президентскую республику в парламентскую, в которой основные властные функции осуществляет премьер. Михо был уверен, что его партия будет побеждать всегда, а значит, он сможет рулить Грузией вечно. Думал так, но проиграл и в 2013 году вынужден был бежать из страны, даже не дожидаясь несколько недель до конца срока.

Точно такой же кульбит в 2015 году осуществил и президент Армении Серж Саргсян, тоже переделавший свою полупрезидентскую республику в чисто парламентскую и даже ставший на 6 дней главой правительства. Но он тоже проиграл: в 2018 году в результате «цветной революции» его смели волны протеста и вынесли на его место лидера протестов Никола Пашиняна, ставленника запада в этой стране и чистого коллаборациониста и выкормыша грантоедов-соросят.

И вот сейчас и выясняется: а) правда ли, что вот эти конституционные игрища с перераспределением властных полномочий – это всего лишь технология сохранения у власти нужных людей что в Молдавии, что в Грузии, что Армении, что в Белоруссии; б) кто лучше овладел этими технологиями – Запад или Россия.

Пока кажется, что Запад, потому что у него получается игра вдолгую в Грузии у власти прозападные силы и без Саакашвили, в Молдове такие же силы хоть мытьем, хоть катаньем рвутся к власти, и даже в Армении нарастают антироссийские настроения. Посудите сами – для России сложила удивительно неопределенная ситуация: в Молдове она может потерять своего «симпатика», потому что, как утверждает, например российский политолог Андрей Суздальцев. «ощущается некое преимущество в отношении Майи Санду». «У нее более структурированная программа, которая не отрицает, что Молдова должна использовать наследство Додона. То есть она смогла объединить две программы, которые формально противостоят друг другу. Потому она и получила небольшое, но важное преимущество в первом туре», – считает он.

Практически согласен с ним и молдавский специалист Корнел Чуря, уверенный, что победители первого тура будут бороться за голоса кандидатов-неудачников: «Теоретически и идеологически избиратели Усатого и Иванов (Ренато и Виолетта, кандидаты, занявшие третье и четвертое место в гонке. – Авт.), которые вместе набрали около 24%, должны отойти Додону, так как они представляют левый и центристский электорат. Запас неудачников первого тура, который может привлечь Санду на правом фланге, почти втрое меньше – около 7%. Но на практике так бывает не всегда. Пока с уверенностью можно сказать, что многое решится на переговорах между ведущими политиками страны, которые пройдут в ближайшие две недели». То есть предстоят торги, перекупка сторонников и перераспропагандирование партийных лидеров и электората. И кто тут победит – Россия или Запада – сказать трудно.

В Грузии все останется без изменений – в пророссийское русло она не вернется. И потому что в этой гонке были представлены только весьма условные «пророссийские» кандидаты, и которых прошла в парламент только одна партия, да и то на лузерских позициях. Это только подтвердило очевидное: данный социологов о том, что 80% грузинских респондентов поддерживают курс Грузии на НАТО и ЕС.

В Армении там вообще игра чрезвычайно тонкая и стремная. Эта страна чисто внешне терпит военное поражение в конфликте с Азербайджаном и вполне может потерять контроль над Нагорным Карабахом. Это – однозначно крах режима Пашиняна. И многие уже обвиняют Россию в том, что это она все «подстроила», чтобы военным поражением Армении вызвать недовольство армян и смести прозападного Пашиняна. А также решить проблему Нагорного Карабаха, который может получить новый статус в составе Азербайджана, а не пребывать в состоянии непризнанной республики.

Если последнее утверждение имеет под собой основания, то риск для России огромен – она может потерять Армению, так как поражение Еревана в войне за Нагорный Карабах Запад может представить, как «подставу России» и тем самым вызвать всплеск русофобии в армянском обществе. То есть доделать то, чем все последние два года и занимался Пашинян. А он одной рукой выдавливал все российское с армянской территории, а другой – заигрывал с Россией и не шел на разрыв отношений с нею по сценариям Саакашвили только потому что понимал: без всесторонней помощи Москвы Армении грозит потеря государственности, а ее народу – резня. И России, и Западу в этом случае предстоит игра за Армению. Точнее – за Пашиняна или за его сменщика во главе страны. Россия может предложить Еревану лишь статус-кво, но уже без Нагорного Карабаха, а это, повторяю, сильно поменяет отношение армян ко всему русскому. Запад же может обещать армянам Армении и Нагорного Карабаха, что ничего страшно в их жизни без России не произойдет, а гарантом их благополучия выступит, например, Турция. Как член НАТО и представитель коллективного Запада, который и Азербайджан, и Армению потянет за собой в «европейское лоно».

И игра эта началась. А Запад же в лице БДИПЧ ОБСЕ и Парламентских ассамблей ОБСЕ, Совета Европы и НАТО уже норовит признать состоявшиеся выборы в Грузии и Молдове «конкурентными, и в целом основные свободы были соблюдены». А че Западу? Там побеждают его силы…

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий