«Европа одряхлела и, похоже, теряет инстинкт самосохранения. Террористы берут ее за горло». Интервью с Александром Раром

Новая волна прокатившихся по Европе терактов далеко не первая, начиная с 2015 года, говорит о том, что что-то неладное происходит с европейским организмом. Похоже, что у Европы напрочь отбит инстинкт самосохранения. Почему так происходит? Где жесткие превентивные меры пресечения терроризма? Почему каждый теракт застаёт врасплох политиков и спецслужбы этих стран? Об этом наш разговор с немецким политологом Александром Раром.

— Почему Европа напоминает страну не выученных уроков? Теракты исламистов там получили постоянную прописку с 2015 года, когда благодаря Германии границы открыли для миллионов беженцев с Ближнего Востока. А у Евросоюз до сих пор нет внятной стратегии безопасности. Отсутствует тесная координация между спецслужбами ведущих стран ЕС. Что это? Глупость или преступление?

— Это либеральная модель. Ее создали, когда над небом Европы не было облаков, а светило яркое солнце и всем жилось хорошо. А теперь шторм над горизонтом и даже где-то гроза и Европа, конечно, во многом не справляется с теми вызовами, перед которыми мы находимся. Я думаю, что только хуже будет.

Тут встает очень серьезный вопрос об изменении европейского законодательства для борьбы с этими вызовами, например, с миграционным кризисом, терроризмом и так далее. Но если Европа будет менять эти законы, то она дрейфует вправо, чего нынешние политические властные элиты ни в коем случае не хотят. Во-первых, они тогда сами теряют власть, теряют перспективу либеральной Европы, рая на земле, который они хотели выстроить, назвав либеральную систему «концом истории», «лучше которого ничего не придумать». И на эту либеральную модель Запада все должны равняться — она и должна быть прообразом устройства всего мира. А если менять законодательство и начинать слишком жестко действовать против мигрантов, против террористов, то, как многим здесь кажется, элиты, которые пронизаны, пропитаны новым духом постмодернизма, боятся потерять свое лицо, свою идентичность и вообще европейскую идею. Поэтому они предпочитают бороться точечными методами. Я не вижу в Европе возможностей и политической воли для жесткой борьбы, для обуздания террора, а это один из самых серьезных вызовов Европе.

— Почему европейские спецслужбы не в состоянии взять под свой контроль мигрантов, замеченных в симпатиях или в сотрудничестве с террористами? Почему жестко не пресекаются, не изолируются потенциальные террористы? Кто виноват в этом: политики или спецслужбы расслабились и оказались не готовы к войне исламистов в городских условиях?

— Все виноваты. Я уже отчасти ответил на ваш вопрос. Могу добавить, что местное законодательство сужает возможности спецслужб для жесткой борьбы с терроризмом и миграционными потоками. Европа не хочет закрывать границы, потому что если она это сделает, то станет крепостью. А Европа не хочет быть крепостью, она хочет красоваться перед всем миром, быть светочем самой лучшей либеральная система, которую когда-либо придумало человечество. Эдакая земля обетованная. И элиты, как мне кажется, скорее смиряться с террором и еще большими жертвами ради того чтобы все таки не становиться крепостью, не закрываться и не делать никакие ограничения в либеральном, как им кажется, законодательстве.

А что касается разведслужб, то они после времен диктатуры в Германии и в Европе действительно были во многом реформированы, децентрализованы, между ними, как и в каждой стране тоже существует конкуренция. Как мне кажется, они не справляются с новыми задачами. Хотя, в случае Германии нужно сказать, что здесь были запланированы террористические атаки на подобие тех, что мы видели в Вене и Париже, и спецслужбам пока что удавалось их превентивно предотвращать, а террористы были обезврежены. Об этом, правда, много не пишут.

Мне кажется, что вопрос необходимо задать политикам, продолжающим мечтать и построении либеральной Европы — Соединенных Штатов Европы. Эта идея никуда не делась, и пока она превалирует, в Европе выбирают и будут выбирать политиков, ратующих за подобные идеи. Однако уже есть и исключения: в отдельных странах в парламенты прорываются сторонники жесткой миграционной политики и превращения Европы в крепость.

Не хотел бы употреблять это страшное слово «чистка», в отношении спецслужб, но, похоже, она началась в силовых структурах Германии. Дело в том, что в недрах спецслужб в условиях войны исламистов все чаще раздаются критические голоса, требующие проведения жесткой линии, которую некоторые называют «националистической», но именно против них и идет «чистка». Им затыкают рот, их убирают, чтоб ни в коем случае они не портили атмосферу и не сеяли «панику» в Эдеме. А это ослабляет сами спецслужбы. Я полагаю, что во многом из-за этого и спецслужбы, и элитные войска дезориентированы и растеряны такой политикой верхов. И мы снова натыкаемся на те же грабли: правящая элита Европы не хочет меняться, потому что понимает, что если она начнет менять законодательство, то скатывается в сторону авторитаризма, как Турция, Россия и даже трамповская Америка. И тут рушится вся идеологема светоча и оплота прав человека во всем мире.

— Но ведь в Европе не только ограничивают возможности спецслужб, но все западные СМИ заточены на восхваление нынешней модели. Смотрите: ведущие телеканалы и газеты, словно воды в рот набрали. Они не разносят власти в пух и прах за проколы спецслужб. Не выполняют роль «чистильщика», когда раньше в Европе одна громкая статья могла стать поводом для правительственного кризиса. Что с ними происходит?

— СМИ были когда-то независимыми. Сегодня они, как и либеральная модель Европы, тоже во многом в обороне. Да, все мечтают, что вот-вот создадут Соединенные Штаты Европы, политически сильную Европу, что либеральные ценности превыше всего, что Европа по-прежнему будет моральным лидером и защитником прав человека во всем мире. Но на самом деле, если честно смотреть правде в глаза, то Европа в обороне и её либеральная система тоже. Правда, в Америке Трампа наметился отход от этой модели, к которой страну может вернуть Байден. В Польше и Венгрии тоже идут реформы в сторону укрепления авторитарной модели управления страной. Азия не будет принимать европейскую модель либерализма. А потому Европа и её элиты будут ожесточенно защищаться всеми имеющимися средствами. И вот тут-то их главный помощник — ведущие СМИ, которые давно стали инструментом промывания мозгов населению и вдалбливания в головы либеральных ценностей. Потому и в редакциях основных газет работают люди, заточенные только на это. С другим мировоззрением туда попросту не попадают.

— Почему оппозиция как-то вяло и робко говорит власти об её ответственности за поддержание в стране уровня безопасности. Я зашел на сайт «Альтернативы для Германии» после теракта в Вене, а там какое-то беззубое заявление. А ведь эта партия традиционно жестко критикует миграционную политику Ангелы Меркель. А тут скромное заявлением о «необходимости реформирования практики предоставления убежища». Молчат и свободные демократы и «зеленые» Германии. Это что заговор молчания или все они слепы и не видят повода для серьезных разборок? Как бы вы прокомментировали эту ситуацию?

— Нет, они как раз не слепы. Они видят, что в Германии, та же «Альтернатива для Германии», жесткие заявлениями не дают им очков. Более того: они становятся объектами травли со стороны ведущих СМИ. Эти партии просто начинают добивать, зачастую просто унижать, демонизировать. И партии видят, что у них нет никакой возможности достучаться до электората, чтобы донести свою точки зрения. Та же «Альтернатива для Германии», и партия «Левые», ведут себя осторожно. Вынуждены лавировать. А мейнстримовские СМИ делают все, чтобы иная точка зрения просто не попала на страницы их изданий. «Альтернатива для Германии», как и «Левые», разве что может высказываться в Бундестаге, но их мысли никто не доносит в ведущих электронных СМИ.

Дело доходит до того, что в Берлине, к примеру, многие рестораны и кафе просто указывают на дверь, отказываются обслуживать политиков из «Альтернативы для Германии». У нас тоже идёт «охота на ведьм», что уж тут скрывать. Таким образом либеральная верхушка обороняется от, как ей кажется, национализма, от других альтернативных моделей в политике. А «Альтернатива для Германии», я думаю, сама расколота на радикальное крыло и другое крыло, которое хочет подстроиться под мейнстрим, чтобы быть услышанным, чтобы на каком-то земельном уровне войти в коалиционное правительство и т.д.

Поэтому «Альтернатива для Германии» теряет в рейтинге. В другие времена, на пике кризиса беженцев, они действительно усилились, однако протестный электорат, голосовавший за эту политическую силу в 2015-2016 годах, сокращается. Люди боятся коронавируса, хотят сплотиться вокруг правящих партий, считают, что их может защитить только государство. Например, очень сильно выросла популярность Ангелы Меркель несмотря на то, что и она сделала большие ошибки. Тем не менее, «Альтернатива для Германии» теряет поддержку населения и партии кажется, что это происходит отчасти из-за её радикальных заявлений. Поэтому они избегают жесткой конфронтации с властью. Предпочитают идти по мягкому пути. Но тут есть и своя опасность: такая партия со временем становится просто не нужной. Не сопротивляясь и в чем-то поддакивая власти, ты не представляешь интереса для части избирателей.

— После рождественского теракта в Берлине в 2016 году Аниса Амри, телефон которого прослушивался немецкими спецслужбами, я так и не дождался публичного разбора ошибок спецслужб в Бундестаге. Все кануло куда-то в небытие. Какие меры были приняты Меркель после такого провала спецслужбы?

— Я думаю, там было предпринято много мер, но большой шквал критики вызвало то, что не до конца положили все карты на стол. Даже сейчас, спустя годы после теракта, выясняется, что за этим потенциальным террористом велась слежка, что он был в черных списках, так же как и венский террорист. То есть вопросы к правоохранителям сохраняют свою актуальность, но, с другой стороны, общественность и пресса не требует наказаний. Да и кого наказывать, если либеральные законы просто не позволяют действовать жестче и работать на опережение.

Например, в России, Англии, особенно в Китае, на каждом углу по несколько видеокамер, и там население чувствует себя в относительной безопасности. Каждого преступника, мошенника зафиксируют немедленно на камеру и смогут поймать. А немецкое и в целом западноевропейское общество против такого наблюдения, против слежки за людьми. Так что весь вопрос опять сводится к тому, что Европа не хочет поступаться своим законодательством, своими либеральными ценностями, а либеральным политики не понимают, что им делать. Они об этом даже думать бояться.

— Почему, как пишут в немецких СМИ, в стране пробуксовывает механизм высылки неблагонадежных мигрантов,? В чем тут дело? В Израиле, к примеру, если житель страны или поселенце причастен к теракту, то сносят дом его родных. И ничего. А что Европа, так и будет выходить на массовые митинги под лозунгом «нас не запугать» и снова ждать очередной резни исламистами?

— Да. Абсолютно так. Сейчас будет шум, Европа будет выступать, будет класть цветы на том месте, где произошел теракт и через месяц все будет забывать. Не то чтобы забывать, просто чтоб не мусолить всю эту тему постоянно. Потому что, опять-таки, законодательство, как я уже многократно повторял, не позволяет осуществлять высылку потенциальных террористов в те страны, из которых они прибыли. Почему? Здесь всё очень просто: по законодательству Германии человек, получивший политическое убежище, может быть выслан в свою страну только добровольно. И только в том случае, если там закончится война. А войны там вовсю идут – и в Сирии, и в Ираке, в Афганистане, многих африканских государствах, откуда бегут люди. Туда людей отправлять не могут просто по законодательству. Поэтому все преступники и террористы, которых у нас полно, пользуются этим благом либеральных законов. Они отдают себе отчет, что у себя на родине их давно забили палками на площади или камнями забросали.

А тут полиция от них шарахается. Потому что у них есть права, они могут рассказать, что к ним применяются расистские методы. У них адвокаты, которых также оплачивает наше государство. Есть возможность «стать больным», получить выписку от врача, то есть никто никуда тебя высылать не будет. Многие заявляют, что они нетрадиционной сексуальной ориентации и поэтому не могут вернуться назад в арабские страны, потому что их просто забьют насмерть.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий