Адвокат Андрей Алёшкин: «До дела Ефремова на меня жалобы не писали»

Вице-президент Невской коллегии адвокатов, кандидат юридических наук Андрей Алёшкин может быть лишён адвокатского статуса по надуманному предлогу. Причём, этот предлог возник у его коллеги по адвокатскому ремеслу — вице-президента адвокатской палаты Московской области Михаила Толчеева. «Антифашист» выяснял, может ли адвокат взять на себя функции прокурора.

Итак, 30 октября Михаил Толчеев направил в палату Санкт-Петербурга соответствующее письмо с просьбой возбудить в отношении Андрея Алешкина дисциплинарное производство. По непонятным причинам Толчеева возмутил тот факт, что Алешкин не присутствовал в зале судебных заседаний Истринского горсуда Московской области, где 24 сентября принималось решение о продлении меры пресечения его подзащитному. Вице-президент подмосковной адвокатской палаты усмотрел в действиях своего питерского коллеги нарушение кодекса профессиональной этики и проявление неуважительного отношения к коллегам, от чего, по его мнению, пострадал имидж всего института адвокатуры.

Обращение Толчеева

2 ноября Адвокатская палата Санкт-Петербурга уведомила Андрея Алешкина о поступившем обращении, обязав его предоставить пояснения до 9 ноября. Впрочем, на этот счёт у него имелась справка от 23 сентября, выданная Ленинским райсудом г. Астрахани на предмет того, что 23-24 сентября он должен был быть задействован в качестве защитника подсудимого, уголовное дело которого рассматривалось в Астраханском суде. Собственно, именно там Алешкин и находился, о чём были уведомлены участники судебного процесса в Истринском горсуде.

Справка из Астраханского суда

Казалось бы: в чём суть проблемы и почему в отношении Алешкина сейчас проводится проверка? С учётом того, что со стороны доверителя в Истре к нему отсутствуют какие-либо претензии, и он продолжает оставаться его защитником? К слову, претензий к Алешкину нет ни у следователя, ни у прокурора, ни у судьи, ни у кого бы то ни было, имеющего отношение непосредственно к истринскому делу. Почему факт неявки Алешкина в Истринский горсуд 24 сентября заинтересовал именно Михаила Топчеева, причём, через почти полтора месяца? И как расценивать в этом случае «нарушение кодекса профессиональной этики и проявление неуважительного отношения к коллегам», когда не имеющий никакого отношения к определённому судебному процессу Михаил Топчеев «стучит» на своего коллегу по надуманному предлогу? Влияет ли подобное на имидж института адвокатуры?

С этими вопросами мы обратились к адвокату Андрею Алешкину, который, помимо всего, связывает происходящее с его недавним участием в качестве защитника по делу Михаила Ефремова. Напомним, нанятый Никитой Джигурдой Андрей Алешкин вступил в это дело на стадии апелляции, он посещал актёра в СИЗО и вёл переговоры о примирении со стороной потерпевших, после чего договор с ним был расторгнут.

«Я не исключаю связи с делом Ефремова — это может быть как какая-то адвокатская зависть. Могу лишь сказать, что до дела Ефремова на меня жалобы не писали. Парадокс, но факт. Безусловно, меня и моих коллег, узнавших об этой ситуации, удивил источник жалобы — что это непосредственно адвокат, а также тот момент, что из огромного количества дел по назначению они нашли именно то дело, где, собственно говоря, фигурировала моя фамилия. То есть, это либо чей-то заказ, либо какой-то контроль, либо какие-то происки врагов. Я почему-то думаю, что эти материалы Толчееву принесли: не думаю, что он сам этим занимался, так как уверен, что ему есть чем заниматься по жизни, а не выискивать какие-то запятые в моей биографии. Но меня, конечно, беспокоит его резвость, ведь он даже не попытался задать вопросы и получить на них ответы! Ведь можно было просто позвонить и спросить: а почему так? И получить ответ, что, собственно, есть уважительная причина моего отсутствия в данном судебном заседании. Но этого сделано не было. Да и сама формулировка, которая была поставлена, заключается не в том, что, мол, уважаемые коллеги из Санкт-Петербурга, пожалуйста, проведите проверку и в случае, если выявите какие-то нарушения, примените меры. Письмо написано директивно: возбудить дисциплинарное производство! То есть, ни толики сомнения в том, что с моей стороны есть вина. Обычно так делает прокурор и никогда так не делает адвокат! И я из практики не знаю, чтобы адвокат был прокурором, обвинителем. В данной же конкретной ситуации сложилось так, что обвинителем является адвокат. Для меня это, как минимум, странно. Я уверен, что коллеги по адвокатской палате разберутся с вопросом, у них есть все доказательства моей добросовестности в этом деле, и я надеюсь на отказ в возбуждении дисциплинарного производства, поскольку, собственно, отсутствует само основание о его возбуждении. Коллегам же хочу пожелать заниматься работой, заниматься своим регионом и не лезть в соседний с какими-то пожеланиями, тем более, если они связаны с тем, чтобы коллегу каким-то образом привлечь к дисциплинарной ответственности и лишить статуса», — пояснил Андрей Алешкин.

Стоит отметить, что 22 октября, за несколько часов до оглашения апелляционного приговора Михаила Ефремову в виде 7,5 лет лишения свободы, коллегия присяжных заседателей вынесла оправдательный вердикт по делу гражданина Таджикистана Шарипова, которое рассматривалось в Московском областном суде федеральной судьёй Е. Цепелевой. Оправдательного приговора по особо тяжкой статье 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, наказание — от 12 лет лишения свободы вплоть до пожизненного) добилась адвокатская команда в составе Андрея Алешкина, Марины Правдиной и Валерия Сычова. Подсудимый оправдан в соответствии со ст. 302 ч.2 п.п.2,4 УПК РФ ввиду отсутствия в его действиях состава преступления с правом реабилитации. «Главное — это линия защиты и командная работа», — так прокомментировал свой успех адвокат Андрей Алешкин.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий