О наболевшем. Не хватает денег на еду и лекарства, зато повышают налоги и тарифы

Происходящее на Украине озадачивает и повергает в шок. За шесть постмайданных лет в стране умудрились «обнулить» все предыдущие наработки и разработки, скатившись в глубокую пропасть без каких-либо шансов и перспектив выбраться из нее в ближайшие пару десятилетий. Это не что иное, как государственная измена и фактически геноцид населения. Впрочем, такой исход был очевиден сразу же по итогу майданных событий, которые сыграли для страны роковую роль, ни на шаг не приблизив «патриотов» к вожделенной европейской мечте.

«Знали бы вы, несведующие, как тяжко, противно и невыносимо жить на Украине. По большому счету, тяжко простому люду, с какой бы стороны от флага он не находился. Потому что едва сводит концы с концами что «желто-блакитный», что «сепар». Хватает денег только на коммунальные услуги и чуть-чуть еды… Опять повышение стоимости газа… А о больницах, лекарствах лучше не говорить: не дай Бог заболеть — денег на лечение и медикаменты нет у 90%, и все эти 90% перемрут от вируса и других болезней. Когда-то, года четыре назад, я написала крик души про маленький Освенцим — так теперь он большой… А народ разделили, чтобы одна часть ненавидела другую и чтобы все думали только о том, как не помереть с голоду… Господи, зачем мы оказались здесь, В/НА? И выхода никакого… Русский язык изгоняется всеми способами отовсюду: из школ и детских садов, русской литературы в школах нет… Недавно уволили профессора философии за то, что читал лекции на русском — донесла студентка и ее родители… Как все это пережить и выжить — не знаю. Да, у меня истерика, но не у меня одной. И когда соседи, с которыми мы одной крови, по дурости говорят, мол, «терпилы, терпите», то как они представляют борьбу народа с государством? Как, если все рычаги и сила на стороне государства?», — поделилась наболевшим одесситка Наталья Симисинова.

Между тем, в рамках проекта «Мировое исследование ценностей» специалисты центра «Социальный мониторинг», «InfoSapiens» и ряда других организаций, проводившие разносторонние исследования на территории Украины, отмечают, что ее жители стали меньше надеяться на государство в сфере доходов, безусловное уважение к власти за последнее время снизилось более чем на 20%, а общественная и протестная активность, наоборот, возросли. При этом украинцы стали более толерантными к гомосексуалам, больным ВИЧ-инфекцией и абортам, но большее количество людей стали гораздо хуже относиться к проживающим рядом эмигрантам и представителям других национальностей. По выводам исследователей, на Украине стали больше распространятся гендерные стереотипы и сократились ситуации, при которых украинцы осудили бы семейное насилие и коррупцию. При этом мнение о важности жизни в демократической стране окрепло и приблизилось к западноевропейскому уровню.

Пожалуй, тяга к демократии (пусть и мнимой) — это единственное, что сближает Украину с Европой: так называемое постмайданно-проевропейское мировоззрение дает обнищавшей патриотически настроенной прослойке украинского общества некую надежду, что рано или поздно она заживет лучше «клятых москалей», которые, как показала практика последних лет, спокойно живут, невзирая на множество введенных против России санкций.

Однако, очень интересная тенденция: Украина — единственная страна не только в Европе, но и в мире, где во время пандемии коронавируса повышают налоги и тарифы.

«Возникает вопрос: от чего же будет развиваться экономика? Ведь основа экономики — это деньги, которые приходят от потребителя!.. Цена на электроэнергию в Украине увеличилась на фоне её снижения в Европе. Правильной дорогой идете, товарищи! Если сравнивать с ценами на европейской энергобирже Nord Pool, цена в ОЭС Украины (42,63 €/МВт-ч) превышает цены в Норвегии (4,19 €/МВт-ч) в 10,2 раза, в Швеции (4,09 €/МВт-ч) — в 10,2 раза, в Дании (4,17 €/МВт-ч) — в 10,2 раза, во Франции (26,7 €/МВт-ч) — на 37,4%, в Германии (23,4 €/МВт-ч) — на 45,1%, в Австрии (28,08 €/МВт-ч) — на 34,1%. Есть чем гордиться!», — отмечает экс-премьер-министр Украины Николай Азаров.

В принципе, «гордиться» еще можно и тем, что по факту нищая страна, где людям не хватает денег ни на еду, ни на лекарства, ни на что бы то ни было ищет юристов за €15 млн: именно на такую сумму «Нафтогаз» намерен получить юридические консультации относительно возможного арбитражного производства из-за ареста Словакией газа компании.

«За эту баснословную сумму «Нафтогаз» хочет получить 36 тысяч часов юридических услуг, чтобы установить, возможно ли начать арбитражное производство против Словакии, которая в 2017 году арестовала газ компании во исполнение решения Стокгольмского арбитража. Неужели в стране больше некуда потратить эти средства?», — недоумевает Николай Азаров.

Но, будем объективными, в стране контрастов — не без достижений. Борщ, наконец-то, официально внесли в Национальный перечень элементов нематериального культурного наследия Украины, и он официально стал украинским блюдом. Плюс ко всему, за прошедший месяц о борще написали во многих мировых изданиях: The Times, The Washington Post, The New York Times и т. д. А с учетом того, что его считают «своим» и в России, признание блюда украинским стало не просто достижением патриотов, но и их безусловной победой над «страной агрессора».

«Кто не знал: в России верят, что борщ — это их национальный суп! Соседям после всех новостей немного поплохело, и мне написали с российского телевидения», — поделился своей радостью инициатор «борщевого процесса» некий Евгений Клопотенко. Как говорится, чем бы дитя не тешилось… Но, возвращаясь к крику души одесситки Натальи Симисиновой, становится абсолютно очевидным: Украина идет по пути, на котором нет никого — ни спереди, ни сзади.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий