«Результат на табло»: Россия выстраивала политику в отношении кандидата, а не всей страны

Путин лично желал Додону «успехов на этих выборах», чтобы «продолжить начатую вами работу по восстановлению наших межгосударственных связей и по их развитию». Задействовали и другие мощности: от российских госканалов, пугавших избирателей проблемами, которые обрушатся на Молдавию в случае победы прозападной Санду, до главы Службы внешней разведки России Сергея Нарышкина, который заявил, что США готовятся ответить на вероятную победу Додона цветной революцией.

«Дипломаты из посольства США убеждают молдавских силовиков не препятствовать вероятным уличным протестам и сразу переходить на «сторону народа». Имеется информация о подготовке к выезду в Молдавию группы американских специалистов по цветным революциям с понятными задачами», – заявил Нарышкин 19 октября.

Открытая игра в одни ворота – не самая хорошая стратегия в международных отношениях. Особенно если кандидат, которого ты объявил своим, имеет немалые шансы проиграть выборы. Ведь тогда те, кто ставил всё на него, и только на него, окажутся в неприятном положении: проигрыш объявят поражением не просто пророссийского кандидата, а Кремля. К тому же потом придется делать вид, что ничего не было, и как-то выстраивать отношения с теми, против кого велась игра перед выборами.

Но и это еще не все. В Молдавии, даже если Додон выиграет президентские выборы, это не будет победой для Кремля. Достаточно посмотреть на данные опросов.

Соцопрос «Барометр общественного мнения», который каждый год проводится авторитетным кишиневским Институтом общественных политик, показывает, что в октябре 2016 года, когда Додон широко шагал в направлении президентского кресла, на гипотетическом референдуме о присоединении Молдавии к ЕС за были готовы проголосовать 38% жителей страны, 37% были против. В октябре 2020 года, после четырех лет президентства Додона, расклад ответов на тот же вопрос кардинально изменился – теперь за уже 58%, а против – только 20%.

Пропорционально росту поддержки ЕС снизилась поддержка для Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В 2016 году за присоединение к нему готовы были голосовать 53%, в 2020-м – 39,5%. Если же респондентам предлагали выбрать между ЕС и ЕАЭС, то в 2016 году со счетом 44% против 31% побеждал ЕАЭС. А сейчас, в 2020 году, выигрывает уже Евросоюз: 49% против 23%.

У таких показателей несколько причин. Отчасти это связано с тем, что делал, а точнее, не делал Додон на посту президента. Он часто бывал в Москве, а еще чаще – в церкви. Много говорил о традиционных ценностях, которые, по его мнению, – общая российско-молдавская скрепа. Но почти не разъяснял согражданам, какие перспективы открывает для Молдавии дружба с Россией, кроме возможности возить в Москву фрукты-овощи и ездить туда на заработки.

Россия все это время тоже особо ничем не занималась на молдавском направлении, если не считать демонстративной поддержки Додона. И когда имя президента всплывало в неприятных скандалах с коррупционным шлейфом, а это было, и не раз, долю негатива рикошетом получала и Москва.

А вот Евросоюз в эти годы вел себя иначе. Наученный горьким опытом прошлых лет, когда республикой правили проевропейские коррупционеры, сильно повредившие имиджу ЕС, Брюссель изменил тактику. Не выпячивая особых отношений с конкретными молдавскими политиками, ЕС реализует в стране массу проектов разного масштаба – от ремонта дорог, школ и больниц до выделения грантов на покупку теплиц мелким фермерам, – стараясь сообщать о каждом как можно громче. Результат – на табло.

Итог четырехлетнего правления Додона оказался явно не в пользу России. В этом заслуга как его самого, так и Москвы, которая все это время работала с одним-единственным молдавским политиком, вместо того чтобы подумать, какой могла бы быть ее политика в отношении всей страны.

Владимир Соловьев

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий