Забудут ли когда-нибудь всех советских героев

29 ноября 1941 года. В этот день в подмосковной деревне Петрищево фашисты казнили восемнадцатилетнюю партизанку Зою Космодемьянскую.

Совсем юным напомню: Космодемьянская ушла на фронт добровольцем, при выполнении боевого задания попала в плен и после жестоких пыток была повешена немцами при большом скоплении народа.

После того, как историю девушки рассказали на страницах всех советских газет, Зоя стала символом победы. С ее именем шли в бой, в тылу перевыполняли план в ее честь. Эта официальная история достаточно точно отражает события тех дней. Но если вбить имя Космодемьянской в поисковик, то окажется, что всё было гораздо интереснее: умалишенная поджигательница, необученные дети, которые выходили на задание в тыл врага чуть ли не с одними ножами, послевоенное замалчивание истинных событий запуганными петрищевцами – об этом сейчас не написал только ленивый. Старые, как мир, пляски на костях. В любом более-менее профессиональном историческом блоге найдется опровержение этих домыслов – легко нагуглить.

В какой-то момент стало модно пиариться на памяти погибших героев, и происходит это всё чаще. Конечно, бывшего доктора, а ныне ресторатора Бильжо, ради пустого хайпа сообщившего всем об умственной неполноценности Зои Космодемьянской, никто не переплюнет. Так смачно харкнуть при полном отсутствии доказательств сможет не всякий. Зачем ему потребовалось сочинять мерзкую историю, я так и не поняла, наверное, ресторанные дела после этого пошли в гору.

А вот мотивы недавно прогремевшего на все соцсети издания «The Village», выпустившего странное описание деревни Петрищево, как места для фэшн-съемки, очевидны. Если отбросить теорию заговора, то останется простая неграмотность корреспондентов вкупе с попустительством редакторов. Пытаясь быть современными, корреспонденты смешали стиль рассказа о модном месте с историей подвига. Получилась гремучая смесь. Хотя и ежу понятно, что за счет поднятого хайпа легко поднять уровень посещаемости сайта. Подняли, собрали вдогонку мнение «экспертов», более похожих на школоту из интернета, немножко погрели ручки возле полыхнувшего общественного негодования. Всё сделано грамотно – не прикопаешься. Да и что толку прикапываться? Невозможно защитить честь и достоинство погибших героев, тут не действует ни закон о вандализме, ни закон о защите чувств верующих.

Конечно, любой громкий скандал в отношении погибших героев «рекламирует» и самих героев, напоминает о них общественности, плохо не это. Просто постепенно меняется угол освещения Великой Отечественной войны. Уже вросло в сознание в отношении Зои слово «поджигательница», уже Коля из Уренгоя произнес свою речь о несчастных немецких солдатах, погибших в Сталинграде, уже изнасилованные русскими войсками немки исчисляются миллионами.

В современной культуре принято считать одинаково пострадавшими обе стороны конфликта. Да, жалко немцев, румын, финнов, все они оказались несчастными игрушками в руках злобного тирана. Приходится делить свою жалость между ними и той же Зоей. В итоге мы имеем удивительную картину, когда один народ от безысходности напал на другой народ. Русские сумели одолеть противника и теперь зачем-то радуются тому, что побили несчастных немцев – фу, какие противные русские, прекратите радоваться.

Но вся загвоздка в том, что в войне нет правых и виноватых, но есть Родина. Да, вот так, с большой буквы. И сражались за нее, и умирали за нее. А мифическая Родина в век космополитов – совершенно не аргумент. Само это понятие не слишком знакомо современным мальчикам и девочкам, они если и пишут это слово, так с маленькой буквы.

С 1941 года капитально изменились способы ведения войны, рухнул СССР, а следом из общественного сознания пропал мотив подвига солдат Великой Отечественной. Мотив пропал, а информация осталась. Человек – странное существо, которому необходимо обоснование всего на свете. И поэтому так нравятся читателям истории о случайности подвига или наоборот – о святых, отдавших жизнь за веру.

В девяностые годы было принято называть Зою Космодемьянскую русской Жанной д’Арк. В этом сравнении есть одна маленькая, но фатальная неточность: французская национальная героиня умерла за Бога и была причислена Католической церковью к лику святых. Зоя умерла не менее мужественно, но с именем Сталина на устах. Ныне принято отрицать все достижения той страны, за которую сражалась и погибла девушка.

Уходят военные поколения, когда-нибудь исчезнут и последние жители СССР, для которых Зоя была основным символом патриотизма. Смысл подвига уже неясен, проще в нем не разбираться. И потому можно строить музеи, можно создавать сайты памяти. Можно сколько угодно муссировать факт замученного священника – деда Космодемьянских. Но основной проблемой в явлении под названием Зоя Космодемьянская является неопределенность ее положения в общественном сознании.

История выбила из-под ног казненной героини могучий советский постамент и не сумела ничем его заменить – самая известная советская мученица никогда не будет причислена к лику святых, как бы этого ни хотелось защитникам ее памяти. Именно потому что – «советская», а значит, атеистическая, ведь свидетельств веры в Бога она не оставила. Забудут ли когда-нибудь всех советских героев? Понятия не имею. Но лично я верю в лучшее. В конце концов, Жанна д’Арк дожидалась канонизации почти пятьсот лет и не была забыта за это время.

В один день с Зоей была казнена разведчица той же части № 9903 Вера Волошина. Ее повесили на придорожной иве в нескольких километрах от деревни Петрищево. Много лет об этой девушке ничего не было известно, пока в 1958 году ее судьбу не восстановил журналист Георгий Фролов. Он сумел создать легенду о боевых подругах, «привязать» Веру к Зое, чтобы имя Волошиной не было забыто. Что интересно, это сработало. Вместе с Зоей теперь всегда вспоминают и Веру. Та самая ива росла до наших дней, была окружена памятниками и табличками, а 17 ноября местные жители не увидели печально знаменитого дерева. В целях благоустройства оно было спилено вместе с молодыми побегами.

Ни местных жителей, ни клуб «Память» (бывший некогда первым музеем Веры Волошиной, в наше время он выведен из реестра музеев) никто не потрудился предупредить. Понятно, что всё это сделано в лучших целях и согласовано в высших инстанциях. Но иногда стоит прислушаться и к живущим рядом – к тем, кому дороги забытые герои. Мы ведь тоже имеем право на память.

Дарья Верясова — писатель, историк

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий