Евросоюз наказывает Эрдогана, но рикошетом бьет по Украине

Перманентное ухудшение отношений между Анкарой и Брюсселем в последнее время все чаще находит свое продолжение в сфере экономики. В частности, в Евросоюзе на днях завершилось расследование в отношении турецкого металлопроката, итогом которого станет введение антидемпинговой пошлины. Это должно привести в чувство Турцию, однако вместе с ней по чем зря серьезно пострадает и Украина.

Надо признать, за последнее десятилетие Турция проделала большой путь: от страны-кандидата на вступление в Евросоюз, стремящейся пополнить ряды погрустневшей европериферии, вроде Румынии или Болгарии, – до государства с претензиями на региональное доминирование. Этому во много способствовали амбиции турецкого лидера Реджепа Эрдогана, которому ближе к сердцу Турция эпохи Сулемайна I Великолепного, но никак не греют душу перспективы пополнить компанию осколков Османской империи, причем даже не на равных правах с ними: в частности, Брюссель уготовил для Турции роль «миграционного кордона», призванного разгребать негативные последствия внешней политики объединения. Но в Анкаре уже давно формируются контуры совсем другой стратегии: укрепляя позиции в регионе, страна ведет свою игру в Сирии, в Ливии, взращивая там боевые силы, которые, напротив, увеличивают поток беженцев в ЕС. У границ Кипра турки ищут месторождения газа, а осенью они принимали активное участие в противостоянии Азербайджана и Нагорного Карабаха.

Подобная самодеятельность едва ли приветствуется Брюсселем. Причем даже там, где она бьет по интересам России – ведь прежде, чем предпринимать какие-то действия, их нужно согласовать с европейским начальством, а его Эрдоган на дух не переносит. Именно на этой почве Анкара сильно испортила отношения с Парижем, где чрезмерную вовлеченность турков в карабахские дела резко осудили. И как недавно прокомментировал евро-турецкие взаимоотношения глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, «Турция стала значимой в региональном плане силой, и с ней приходится считаться. Однако её международная повестка несколько расходится с повесткой ЕС, а методы Турции отличаются от методов ЕС».

Чтобы повестка не расходилась, совсем недавно стране пригрозили европейскими санкциями, которые в Брюсселе намерены ввести из-за геологоразведочных работ на кипрском шельфе, то есть фактически во владениях Европы. И хотя на этот час заявленные меры не конкретизированы, на экономическом уровне Евросоюз уже ударил по Турции. Очень «своевременно» завершилось расследование Еврокомиссии в отношении турецкой стали. Ранее Европейская сталелитейная ассоциация (EUROFER) подала жалобу на демпинг горячекатаного проката из Турции. По итогам разбирательства Европа с середины января 2021 года намерена ввести антидемпинговые пошлины на турецкую стальную продукцию в размере 4,8-7,6%.

Для Турции это большая неприятность, учитывая, что металлы в структуре экспорта страны занимают 11% или свыше 18 млрд. долл., из которых на поставки в 28 стран ЕС приходится 6,7 млрд. долларов, то есть почти 40% всего стального экспорта. Особенно чувствительной европейская пошлина является в свете непростой экономической ситуации, которая преследует Турцию уже не первый год и серьезно усугубилась в пандемическом 2020 году. В частности, по итогам II квартала 2020 года ВВП страны обвалился почти на 10% в годовом выражении, а промышленное производство за тот же период рухнуло на 16,5%. Это наихудший результат за прошедшие 15 лет. Протекционизм Брюсселя нанесет еще один удар по турецкой лире, которую и без того сильно лихорадит из-за провального туристического сезона. Таким образом Брюссель планирует привести турецкую повестку в соответствие с общеевропейской.

Но любопытно, что в планах Турции «по возрождению Османской империи» все заметнее мелькает Украина, с которой Анкара в последние годы пытается выстроить новое экономическое партнерство, а главное – настоящий военный альянс. Все гуще становятся новостные сводки о сотрудничестве двух стран в сфере ВПК. В частности, Киев планирует производить ракетные двигатели для турецких крылатых ракет, предлагает свои авиационные двигатели для различных моделей ударных дронов. Наконец, украинцы готовы десятками приобретать беспилотники серии Bayraktar, которые не так давно «прославились» в Нагорном Карабахе.

Однако сотрудничество двух стран, как экономическое, так и военное – имеет весьма неприглядное искажение. Турция видит Украину как периферию для реализации собственных интересов, но никак не равного партнера. В военной сфере туркам интересны всевозможные оборонные технологии, ставшие бесполезными после ликвидации военно-технического партнерства с Россией, но не более того. В экономической сфере Анкара воспринимает Украину как перспективный рынок сбыта и все меньше в роли поставщика. Хотя, к примеру, еще в нулевые годы украинская металлургия была чуть ли не главным экспортером металла в страну. Более того, турецкие прокатные предприятия, закупая полуфабрикаты на украинских комбинатах, производили металлопрокат, который затем попадал на европейский рынок. Для Украины это было своего рода «окно в Европу» за счет торговых преференций, которые давало туркам Соглашение об ассоциации с ЕС, подписанное еще в далеком 1963 году.

Однако такая зависимость от Киева едва ли устраивала турецкие власти. Турция при Эрдогане стремительно наращивала собственные мощности по производству металла. Если в начале двухтысячных страна производила около 16 млн тонн стали в год, то в 2019 году производство достигло 33,7 млн. тонн. Для сравнения, Украина в прошлом году выплавила 20,8 млн. тонн, хотя в начале нулевых производила ровно столько же, сколько сегодня производит Турция. Украинские комбинаты уже давно являются для нее прямыми конкурентами, а 2014 год и крах донбасской металлургии стал большим подарком для турецких друзей, хотя они сочувственно подбадривали Киев и не признавали итоги Крымского референдума. В Анкаре намерены и дальше избавляться от импорта украинского металла, а также по возможности «срезать» украинские поставки в Европу. В 2020 году Турция уже увеличивала пошлины на импорт металлопродукции украинского происхождения. Это даже стало поводом для звонка Владимира Зеленского своему турецкому коллеге. Зеленский упрашивал «партнера» отказаться от пошлины, но Эрдоган, разумеется, отказался идти на уступки – своя металлургия важнее.

И теперь, когда Евросоюз вводит пошлину в отношении турецких производителей, Анкара будет сильнее отыгрываться на украинском металле, который для турков станет еще большей обузой – предстоит понять, как пристроить на внутреннем рынке Турции несколько миллионов тонн стали, которая в следующем году не отправится в Европу. Самый простой ход: окончательно выкинуть со своего рынка украинский металл. Не заступятся за интересы украинцев и в Брюсселе, где едва ли кто-то намерен компенсировать потери на турецком направлении за счет расширения доступа на европейский рынок. Ведь под предлогом антидемпинговых расследований решаются не только политические задачи, но и задача спасения евро-металлургов, которые живут под натиском турецкого, китайского, индийского и российского металла.

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий