Проигран бой, но не проиграна война: «Дивеевское дело» намерены довести до Верховного суда РФ

Кузьминский суд Москвы признал меня виновной по ч.2 ст.6.3 КоАП РФ (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения), назначив штраф в 15 тысяч рублей. Чем я воспрепятствовала благополучию населения? Всё просто.

8 июля текущего года мы с известным артистом Никитой Джигурдой и его телохранителем Евгением Ильиным прибыли на территорию Свято-Дивеевского монастыря, расположенного в Нижегородской области. Прибыли, чтобы написать репортаж, ну и, собственно, с той целью, с которой обычно приезжают в монастыри — паломнической. При этом мы знали, что с 10 июня карантинные ограничения с этого монастыря были сняты, что, впрочем, подтверждается постановлением главного государственного санитарного врача Нижегородской области Н. С. Кучеренко.

Беспрепятственно доехав до Свято-Дивеевского монастыря, мы припарковали авто на монастырской стоянке и отправились на территорию обители. Спустя минут 30-40 нас буквально окружили местные полицейские, возглавляемые старшим лейтенантом полиции Конкиным. Персонажей в погонах интересовал ответ на вопрос: «Как и на чём мы проникли в Дивеево?». Звучал он, скажем так, странно, поскольку служивые видели наш джип, поэтому наши возможные варианты ответов типа «спрыгнули с парашютами» выглядели бы нелогично. Тем не менее, невзирая на доводы, что мы, в общем-то, прибыли, используя навигатор, по обычной дороге, полицейские составили три идентичных админпротокола, которые мы отказались подписывать. От дивеевских стражей порядка мы узнали, что, оказывается, в селе Дивеево действует карантин. То есть, в монастыре карантина нет, а вот на подступах к нему зверствует ковид. И мы (страшно подумать!) ехали в авто по жутко зараженной улице Дивеево! Это как открыть для посещения Красную площадь, но все подходы к ней заминировать…

Трудно сказать, чем руководствовалась местная власть, открывая объект паломничества и при этом удерживая на карантине населённый пункт, где данный объект расположен. С учётом, что Дивеево ассоциируется у всех исключительно с монастырём. Впрочем, что было, то прошло: на наше намерение обратиться в местную прокуратуру с жалобой служивые заверили, мол, если мы тот час же не покинем Дивеево, то будем помещены на двухнедельный карантин. Что, разумеется, не входило в наши планы.

На следующий день (умиляет оперативность) Дивеевский суд направил наши «дела» для разбирательств в московских судах. Здесь уместно подчеркнуть, что Евгения Ильина служители Фемиды и вовсе «потеряли»: ни из Дивеевского суда, ни из суда по месту его жительства он по сей день так и не получил ни единой весточки.

Что касается Никиты Джигурды, то ещё 6 августа Савеловский суд Москвы признал его виновным по ранее упомянутой ч.2 ст.6.3 КоАП, оштрафовав на 30 тысяч рублей. А 14 сентября Мосгорсуд не удовлетворил его апелляцию, оставив решение суда первой инстанции в силе. Собственно, всё происходившее с трудом можно назвать судами: пояснения обвиняемого и стороны защиты учтены не были. От слова «совсем». Сейчас «дело Джигурды» находится в стадии кассации.

…Но вернёмся в «мой» Кузьминский суд. Судья Максим Вересов, надо отдать должное, ранее вернул дивеевский протокол на доработку местным служивым, поскольку рассматривать в суде такой документ было негоже (точно такой же протокол Джигурды судья Савеловского суда рассмотрела, не моргнув глазом). В материалах моего дела имеется определение о возвращении протокола должностному лицу, потому что сведения о событии и составе правонарушения были предоставлены не в полном объёме.

Тем не менее, дивеевские служивые, особо не напрягаясь, переписали имеющийся протокол более красивым почерком, и отправили обратно в Кузьминский суд, ничего не доработав. Правда, вдогонку распечатали несколько листов указа губернатора Нижегородской области. Но старый/новый вариант так называемого документа почему-то сгодился для рассмотрения в суде, вскоре превратившись в повестку.

Стоит подчеркнуть, что в самом здании суда заботятся о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения: пропускают по одному, тщательно проверяя не только содержимое сумок, необходимых для прохода документов, но и наличие «ковидных контрацептивов», как-то маски и перчатки. Поэтому на входе образовываются очереди, что называется, от утра и до забора, а коридоры забиты людьми, ведь по причине, опять-таки, ковида, график приёма граждан, мягко говоря, сузился.

Моё заседание началось с опозданием более чем на два часа. Отмечу, что «админходоки» к судье Максиму Вересову распределены по 4 человека в час. То есть, на каждого для разбирательства выделяется по 15-20 минут. Такой себе судебный конвейер… Если чей-то «процесс» чуть затягивается, то перед дверью скапливается немалая толпа из будущих «штрафников». По факту, на таком «заседании» можно говорить всё, что угодно: возражать, не возражать, спеть песню Сергея Шнурова или станцевать лезгинку, но в итоге минут через 5-7 вам зачитают заранее подготовленное решение — виновен! Лично я подала возражение, в котором, в частности, было заявлено несогласие с дивеевским протоколом и просьба к суду о прекращении производства по данному делу за отсутствием состава административного правонарушения. Также рассказала , как всё происходило. Примечательно, что в моё «дело» (а состоит оно, не поверите, почти из 40 страниц!), внесено постановление Савеловского суда Москвы по «делу Джигурды». Стало быть, для того, чтобы судье Кузьминского суда не пришлось особо париться и изобретать «судебный велосипед».

От одного из работников суда я узнала, что за текущий год судья Вересов рассмотрел около 5 тысяч «ковидных» админдел. Я тоже не поверила, поэтому переспросила. Подтвердили: да, таких, как я, у него почти 5 тысяч человек. Вдумайтесь в эту цифру! Это — лишь один отдельно взятый московский судья (как я поняла, у него в этом году «узко-ковидная» специализация). А теперь представьте, каков размах в оформлении «ковидных» протоколов в столице, если столько дел попадает в суд?

Впрочем, на положительное решение я не рассчитывала, поскольку важно понимать: в реалиях нынешнего коронамаразма выиграть подобные суды невозможно. Свидетели Секты Пришествия Ковида, разумеется, могут аплодировать и даже бить в бубны, нарядившись в ритуальные одежды, сшитые из масок и перчаток, вот только на состязание с Фемидой может угодить каждый, пусть и не по «ковидному» КоАПу.

Известно, что в практике Верховного суда РФ подобных административных дел ещё не было. Значит, будут: и я, и Никита Джигурда намерены дойти с «Дивеевским делом» до высшей судебной инстанции. А идти есть с чем. Ещё на заре так называемой пандемии, в апреле текущего года, когда суды начали штамповать штрафы по ч. 2 статьи 6.3 КоАП РФ, Верховный суд РФ вынужден был давать разъяснения о том, что этот нормативный акт касается тех, кто потенциально опасен для окружающих. То есть, к административной ответственности за нарушение санитарных правил могут привлекаться только граждане, имевшие контакты с инфицированными COVID-19, прибывшие из эпидемически неблагополучных стран, уклоняющиеся от лечения, имеющие положительный тест на ковид, но игнорирующие самоизоляцию, не выполнившие в установленный срок выданные предписания и прочее. Разумеется, доказательств того, что мы на момент нашего задержания в Дивеево относились к указанной категории лиц, в наших делах об административном правонарушении не содержится.

К здоровым же гражданам Верховный суд рекомендовал применять более мягкую статью 20.6.1 КоАП РФ (невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе её возникновения). Снова-таки, в нашем случае ни ЧС, ни угрозы её возникновения не наблюдалось, поскольку, повторюсь, нас задержали на территории, с которой карантин был снят. И потом, даже эта «мягкая» статья указывает, что наказание следует за действия (или бездействие), «повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу». Но где зафиксировано, что мы причинили кому-то вред, прибыв в Свято-Дивеевский монастырь?

Прецедент, к слову, уже имеется. «Граждане, не являющиеся больными коронавирусом или «подозреваемыми», не обязаны соблюдать санитарные правила об использовании средств индивидуальной защиты (СИЗ). Такое решение принял Восьмой кассационный суд», — сообщает о судебных решениях ресурс stoppanika.ru со ссылкой на Агентство правовой информации.

Дело было в г. Белокуриха Алтайского края, где бдительные инспекторы Роспотребнадзора составили протокол на сотрудника магазина «Магнит у дома» Кирилла Петрова за работу без перчаток и в приспущенной маске. Мол, парень нарушил подписанные главой ведомства Анной Поповой санитарно-эпидемиологические правила, «направленные на разрыв механизма передачи новой коронавирусной инфекции».

Однако, суд пришел к выводу, что к админответственности за нарушение санитарных правил могут привлекаться только «подозреваемые», о которых мы упоминали выше. Поскольку Роспотребнадзор не доказал причастность Кирилла Петрова к «опасным категориям», то судья Белокурихинского горсуда Александр Дулепинский прекратил производство по делу за отсутствием состава административного правонарушения. К слову, к такому же выводу пришёл и кассационный суд, указав, что положения санитарных правил, в несоблюдении которых уличён Петров, «носят общий, рекомендательный характер, какую-либо конкретную обязанность не возлагают».

И напоследок, для общего, скажем так, развития. Существует установленный государством ГОСТ 12.4.011-89, где в п. 2.2. чётко прописано, что к перечню защитных средств относятся: противогаз, респиратор, самоспасатель, пневмошлем, пневмомаска и пневмокуртка. То есть, маски и перчатки средствами индивидуальной защиты не являются. При этом сам по себе масочный режим носит рекомендательный характер. Рекомендацию же можно соблюдать, а можно и не соблюдать — на то она и рекомендация. Таким образом, отказ от ношения маски и перчаток или их отсутствие не может являться нарушением «обеспечения режима повышенной готовности» и прочих не введённых в стране или в отдельно взятом регионе ЧС, потому что обязанность ношения маски и перчаток действующим законодательством РФ не предусмотрена. Так на основании чего штрафуют население? И как понять обвинение «незаконное (самовольное) проникновение в село Дивеево»?

«…Больной корью способен заразить 18 человек — это один из самых высоких показателей у инфекционных болезней. А больной коронавирусом до сих пор инфицировал 1-1,5 человека в своем окружении. Даже если увеличить этот показатель на 70% (имеется в виду новый штамм, обнаруженный в Великобритании — авт.), получается максимум 2,5. Это не катастрофично», — заявил на днях доктор медицинских наук, специалист по особо опасным инфекциям, терапевт-иммунолог Владислав Жемчугов.

Но кто их слышит, специалистов, пытающихся донести оболваненному населению правду, если из каждого утюга звучит оголтелая пропаганда ничем не аргументированного «сидите дома, иначе все умрёте» и вакцинации? Хочется верить, что в наступающем году коронабесие «обнулиться», но, что-то подсказывает: эта музыка будет вечной, ведь есть кому заменить батарейки…

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий