Человек в «Четвёртой промышленной революции» отменяется

О «большой перезагрузке» заговорили либеральные политики всего мира, и прежде всего Джо Байден… Глобалисты считают COVID-19 «реальной возможностью перезагрузить наш мир». Чтобы понять, о чём идёт речь, необходимо, внимательно ознакомиться с тем, кто такой Клаус Шваб, и каковы реальные цели созданного им ВЭФ.

Однако критики этой модели отмечают, что на деле под разговоры об экологии и развитии предполагается сделать национальные экономики более зависимыми от глобальных институтов, навязать интересы глобальных ТНК, включившихся в развитие проектов «зелёной экономики».

Клаус Шваб и другие глобалисты считают COVID-19 «редкой, но реальной возможностью переосмыслить, заново изобрести и перезагрузить наш мир». Чтобы понять, о чём идёт речь, необходимо, внимательно ознакомиться с тем, кто такой Клаус Шваб, и каковы реальные цели созданного им Всемирного экономического форума.

Биография глобалиста

Бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб (Klaus Schwab) обычно находится в тени при освещении событий форума в мировых СМИ. Однако именно благодаря ему появился формат ежегодных собраний мировой экономической и политической элиты в Давосе.

Шваб – швейцарский экономист и бизнесмен. В первые годы своей карьеры он входил в состав правления ряда компаний, таких как The Swatch Group, The Daily Mail Group и Vontobel Holding. В последние годы на слуху более его общественная деятельность. Кроме Давосского форума, Шваб активно участвовал в работе ООН: был членом Консультативного совета ООН высокого уровня по устойчивому развитию и заместителем председателя Комитета ООН по планированию развития. Также Клаус Шваб входил в руководящий комитет Бильдербергского клуба.

Клаус Шваб родился в 1938 году в нацистской Германии в семье фабриканта. Его отец руководил компанией «Эшер Висс», которая была важной составляющей нацистской тяжёлой промышленности, создавая паровые турбины для промышленного производства. Семья Шваба избегала участия в войне, но стала невероятно богатой за как счет войны, так и последующих усилий по восстановлению Германии.

В 1971 году Шваб основал Европейский форум менеджмента, который проводил ежегодные встречи в Давосе (Швейцария). Здесь он пропагандировал свою идеологию «стейкхолдерного» капитализма, в рамках которой предприятия должны были быть вовлечены в более тесное сотрудничество с правительством и в целом рассматриваются как важные акторы глобальных преобразований, которые могут и должны вмешиваться в политику и общественные процессы.

Как отмечает австралийский журналист и исследователь Гарри Блутштейн, Шваб относится к когорте так называемых «новых глобалистов»: группе представителей транснационального капитала, которые в конце 1960-х решили, что им необходимо взять на себя прямую роль в содействии глобализации. Главной идеей стало освобождение бизнеса от «постоянного вмешательства со стороны своей озадаченной родины, суверенного государства», и поэтому «Новые глобалисты» работали над тем, чтобы «утвердить суверенитет рынков как основу глобализации».

«Решив, что «Новые глобалисты» нуждаются в официальной платформе для продвижения своих идей, Дэвид Рокфеллер создал Трехстороннюю комиссию, а Клаус Шваб основал Всемирный экономический форум. Эти бизнес-клубы успешно кооптировали членов политической элиты, и вместе они сформировали движущую силу политики, партнерства и программ, направленных на расширение границ рыночно ориентированной глобализации», – отмечает Блутштейн.

Существенную поддержку Швабу в его начинании оказали будущий премьер-министр Франции, переводчик на французский Фридриха Хайека, а тогда вице-председатель Европейской комиссии Раймон Барр и известный американский экономист Дж. К. Гэлбрейт. Активное взаимодействие с ООН также дало свои плоды.

Одним из первых ключевых спикеров Давосского форума на первом этапе был Отто фон Габсбург – наследник австрийского престола, один из основателей Пан европейского движения (вместе с Куденове-Калерги), ярый противник СССР в Холодной войне.

В 1987 году Шваб переименовал свой Европейский форум менеджмента во Всемирный экономический форум.

«Стратегические партнеры» Всемирного экономического форума – это группа из 100 глобальных организаций самого высокого уровня. В неё входят крупнейшие мировые банки, такие как Barclays, Bank of America, Credit Suisse, Deutsche Bank, Morgan Stanley и Standard Chartered Bank, которые приносят огромную финансовую мощь.

Партнёры ВЭФ – это такие крупные технологические и коммуникационные компании, как Huawei, Publicis, Omnicom, две глобальные коммуникационные компании Facebook и Google, крупнейшее мировое агентство новостей Thompson Reuters, AstraZeneca и Pfizer, разрабатывающие вакцины от COVID-19.

Из российских компаний в этом списке – «Сбер» и «Лукойл».

Давос превратился в важную международную площадку, где обсуждались не только экономические, но и политические и дипломатические инициативы.

«Призыв вице-канцлера Германии Ганса-Дитриха Геншера к миру в Давосе поверить на слово президенту СССР Михаилу Горбачеву, предлагавшему реформы, широко известен тем, что дал толчок окончанию холодной войны, распаду советского блока и объединению Германии. <…>

Неофициальная встреча, организованная Форумом, привела к началу Уругвайского раунда глобальных торговых переговоров, а позднее к созданию Всемирной торговой организации (ВТО). Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) возникло в результате неофициальных переговоров в Давосе», – отмечает швейцарский журналист Петер Хульм.

Он также считает Шваба «самым нетипичным революционером» из Женевы, сравнивая его с Жаном Кальвином, Владимиром Лениным и Сергеем Нечаевым.

Так говорил Шваб

«COVID-19 ускорил наш переход к эпохе четвертой промышленной революции, – считает глава ВЭФ Клаус Шваб. – Мы должны сделать так, чтобы новые технологии в цифровом, биологическом и физическом мире оставались ориентированными на человека и служили обществу в целом, обеспечивая всем справедливый доступ к ресурсам… Мы должны декарбонизировать экономику, использовать то небольшое окно возможностей, которое пока еще открыто, и привести наше мышление и поведение в соответствие с законами природы».

Звучит бессмысленно и умиротворяюще. Но какой комплекс идей на самом деле стоит за этими словами? Для этого нужно обратиться к ключевым моментам библиографии Шваба.

Отличительной стороной мышления Шваба стало рассмотрение всех процессов в обществе с точки зрения интересов капитала и максимизации прибыли. Остальные внеэкономические аспекты общества уходили на второй план.

Например, в 1971 году в своей книге «Современное управление предприятием в машиностроении» (Moderne Unternehmensführung im Maschinenbau), он использовал термин «заинтересованные стороны» (die Interessenten), фактически переопределив человека не как гражданина, свободного индивида или члена сообщества, а как вторичного участника коммерческого предприятия.

Целью жизни каждого человека было заявлено «достижение долгосрочного роста и процветания».

Последние годы Шваб активно пропагандирует концепцию «четвёртой промышленной революции», написав на эту тему ряд книг. Одну из них, вышедшую в России ещё в 2016 году, рекомендовал не кто иной, как Герман Греф.

В своих работах Шваб говорит в частности об «уберизации» труда – освобождении капитала от издержек социальных выплат вследствие развития онлайн-платформ, распространении роботизации и алгоритмов, вытесняющих человека из сферы производства.

Шваб является энтузиастом такого рода технологических изменений, отмечая, что новые технологии имеют не только экономическое, но и политическое значение. Основатель ВЭФ мечтает о мире, где происходит «слияние технологий в физическом, цифровом и биологическом мирах», всем будет управлять искусственный интеллект, а вещи окажутся связаны через интернет.

«Биг дата», «интернет вещей», «цифровая экономика» и «цифровизация», все эти заклинания современных российских либералов, включая высокопоставленных (наподобие Германа Грефа, являются лишь повторением того, что уже говорил и написал Шваб. Кстати, Греф – член Совета попечителей Всемирного экономического форума.

Трансгуманизм и тотальный контроль

Конечно, всё это подаётся исключительно как «служение людям» или точнее «потребителям», как их любит определять Шваб. Однако, за словесной шелухой скрывается намерение установить новые формы контроля над «уберизированным обществом», где отсутствуют любые формы социальной солидарности. В частности, Шваб заявляет, что:

  • «Нужно «перестать возражать против того, чтобы предприятия наживались на использовании и продаже информации о каждом аспекте нашей личной жизни»,

  • «Озабоченность граждан неприкосновенностью частной жизни и установление ответственности в деловых и правовых структурах потребует корректировки мышления»,

  • «По мере расширения возможностей в этой области будет возрастать соблазн правоохранительных органов и судов использовать методы определения вероятности преступной деятельности, оценки вины или даже возможного извлечения воспоминаний непосредственно из мозга людей. Даже пересечение национальной границы может в один прекрасный день потребовать подробного сканирования мозга для оценки риска для безопасности человека».

И с завидной настойчивостью господин Шваб повторяет одну и ту же мысль: человек в «Четвёртой промышленной революции» отменяется.

  • «Умопомрачительные инновации, вызванные четвертой промышленной революцией, от биотехнологии до искусственного интеллекта, заново определяют, что значит быть человеком»,

  • «Будущее поставит под сомнение наше понимание того, что значит быть человеком, как с биологической, так и с социальной точки зрения»,

  • «Уже достижения в нейротехнологиях и биотехнологиях заставляют нас задуматься о том, что значит быть человеком»,

  • «Некоторые из нас уже чувствуют, что наши смартфоны стали продолжением нас самих. Сегодняшние внешние устройства – от носимых компьютеров до гарнитур виртуальной реальности – почти наверняка станут имплантируемыми в наше тело и мозг. Эксоскелеты и протезирование увеличивают нашу физическую силу, а достижения в нейротехнологиях повышают когнитивные способности. Мы сможем лучше манипулировать как своими собственными генами, так и генами наших детей. Эти достижения поднимают глубокие вопросы: Где мы проводим границу между человеком и машиной? Что значит быть человеком?».

В такой ситуации, по мнению Шваба, мир разделится на победителей и проигравших, неравных «онтологически»:

«Онтологическое неравенство отделит тех, кто приспосабливается, от тех, кто сопротивляется – материальных победителей и проигравших во всех смыслах. Победители могут даже извлечь выгоду из той или иной формы радикального улучшения человека, порожденного определенными сегментами четвертой промышленной революции (например, генной инженерией), чего проигравшие будут лишены», – подчёркивает глава ВЭФ.

Киборгизация, «умные тату», чипирование – всё это рассматривается Швабом как неминуемые составляющие «четвертой промышленной революции». Той самой, к которой мы стали, по его словам, ближе из-за COVID-19, и которая, по его же словам, требует «системного управления человеческим существованием». А такое управление может быть только глобальным.

Мир, находящийся на пороге столь масштабных изменений, может и восстать, отказаться от киборгизации, контроля искусственного интеллекта и других радостей постчеловеческого мира. Но Шваб непреклонен: именно такого поворота нужно избежать.

Он с опасением следит за антиглобалистскими и популистскими движениями в мире, особенно французскими «Жёлтыми жилетами». По его словам, для успеха глобализационного проекта «миру не хватает последовательного, позитивного и общего нарратива, в котором излагались бы возможности и проблемы четвертой промышленной революции, который необходим для того, чтобы избежать негативной реакции народа.

В свете рассуждений Шваба о глобальном постчеловеческом будущем, довольно зловеще звучит его утверждение: «Многие спрашивают, когда мы, наконец, сможем вернуться к нормальной жизни. Если вкратце: никогда!».

«Мир больше не будет прежним, капитализм примет иную форму, у нас появятся совершенно новые виды собственности, помимо частной и государственной. Крупнейшие транснациональные компании возьмут на себя больше социальной ответственности, они будут активнее участвовать в общественной жизни и нести ответственность ради общего блага» – утверждает Шваб в своей новой книге «COVID-19: великая перезагрузка».

Основной посыл в целом тривиальный: больше власти и денег для ТНК, меньше свободы и больше контроля для граждан, которые могут оказаться «не готовы» к серьёзным изменениям. «Национальному государству места не останется», – добавляет Шваб открытым текстом.

«Молодежь» Шваба

Показательно, что эти идеи разделяет не только президент Всемирного экономического форума. Так, на сайте ВЭФ можно найти описание будущего (2030 года) от Иды Аукен – бывшего министра окружающей среды Дании (2011-2014 годы). Она является членом датского парламента от Социал либеральной партии и председателем парламентского комитета по климату и энергетике.

Внимания заслуживает тот факт, что Аукен стала (как сообщает ВЭФ) «первым датским политиком, выбранным в качестве Молодого глобального лидера Всемирного экономического форума, а также была избрана одним из 40 наиболее перспективных молодых лидеров в возрасте до 40 лет в Европе». «Молодые глобальные лидеры» – это ещё одна организация, основанная Клаусом Швабом в 2004 году. Её цель – воспитание нового поколения глобалистски мыслящих политиков.

В описании 2030 года от Иды Аукен она восхищается «новым миром», где она не владеет не только автомашиной или собственным жильём, но даже одеждой. Продукты превратились в услуги (нет ничего своего, но все можно заказать или одолжить у бизнеса). Зато как по мановению волшебной палочки вдруг очистился воздух и вода, работают роботы, а люди проводят время в креативных удовольствиях.

«Меня больше всего беспокоят все люди, которые не живут в нашем городе. Те, кого мы потеряли по дороге. Те, кто решил, что этого стало слишком много, всех этих технологий. Те, кто чувствовал себя устаревшим и бесполезным, когда роботы и ИИ взяли на себя большую часть нашей работы. Те, кто расстроился из-за политической системы и повернулся против нее. Они живут другой жизнью за пределами города. Некоторые сформировали малообеспеченные сообщества. Другие просто остались в пустых и заброшенных домах в маленьких деревнях XIX века.

Время от времени меня раздражает то, что у меня нет настоящего уединения. Нет места, куда я могу пойти и не попасть в поле зрения камер. Я знаю, что где-то все, что я делаю, думаю и о чём мечтаю, записывается. Я просто надеюсь, что никто не будет использовать это против меня.

Но в общем, это хорошая жизнь. Гораздо лучше, чем тот путь, по которому мы шли, где стало так ясно, что мы не сможем продолжать жить по той же модели роста. У нас происходили все эти ужасные вещи: болезни, связанные с образом жизни, изменение климата, кризис беженцев, деградация окружающей среды, полностью переполненные города, загрязнение воды, загрязнение воздуха, социальные беспорядки и безработица. Мы потеряли слишком много людей, прежде чем поняли, что можем делать все по другому», – заканчивает описание общества будущего «Молодой лидер».

В списках нынешних участников и выпускников программ «Молодых лидеров» ВЭФ сотни депутатов разных уровней, топ-менеджеров инвестиционных компаний, известных актёров и спортсменов.

Например, Марк Цукерберг, создатель Facebook и Сергей Брин (Google), нынешний премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Арден (попала в программу в 2014-м, возглавляя «Международный союз молодых социалистов»), Леонардо ди Каприо и Джек Ма.

Выборка «молодых лидеров» в регионе Евразии выдаёт среди прочих следующих персон:

  • Кирилл Дмитриев. Генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций;

  • Александр Ивлев. Управляющий партнер аудиторско-консалтинговой компании Ernst&Young по странам СНГ (В 2007 году Всемирный экономический форум включил Александра в список Young Global Leaders; в 2009 году он вошел в «Первую сотню» резерва управленческих кадров, находящихся под патронатом Президента Российской Федерации);

  • Игорь Шевченко. Бывший министр экологии Украины, фигурант коррупционных скандалов;

  • Рубен Варданян. Российский миллиардер, один из основателей проекта «Сколково»;

  • Толкунбек Абдыгулов. Председатель Национального банка Кыргызстана;

  • Мамука Бахтадзе. Бывший премьер-министр Грузии;

  • Каха Каладзе – мэр Тбилиси.

«Большая перезагрузка» и её друзья

После знакомства с биографией Клауса Шваба, его высказываниями, ознакомления с усилиями по построению масштабной глобалистской сети, заявления Всемирного экономического форума относительно пандемии COVID-19 выглядят не столь безобидно, как может показаться на первый взгляд.

«Каждая страна, от Соединенных Штатов до Китая, должна участвовать в этом процессе, и каждая отрасль промышленности, от нефти и газа до технологий, должна быть преобразована. Короче говоря, нам нужна большая перезагрузка капитализма», – отмечается в заявлении ВЭФ.

По мнению руководства форума, «одна из положительных сторон пандемии заключается в том, что она показала, как быстро мы можем радикально изменить наш образ жизни. Почти мгновенно кризис заставил предприятия и отдельных людей отказаться от практики, которая долгое время считалась крайне необходимой».

Также, отмечают глобалисты, хорошо, что «население демонстрирует готовность идти на жертвы». Для этого, по мнению ВЭФ, понадобится усиление глобального взаимодействия и более сильные правительства.

Однако в отношении кого эти правительства должны проявлять силу? Вряд ли это крупный бизнес, так как тут же ВЭФ отмечает, что весь процесс потребует «участия частного сектора на каждом этапе пути». Значит, сила будет применяться в отношении граждан, малого бизнеса и всех тех, кто не впишется в «четвёртую промышленную революцию» и новую «экологичную экономику». Очень похоже на Эммануэля Макрона, продолжившего ликвидацию социальных гарантий для французов с одновременным усилением полицейской составляющей государства.

Смысл большой перезагрузки (в экономической плоскости) в «координированном» изменении правил игры на глобальных рынках и перераспределении национальных инвестиций по планам, прописанным ВЭФ для построения «экологичной экономики». В политической и социальной – во всё той же «четвёртой промышленной революции», издержки которой отлично описал ранее сам Шваб.

Показательно, кто поддержал эту идею в России. Программный директор клуба «Валдай» Олег Барабанов, пугая читателей «глобальной катастрофой», заявил, что надо срочно переводить человечество на «зелёные рельсы»:

«Лучше уж «Большая перезагрузка» (пусть и затратная), чем антиутопия ожидания новой катастрофы», – пишет научный руководитель Европейского института МГИМО (с 2015 года), профессор РАН, начинавший свой путь в научной и общественной деятельности, в том числе и с сотрудничества с Фондом Сороса.

Не стоит много говорить о том, что Джордж Сорос – постоянный участник ВЭФ.

Тревожные симптомы

Недоброжелатели Клауса Шваба отмечают, что он выглядит как «доктор Зло» из фильмов о Джеймсе Бонде. Определённое сходство есть, и не только физиономическое. Шваб руководит влиятельной транснациональной организацией, которая не скрывает своих радикальных планов, продвигая (с точки зрения консерваторов и традиционалистов) античеловеческие идеи.

Отличие лишь в том, что условный Бонд в реальном мире, а не в книжках Флеминга и многочисленных фильмах, и «доктор Зло» сражались на одной стороне.

ВЭФ сыграл свою роль в продвижении множества глобалистских инициатив, пустил корни в ООН, содействовал распаду СССР под умиротворяющие мантры «нового политического мышления» и содействовал победе Запада в Холодной войне. Утвердив глобальное торжество либерализма и рыночной экономики, Шваб и его единомышленники взяли курс на построение постчеловеческого (пост)общества. Именно упразднение человека, общества и государственного суверенитета являются ориентирами ВЭФ.

Поэтому странно наблюдать за визитами в Давос российских чиновников и политиков, а также за тем, как дискурс Шваба и ВЭБ о четвёртой промышленной революции и цифровизации начинают повторять российские чиновник и бизнесмены. Хотелось бы верить, что они не понимают, о чём идёт речь и с кем имеют дело.

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий