«Из украинского языка сделали дубину, измазанную кровью, превратив в язык войны»

«Лично я до сих пор говорю в быту на русском, но всегда общаюсь с вами исключительно на украинском и обращаюсь на работе ко всем без исключения незнакомым мне людям так же — на украинском.

Наша семья и наша компания «Медтехника» полностью поддерживает этот закон и такую ​​мягкую, кроткую украинизацию общества… Наша корпоративная семья сшита из совершенно разных уголков нашей страны по обе стороны Днепра. У нас с вами могут быть разные политические и различные жизненные взгляды. Но Украина у нас одна и государственный язык у нас один — украинский. Именно поэтому мы полностью поддерживаем этот закон и просим всех вас, в независимости от места проживания, во время работы в наших магазинах общаться с посетителями исключительно на единственным государственном языке — украинском. Сразу хочу четко сказать. Если не общаться на украинском в магазине с посетителями — это ваша принципиальная позиция, прошу не затягивать и написать «по собственному желанию». Спасибо всем вам за понимание», — заявил гендиректор сети украинских магазинов «Медтехника» Алексей Давиденко.

Отметим, что вышеупомянутое заявление он опубликовал на украинском языке, до этого все его публикации в соцсети были исключительно на русском. Наглядный пример бесхребетности и типичного желания выжить…

А в эфире одного из украинских телеканалов во время обсуждения языкового закона чуть не подрались нардеп от «Слуги народа» Юрий Камельчук и экс-нардеп Кирилл Куликов. Последний сравнил методы украинизации «со слоном в посудной лавке», что не понравилось «слуге-патриоту». В итоге Камельчук назвал оппонента «хамом и быдлом» и даже готов был броситься в драку, но ситуацию разрешил телеведущий Максим Назаров.

Это своего рода сводки на фоне стартовавшего 16 января текущего года «мовного закона», обязывающего всё движимое и недвижимое лепетать исключительно на «соловьиной». И плевать, что, как минимум, половина населения страны литературного украинского языка (не говоря уже о галицком диалекте) не знает. Но это, как говорится, только раскачка. С 2022 года украиноязычную версию должны будут иметь все национальные печатные издания и сайты СМИ, компаний, органов власти, государственных и коммунальных учреждений, а также интернет-магазинов. С 2024 года эти нормы будут распространяться на региональные СМИ, плюс увеличатся языковые квоты на телевидении и радио — с 75% до 90% на общенациональном и с 60% до 80% на местном уровнях.

По этому поводу в стране не утихают политически-философские дискуссии, периодически переходящие в баталии. Несмотря на то, что почва под тотальную украинизацию готовилась давно и тщательно, до сих пор практически трудно осознать, что, вопреки Конституции, международным догмам и здравому смыслу, «рагулям» всё-таки удалось законодательно внедрить маразм, граничащий с безумием. И уж, тем более, этого не понять гражданам многонациональной России. Шокированы даже некоторые украинские националисты, вполне отдающие себе отчет, что аксиома «насильно мил не будешь» при таком подходе сработает явно не в пользу «соловьиной», и чуждый для большинства населения язык подвергнется еще большему неприятию.

«Все эти сегодняшние дискуссии относительно языка и языковых законов направлены на одно: разделить общество, сохранить остатки своего электората и, заговорив социальные и государственные проблемы, продолжить грабить людей. Я твердо убежден, что ради сохранения целостности нашего государства, дальнейшего развития, улучшения благосостояния наших граждан необходимо ввести на 25 лет мораторий на рассмотрение и обсуждение на государственном уровне вопросов языка, веры и истории. Языком должны заниматься филологи и преподаватели, верой — святые отцы, а историей — историки. В свою очередь, в настоящее время для нашей нации и государства приоритетными должны стать вопросы экономики, медицины, образования и науки», — отмечает экс-нардеп Украины националист Игорь Мосийчук.

Но нет. Именно забалтывание зловонной жижи в экономике, медицине, образовании и науке и вывело на новый виток очередную спекуляцию языковой темой. С подобных спекуляций, напомним, в свое время началось то, что впоследствии не удалось остановить, а именно — развал страны, ее полное обнищание и война.

«Наибольший вред украинской культуре и государству наносит агрессивная украинизация. Потеря Крыма и семь лет вооружённого конфликта на Донбассе — плоды разрушительной гуманитарной политики. Казалось бы, очевидная причинно-следственная связь… Семь грёбаных лет ничему не научили! Более того, продолжают расширять дискриминацию и усиливать напряжение расколотого общества. Язык — лишь инструмент, средство. Он может быть как благословением, так и проклятием. Язык может исцелять и примирять, а может нести смерть и пагубу. Всё зависит от человека. Беда Украины в том, что политики сделали из языка оружие, наполнили его ядовитой ненавистью, ксенофобией, злобой и низменными страстями. Сделали из украинского языка дубину, измазанную кровью, превратив в язык войны. Я вырос в двуязычной семье, с рождения впитал украинский и считаю его частью своей культурной идентичности. Но теперь даже меня напрягает украинская речь, ведь мне нужно некоторое время, чтобы понять, с кем я имею дело — с украиноязычным человеком или политическим зомби, который напишет на меня донос или просто испортит настроение», — делится своими впечатлениями о происходящем киевский журналист и блогер Иван Славинский.

Разбитую вазу не склеить, а в случае с Украиной о каком-либо объединении страны сейчас и говорить не приходится. Особенно, если регулярно подливать масло в огонь, который и без того не получается потушить. Штрафы за нежелание и неумение говорить на определенном языке — это нонсенс, вытаскивающий на поверхность «червя сомнения»: а всё ли так с этим языком, который игнорирует подавляющее большинство населения?

«Было бы трудно придумать формулу более серьёзного ущерба украинскому языку, чем установление штрафов за отказ от его использования в сверх услуг. Уверен, что такое легкомысленное давление государства на основные свободы людей приведёт к совершенно обратному эффекту, и часть тех, кто спокойно использовал государственный язык в быту, могут теперь принципиально перейти на русский. Никакими штрафами эту сферу не урегулировать, страна будет продолжать более интенсивное движение в сторону углубления внутренних противоречий», — отмечает экс-советник президента Виктора Януковича юрист Андрей Портнов.

«Закон, принятый нынешнею властью, нарушает права человека, неумолимо ведет к расколу страны, разделяет людей по языковому принципу… Люди понимают, что непрофессиональная власть ведёт страну в пропасть и пытается отвлечь общество от решения самых актуальных проблем: восстановления мира на Донбассе, возрождения экономики, защиты людей от бедности и безысходности, стремительного роста коммунальных тарифов и цен на продукты питания, лекарства, образование и медицину; пандемия, локдаун, вакцины и все антинародные реформы; порождает ненависть, национальную рознь. Мы — за объединение страны, но никогда не примем в этом вопросе насилия и принуждения», — заявила депутат Днепропетровского облсовета Мария Пустовая.

Впрочем, очередной «мовный переворот» посеял в среде русскоязычных жителей Украины еще больше пессимизма. И пессимизм этот, скажем так, далеко не безосновательный. Ибо чем дальше в политический лес — тем толще украинизаторы, давно попутавшие берега Днепра и насквозь пропитавшиеся русофобией. А это повлекло потерю остатков их рассудка. Плюс — вседозволенность и безнаказанность. Как не крути, но русским на Украине сейчас помощи ждать неоткуда: даже если МИД РФ выразит традиционную «обеспокоенность», то это никак не повлияет на сложившуюся ситуацию.

«Мы можем сколько угодно бодриться, храбриться и хорохориться — это нам не поможет. Русский язык будет вытеснен из Украины, и это лишь вопрос времени, причём, небольшого. Никакая народная самоорганизация (которой, кстати, нет) не может помешать организованной сверху системной работе государства. Украина избавится от русского языка, как и от других пережитков прошлого, вроде горячей воды, централизованной канализации или, скажем, нормального образования или медицины. Думаю, уже дети тех, кто сегодня ходит в школу, 1 января будут поздравлять друзей с днём рождения Степана Бандеры, распевая на чистом украинском языке колядки под уютный треск дров в буржуйках. Пока в России очередной Навальный будет обличать очередного Путина в хищении миллиардов на программе строительства термоядерных реакторов. Как говорится, каждому своё, и Украина свой выбор сделала вполне осознанно», — считает одесский журналист Юрий Ткачев.

На фоне вышеизложенного не лишним будет подчеркнуть, что если за 2013 год общий товарооборот между Украиной и РФ составил $38,5 млрд (экспорт — $15,1 млрд, импорт — $23,4 млрд), то за 2020 год уже $103,4 млрд (экспорт — 49,2 млрд, импорт — $54,2 млрд). То есть, за годы «вторжения армии Путина» он увеличился почти в три раза. Согласитесь, странно, что из Украины вытесняют русский язык, но не товары из России…

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий