Родион Мирошник: велика вероятность того, что договариваться о ситуации на Украине будут без Украины

На текущей неделе прошло первое в новом году заседание Трёхсторонней контактной группы. Ему предшествовала инициатива представителей ЛДНР о передаче Киеву, в качестве жеста доброй воли, нескольких удерживаемых лиц.

Условием передачи стало участие в процессе Виктора Медведчука. Чем вызван такой шаг, почему именно Медведчук, а не представители официальной украинской власти, и что сейчас происходит в переговорном процессе — об этом «Антифашист» расспросил представителя ЛНР в политической подгруппе ТКГ Родиона Мирошника.

— Родион Валерьевич, на минувшей неделе представители ЛДНР в одностороннем порядке, в качестве жеста доброй воли, предложили Киеву передать несколько удерживаемых лиц. Однако только при посредничестве Виктора Медведчука. Почему это решено было сделать в обход официального Киева?

— Потому что официальные власти Киева, те, которые представлены в Контактной группе, уже слишком много раз нарушили свои обязательства. Ситуация с обменами стала значительно хуже, чем была во времена, когда Медведчук представлял Украину в гуманитарной рабочей группе.

Во-первых, украинская сторона, тогда ещё в лице Кучмы, дважды подписывала документ, по которому брала на себя обязательства провести процессуальную очистку лиц, переданных в ходе двух обменов, которые состоялись в декабре 2019 и апреле 2020 года. Ни одного раза эти обязательства украинской стороной выполнены не были.

Во-вторых, Украина ещё в марте получила запрос от нашей стороны на верификацию удерживаемых лиц, там было около 200 человек, на подтверждение того, кто из них находится в заключении на украинской стороне. До сих пор наши омбудсмены получают только отрывочные данные, которые больше похожи на манипуляцию, чем на открытый диалог и стремление к обмену по формуле «всех установленных на всех установленных».

Поэтому в данном случае был сделан исключительно гуманитарный жест, там всего четыре человека — это женщины, которые уже осуждены на территории ДНР и ЛНР, и они могут быть переданы Украине при посредничестве Виктора Медведчука. Это было наше решение, оно не находится в рамках переговоров Контактной группы, и это жест доброй воли. В данной ситуации Украина должна определиться: ей важно освобождение четырёх человек, находящихся в заключении, либо же поиск определённых политических дивидендов в виде поддержки рейтинга Зеленского или наград для Кравчука и той команды, которая ищет свои выгоды вокруг процесса обмена пленными или взаимного освобождения.

Мы наблюдаем за процессами, которые происходят на Украине, и пока тест на гуманное отношение к собственным удерживаемым лицам Украина не проходит. То есть, началась активная информационная война за зарабатывание дивидендов и за перехват инициативы у Медведчука. Медведчук открыто опубликовал своё обращение к СБУ, чтобы организовать процесс передачи в районе Майорска, без выезда за пределы Украины. Однако и от Кравчука, и от других официальных лиц, в том числе, от украинского омбудсмена распространяются откровенные фейки о переездах, перелётах, передаче за пределами Украины и так далее и тому подобное. То есть, идёт откровенная политическая возня, в которой роль людей, которые могут быть переданы украинской стороне, сводится к нулю.

— 22 января должна была состояться встреча политических советников лидеров «нормандской четвёрки». Известно ли вам, почему она была перенесена, и о чём планировали говорить советники?

— Мы знаем только то, что нам сообщил секретариат ОБСЕ в ходе прошедшего заседания. Речь шла о том, что советники должны рассмотреть один из вариантов «дорожной карты», обновлённый, который был внесён Украиной. Украинская сторона получила определённую претензию, точнее, разоблачение, со стороны представителя РФ Дмитрия Козака. Козак, по сути дела, предъявил претензию Украине, которая продолжает сохранять в Минском формате старый вариант «дорожной карты», а в «нормандский формат» на уровне советников внесла иной вариант. По логике проведения переговоров, группы и там, и там должны работать над аналогичным документом, тем более, что Дмитрий Козак подчеркнул, что «нормандский формат» не будет вырабатывать никакую «дорожную карту», только отдельные рекомендации по каким-то пунктам, которые будут иметь рекомендательный характер для Контактной группы. В Контактной группе будет приниматься окончательное решение в диалоге между Донбассом и Киевом. Причина переноса видеоконференции в «нормандском формате», опять же, то, что известно из СМИ, это перенос по объективным причинам и по просьбе украинской стороны на несколько дней. Скорее всего, он имеет технический характер, нежели какую-то политическую подоплеку.

— 20 января стало известно о том, что в состав донецкой и луганской делегаций вошли представители общественности Донбасса. Чем это вызвано, как и кем отбирались эти представители, и что будет входить в их обязанности?

— Введение в состав наших делегаций представителей общественных организаций — это абсолютно симметричный жест, который был сделан в ответ на то, что несколько месяцев тому назад Украина ввела в свой состав «украинских представителей ОРДЛО», которые на самом деле никем не выбраны и не имеют никакого отношения к Донбассу. В отличие от них, люди, которые вошли в переговорную группу — это по два человека от ЛНР и ДНР — выбраны в своих общественных организациях, и представляют общественность, общественные организации, которые искренне интересуются процессами, которые происходят в ходе переговоров в Минском формате. И мы считаем, что они имеют полное право отвечать и вести дискуссию с представителями Украины, раз уж украинская сторона разрушила тот проект, который существовал примерно год назад, в марте 2020 года — это проект Консультативного совета.

— На днях в Киеве и подконтрольной Украине территории Донбасса побывала глава ОБСЕ Анн Линде. В ЛДНР она не заехала, несмотря на соответствующее приглашение со стороны республик. Как вы это расцениваете, и о чём, на ваш взгляд, это говорит?

— Безусловно, для нового действующего председателя ОБСЕ, которая приехала в зону конфликта, и прибыла только на одну сторону конфликта, это вызывает серьёзные вопросы к этой организации, как к посреднику. Потому что, по нашему мнению, посредник – это посредине. Тем более, что у госпожи Линде вряд ли могли быть оправдания, связанные с безопасностью. Потому что на протяжении всего периода конфликта, представители ОБСЕ, СММ ОБСЕ, находятся с обеих сторон линии соприкосновения, и регулярно координаторы от ОБСЕ приезжают и в Луганск, и в Донецк, и на подконтрольную Киеву территорию. Поэтому, на мой взгляд, это ставит под вопрос, скажем так, непредвзятое отношение и соблюдение стандартов посредничества и ведения переговоров со стороны такой организации как ОБСЕ, в частности, в лице её председателя.

— Возможно ли в этом году урегулирование конфликта в Донбассе? Или вы прогнозируете ухудшение ситуации?

— Наблюдая за реальной ситуацией в переговорных форматах, у меня нет каких-то чрезвычайных надежд на то, что в течение этого года произойдут существенные конструктивные изменения. Потому что на протяжении последних месяцев украинская сторона практически блокирует все переговорные кейсы, практически по всем вопросам есть подвес и явно наблюдается ожидание со стороны украинской делегации, когда будут назначены их кураторы со стороны Соединённых Штатов и какие указания будут им даваться для ведения переговоров. Что существенно снижает эффективность ведения переговоров по урегулированию внутреннего конфликта, где стороны переговоров внутри самой Украины могли бы договариваться о модели сосуществования и модели урегулирования. В данном случае это выходит далеко за рамки самой Украины и слишком велика вероятность, что договариваться уже о ситуации в Украине будут без Украины. Поэтому, если речь идёт о включении США в переговорный процесс, то, скорее всего, они будут договариваться отдельно – Москва и Вашингтон – без участия Киева.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий