«Ковыль», историк и воин, павший в битве за Донбасс. День памяти дончанина Всеволода Петровского

8 февраля 2015 года в бою под Дебальцево в районе поселка Комиссаровка погиб боец Добровольческого Коммунистического отряда, экс-сотрудник политотдела бригады «Призрак» Алексея Мозгового, журналист и поэт Всеволод Петровский (позывной «Ковыль»).

Ему было всего лишь 28. Тихий интеллигентный парень из Донецка, закончивший местную школу №30 и Донецкий Национальный университет, историк по образованию. Из его последних «довоенных» мест работы — сценарист детской программы на телеканале «Донбасс». Он был хорошо известен в журналистских кругах, в 2014 году являлся военкором Министерства информации ДНР. Впрочем, Всеволод Петровский вполне мог бы заниматься и наукой, и журналистикой, но война внесла свои коррективы…

Вот что он рассказывал в интервью интернет-журналу «Liva.com» (оно, кстати, было опубликовано уже после его гибели).

«…В ментальном плане Донбасс был, в большей степени, не российским, а советским. Это регион, в котором — в силу исторических особенностей его освоения — реально удалось создать ту самую интернациональную общность советских людей. Русский язык, ассоциация себя с общерусским культурным пространством здесь — не признак русской этничности. Это естественный результат работы «плавильного котла наций», объединившего на этой земле русских, украинцев, греков, татар, евреев и представителей других наций. Именно этой общности удалось построить мощный промышленный регион, который, к тому же, в советское время выделялся на фоне соседей своим относительным благополучием», — так говорил Всеволод Петровский о Донбассе. Он никогда не скрывал своих левых взглядов, считая, что мир должен быть построен на принципах социальной справедливости. Известно, что Петровский был сторонником большой Новороссии и критиковал «минские соглашения».

«…Он очень много читал. Читал о пионерах, а когда ему было 6 лет, он прочитал устав Компартии и мог спорить со взрослыми на эту тему. Уже с маленького возраста, если он во что-то верил, то обоснованно и до конца. С детства он, будучи совсем неконфликтным ребенком, был готов отстаивать правду с кулаками, если того требовали обстоятельства…», — вспоминает его мать Татьяна Авенировна.

«После школы он был сторонником мягких проукраинских убеждений, но так было построено образование, так преподавалась история в школе в то время. За 10 лет он, анализируя, исправляя ошибки, сильно изменился, возмужал, и к 2014 году пришел убежденным левым, марксистом. Именно поэтому, когда он решил вступить в ополчение, он пришел в бригаду «Призрак» Алексея Мозгового», — рассказывает отец Всеволода Вячеслав Владимирович.

…На фронт в составе батальона «Призрак» Всеволод ушел в канун Нового 2015 года, подчеркнув свое желание «защищать Родину от бандеровских нацистов с оружием в руках». Попав на передовую, он был назначен вторым номером пулемёта ПКМ, сразу же заслужив уважение товарищей по оружию. Говорят, он был очень храбрым в боях…

Погиб Всеволод Петровский под вражеским артиллерийским огнем, эвакуируя с поля боя раненого разведчика. Он посмертно награжден несколькими медалям.

«И один в поле воин, если он волен» — эти слова принадлежат Всеволоду Петровскому. И эти слова принадлежат Вечности. В феврале прошлого года на здании ДонНУ — родного вуза Всеволода Петровского — была открыта мемориальная доска в его честь. В день шестой годовщины гибели к ней возложили алые гвоздики.

На сайте ОД «Донецкая Республика» в прошлом году опубликована петиция, в которой предлагается присвоить ДонНУ имя Всеволода Петровского. А единомышленник и друг Всеволода Станислав Ретинский посвятил ему книгу «Донбасс в глобальном противостоянии».

Всеволод Петровский, не доживший до 30-летия, навсегда вписал свое имя в историю родного Донбасса, как когда-то его дальний родственник — большевик Григорий Петровский, в честь которого назван Петровский район Донецка и город Днепропетровск. А это — пророческое стихотворение «Птица, имя которой тебе неизвестно», написанное Всеволодом в далеком 2011 году, задолго до военных событий в ЛДНР:

Такие слова не звучат по-доброму.
Обычного воздуха им не хватает.
Царапают горло, стучат по ребрам.
И падают замертво, не долетая.

Их нужно высаживать в поле маковом.
В поле раненом, в поле страстном.
Они прорастут непохоже, инаково.
Красным на красном. Красным на красном.

И целовать железными строками —
на губах написать их бритвой опасной.
Они потекут горячими соками.
Красным на красном. Красным на красном.

Пересохнет земля от дневного зноя.
Свернется кровь на лице непокорном.
Останется слово твое с тобою.
Черным на черном. Черным на черном.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий