Суд поставил точки в двух делах Навального: колония и штраф

В Бабушкинском суде Москвы состоялось выездное заседание Мосгорсуда, в рамках которого были рассмотрены жалобы защиты Алексея Навального на замену ему условного срока по делу «Ив Роше». Здесь же состоялся и очередной процесс по делу о клевете на ветерана Великой Отечественной войны Игната Артёменко.

Что касается апелляции, то она была провалена: решение о замене условного срока Навальному на реальный суд оставил в силе. Также суд признал его виновным по делу о клевете. ИА «Антифашист» следил за обеими заседаниями, вашему вниманию — общий отчёт о ходе событий.

Итак, в Бабушкинский суд высадился, так сказать, «последний десант» из демократической Европы. Прибыли представитель Евросоюза, а также дипломаты Литвы, Латвии, Эстонии, Польши, Норвегии, Швеции, Финляндии, Дании, Нидерландов и Чехии. Среди аккредитовавшихся на заседание по Навальному были корреспонденты BBC, Reuters, Spiegel, New York Times и Guardian.

На этот раз обошлось без привычных заявлений об отводе судьи. При этом оппозиционер и его защита назначили своим «джокером» ЕСПЧ. Так, адвокат Ольга Михайлова заявила ходатайство о применении обеспечительной меры по решению ЕСПЧ — освобождения. Мол, Европейский суд применил правило 39 своего регламента, обязав Россию освободить оппозиционера. В целом же аргументация защиты свелась к двум утверждениям: якобы дело «Ив Роше» в Европе признано необоснованным (что не соответствует действительности) и утверждение, что Навальный не скрывался от правосудия, потому как весь мир с трепетом следил за его немецкими приключениями.

Здесь не лишним было бы подчеркнуть, что Конституция России предусматривает верховенство закона нашей страны над международным, а заявление ЕСПЧ по поводу Навального выходит за пределы компетенции этого суда. К тому же, тот факт, что период лечения блогера в Германии Бабушкинский суд, собственно, и не рассматривал в качестве основного обвинения по делу: у Навального было около полусотни нарушений помимо его пребывания в клинике «Шарите». В данном контексте прокурор Екатерина Фролова подчеркнула, что «это условно осужденный должен сообщать о своём местонахождении, а не ФСИН искать его по территории Германии». Мы же подчеркнем, что для замены условного срока на реальный достаточно 2-3 нарушения. Поэтому при наличии 50-ти таковых, вопрос, как говорится, даже не обсуждается.

«Я действовал как идеальный человек, который не хочет скрываться. Было бы лучше, чтобы меня вообще освободили», — в частности, заявил Навальный.

Прокурор, в свою очередь, всё чётко разложила по полочкам, напомнив судье, что тот около 50 раз нарушал испытательный срок и более 30 дней скрывался от инспекции, а также тот факт, что блогер хочет исключительного отношения к своей персоне. «Сегодня осужденный и его защита тщательно уклоняются от обсуждения фактов, а они заключаются в том, что Навальный еще до своей госпитализации нарушил режим регистрации семь раз, а до этого — порядка пятидесяти раз. Факты в том, что после своей выписки из «Шарите» Навальный уведомил о себе инспекцию только через два месяца. После этого, с 23 ноября и до возвращения в Россию, он снова не давал о себе знать», — заявила Екатерина Фролова.

«Третьего октября — прогулка с сыном по Берлину, 6 октября — выход в свет его интервью известному блогеру, 15 октября СМИ пишут о том, что осужденный поселился в немецком курортном городе, 22 октября — отдых с сыном за городом, 25 октября — отдых у озера, 27 октября — отдых с супругой в лесу, 1 ноября — отдых у водопада, 20 ноября СМИ пишут о поездке осужденного в Дрезден, 26 ноября — загородная пробежка и так далее. Похожа ли эта активность на поведение больного человека? Как именно бесконечные прогулки, поездки и пробежки мешали осужденному вовремя выходить на связь с работниками инспекции? Где, по мнению осужденного, инспекторы должны были его зарегистрировать — в лесу, на водопаде, у озера? С чем мы имеем дело, ваша честь? Мы имеем дело с тем, что осужденный нагло и открыто бросил вызов закону, пытаясь показать, что он по собственному усмотрению может исполнять или не исполнять требования условного наказания», — выступление прокурора было ярким и информативным.

А это — из стенограммы последнего слова Алексея Навального: «…Они, как жонглеры в цирке, крутят мячик на одном пальце, на другом. На одной части тела, на другой. И говорят: «Смотри, мы можем всё. Куда ты против нас лезешь?». Даже не знаю, что еще говорить. Наверное, надо поговорить о Боге. Выкрутим ручку пафоса на максимум. Я — верующий человек, что служит поводом для насмешек в ФБК, потому что в основном там люди атеисты. Я тоже таким был, но сейчас я верующий, и это очень помогает мне, потому что так вещи становятся гораздо проще. Я стараюсь следовать одной известной книжке. И тут мне пишет один человек: «Навальный, тебе все пишут: держись, не сдавайся, сожми зубы. А я думаю: что тебе терпеть? Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Тебе отлично!». И я подумал: «Как хорошо меня понимает этот человек!». Я всегда этой заповедью руководствовался в своей политической деятельности. Безусловно, не слишком наслаждаясь тем местом, где я нахожусь, я не жалею, что вернулся и что продолжил делать то, что делаю. Я испытываю… удовлетворение, что ли. Власть пытается сказать нам: ты одинок, ты одиночка. Сначала запугать, а сказать: ты один. И эта вещь про одиночество очень важна как цель власти. Отлично, кстати, по этому поводу сказала замечательная философ — Полумна Лавгуд из «Гарри Поттера». Она сказала, как важно не чувствовать себя одиноким, потому что именно этого хотел бы Волан-де-Морт. Но я совершенно этого не чувствую. Потому что эта конструкция — «блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» — она кажется напыщенной, но это — главный политический лозунг в России. «Сила в правде» — это же оно и есть, просто сжато до размеров твиттера. Наша страна сейчас построена на несправедливости, и мы постоянно с ней сталкиваемся. А худший вид несправедливости — это несправедливость вооруженная. Но миллионы, десятки миллионов людей хотят правды. И рано или поздно они ее добьются. Они насытятся. Россия будет не только свободной, но и счастливой».

Это выступление блогера, после которого суд удалился в совещательную комнату, тоже можно назвать ярким. Но, увы, бессмысленным, ибо по сути дела и предъявленного обвинения в нем не прозвучало ни слова. Таким образом, Мосгорсуд признал законным решение о замене Навальному условного срока на реальный.

…Заседание по делу о клевете на ветерана Игната Артёменко продлилось не более получаса. При всей своей нарочитой вежливости, без привычного потока хамства в адрес всех участников процесса, что Навальный позволял себе на предыдущих заседаниях, подсудимый, всё же, не смог не упомянуть о ветеране, как «кукле», и обойтись без обвинений российской власти в политической мотивации этого дела.

«Самое омерзительное, что наша власть существует, чтобы грабить этих людей, власть живет за их счет», — в частности, заявил Навальный. Впрочем, даже если гипотетически принять эти слова за истину, то дает ли это право кому-либо клеветать на пожилого человека?

А это — из последнего слова Навального по делу о клевете: «У меня есть бумажка, она довольно задрипанная, потому что я ее в кармане ношу каждый процесс. Это мой материал дела — самый главный. Помните, вы нам дали полчаса на ознакомление? Единственная вещь, которая меня интересовала — я сделал выписку, и я ее потом достал и смотрел. Каждый раз в пафосные моменты, когда прокурорша говорила, что ветераны — наше все, и только ради ветеранов мы существуем, и такие как вы их оскорбляют, и даже потом, когда в своей камере я телевизор включал, там рассказывали, что я оскорбил ветерана и вся Россия существует для ветерана. Я доставал бумажку и смотрел на нее, а это листочек — справка из отдела соцобеспечения, и они там пишут, какую помощь они оказали ветерану Артёменко. И там указано, что последний раз он получил продуктовый набор 6 июля, а всего за 4 года он получал помощь 7 раз. Общая стоимость сертификатов на продукты — 11 тысяч рублей. Вот и вся ваша забота о ветеранах, ё-моё, лицемерные вы негодяи!».

Вечером, когда судебное заседание продолжилось, Навальный предпринял слабую попытку развеселить находившуюся в зале публику. «Я засолил огурцы! Много рецептов пришло. Я взял пакет и засолил. А вчера я сделал мороженое — взял масло сливочное растопил на чайнике, добавил сметаны, взбил хорошенько и поставил в холодильник. Сейчас приеду обратно, попробую. Так что, если мне плохо станет, знайте, это не «Новичок» — это я мороженым собственного приготовления отравился», — театр одного актера, но без аплодисментов.

При этом Навальный не признал свою вину, заявив о политизированном преследовании. Но суд пришел к выводу, что его заявления порочат честь и достоинство ветерана Артёменко и подрывают его авторитет. Блогер признан виновным в клевете, он приговарен к штрафу в 850 тысяч рублей.

«По поводу последнего слова Навального о клевете на ветерана возникает главный вопрос: ведь можно было бы сделать «ход конем» — взять и на тебе: «Извините»? Но нет, Алексей снабдил свою речь максимальным уровнем драматизма, рассказал про коррупцию, про пенсии, про то, как плохо жить в России, про то, что все будут мучиться и гореть в аду… Мы ничего не путаем, что в предыдущем последнем слове по делу «Ив Роше» Навальный цитировал Библию? А как же «прощение» всех, как основополагающий принцип веры? А как же «примирись сперва с братом своим (это про то самое «Извините»), а потом проси прощения у Господа»? Какое отвратительное лицемерие. Не упоминал бы ни ада, ни рая хотя бы, а то еще и надругательство над религией получилось. Вернее, сказать, попытка эксплуатации веры в манипулировании общественным сознанием. Надеюсь, что в заключении он прочтет Библию, прочтет Святых отцов, проникнется духом веры и искренне раскается в содеянном. Пусть мы этого и не узнаем, это неважно. Пусть обретет душевный покой наедине с собой и Всевышним», — так прокомментировала спичи подсудимого общественный деятель Мария Бутина.

«Навальный, конечно, такой булгаковский персонаж. Умён и хитер, и над всеми потешается, издевается. Эдакий Фагот-Коровьев. Примерзейший тип, наглый гаер, но так разводит всех, и обнажает тупизну, загляденье», — поделилась своим мнением о «берлинском пациенте» экс-советник спикера Госдумы Вячеслав Володина, известная журналистка Анастасия Кашеварова.

В итоге, с учетом нахождения под домашним арестом с 30 декабря 2014 года по 17 февраля 2015 года, а также месяца пребывания в СИЗО «Матросская тишина», Алексею Навальному остается сидеть около 2,5 лет. Этапировать блогера в колонию могут уже на днях либо оставят в столичном СИЗО для следственных действий, поскольку впереди у блогера — другие суды, где приговоры также вряд ли его порадуют.

И напоследок. Репортеры поинтересовались у Дмитрия Пескова на предмет того, есть ли у Алексея Навального политическое будущее. На это пресс-секретарь российского президента сказал, мол, «это совершенно не наше дело», подчеркнув, что права оппозиционера определяются действующим российским законодательством.

ПОСЛЕ ПРИГОВОРА. ПОСТСКРИПТУМ.

P.S. Судья Вера Акимова, как и требовала прокурор Екатерина Фролова, выделила во время подготовки приговора материалы с оскорблениями Навального в суде в отдельный материал, который теперь будет направлен в СК России. Не исключено, что следователи СКР возбудят новое уголовное дело по статье «оскорбление представителя власти».

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий