«МММ» президента Зеленского. О чем должны помнить Погребинский и Монтян?

Сегодня украинские и российские СМИ активно обсуждают возможность ареста политолога Михаила Погребинского и адвоката Татьяны Монтян и осуждения их эдак лет на 15 тюрьмы. Меньше в Украине за «измену Родины» давать не принято, а «пятнашка» – это надолго, надежно и не многие доживут…

Противники и враги указанных персонажей, которые попали под их острый, как скальпель, язык аналитиков и критиков, радуются: ну, наконец-то! Сами же «кандидаты в изменники», их сторонники излучают неуверенную, извините за полутавтологию, уверенность, в том, что их спасет то ли раскрученная публичность «патриарха украинской политологии», то ли реально недюжинный адвокатский и вообще юридический опыт. Что их не тронут, опасаясь негативного внутреннего и внешнего международного резонанса, который еще раз покажет, что за гнилой режим находится у власти в Украине.

А мне смешно. Сквозь скупые слезы воспоминания и злость на наивность. Сегодня, 6 марта 2021 года, пошел третий год после того, как в мою квартиру в Киеве обманным путем, под видом почтальона, ворвались 10-11 человек следователей СБУ, двое понятых и нанятая на такой случай «эксперт-филолог» в дорогой шубе, которая должна было сходу подтвердить, что вся моя работа журналиста – это настоящее подтверждение «нарративов и маркеров российской пропаганды». За 14 с половиной часов непрерывного обыска они ничего не нашли, кроме визиток российских политиков и журналистов, пары георгиевских ленточек и блокнотов с титульными листами на российскую тематику, раздаточных материалов с мероприятий с участием россиян. И не могли найти. И вовсе не потому, что я – опытный конспиратор и агент, а потому, что я просто журналист, который просто обязан работать с российскими, американскими, украинскими и прочими материалами и документами.

Но мне выкатили подозрение по части 2 статьи 110 Уголовного кодекса Украины – Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины: «Те же действия, если они совершены лицом, которое является представителем власти, или повторно, или по предварительному сговору группой лиц, или сопряжены с разжиганием национальной либо религиозной вражды, наказываются лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества или без таковой». И взяли подписку, что я сам, за свои средства приеду в Херсон. При этом изъяли компьютер, ноутбук, телефон, электронные банковские карточки. То есть лишили средств для работы и существования.

А ведь тогда тоже многие не верили, что меня могут посадить в тюрьму, учитывая мою как бы «раскрученность и публичность». Та же Татьяна Монтян, помнится, тогда говорила, что мол, попугают в Херсоне, на его примере предупредят всех остальных критиков режима и отпустят, чтобы всем не повадно было. И это реально выглядело так очень убедительно, что даже я не хотел верить, что со мной хотят расправиться. Плюс, конечно же, играла свою роль уверенность в полной невиновности и непричастности к тому, в чем меня пытались обвинить.

Все изменилось в моем восприятии происходящего, когда я попал в больницу, а в головах моих преследователей резко поменялись планы на мой счет, и меня пришли убивать или демонстративно калечить прямо на больничной койке. Живописно так, с балаклавах, с битами. Живой и здоровый я им был не нужен. Приближались же президентские выборы, а я, мягко говоря, не очень хотел, чтобы на них победил опять Петр Порошенко, и всячески рассказывал публике, почему это страшно и для нее, и для страны. И, по ходу, делал это убедительно, раз меня решили «утилизировать» в назидание. А неонацистам из «С14», которые и согласились «пришить сепара», любой такой заказ – в радость.

Сейчас ситуация в Украине по законам явно не предвыборная, но все равно очень похожая: рейтинг действующей власти и лично президента Владимира Зеленского упал ниже городской канализации, и в обществе заговорили о возможных досрочных электоральных кампаниях – и парламентской, и президентской. А Зеленский как раз затеял последнюю часть «марлезонского балета», начатого на «евромайдане-2014»: по заказу Запада стремительно приближает финальную распродажу Украины и ее активов. И начал окончательную зачистку всех, кто этому может противиться или даже критиковать подобные планы, исходя из интересов Украины. То есть пошли в ход репрессии против любой политической оппозиции, во истребление которой он внедряет санкционную незаконную и внесудебную систему расправ своими указами на основании решений Совета нацбезопасности и обороны (СНБОУ). И против так называемых олигархов, которые не хотят расставаться со своей собственность, на которую уже положили глаз заказчики – транснациональные корпорации и спонсоры госпереворота-2014, связанные с МВФ, Джорджем Соросом и им подобным.

Зеленский начал с «Оппоплатформы – За жизнь» («ОПЗЖ»), Партии Шария (ПШ), их лидеров Виктора Медведчука и Анатолия Шария, их СМИ (закрыты без суда четыре телеканала), их сторонников среди журналистов и политологов (по госизмене пошел в СИЗО политолог Юрий Дудкин). Среди олигархов «первопроходцем заклания имени Зеленского» демонстративно стал человек, который, по общему мнению, и «сделал» из «мальчика Зе», клоуна и генитального пианиста президента. Не настоящего, как видим, но номинального. Зовут «несчастного» Игорь Коломойский. Против него и членов его семьи введены персональные санкции США, а в Украине все ждут, когда же его повяжут и отправят на цугундер. Чтобы потом пойти за Виктором Пинчуком, Ринатом Ахметовым, Дмитрием Фирташом, Петром Порошенко и прочей долларовой миллиардно-миллионной «мелюзгой» рангом пониже. Типа Вадима Новинского, региональных промышленно-финансовых бонз, курино-окорочковых и прочих сельскохозяйственных магнатов-латифундистов, уже подгребших под себя значительные земельные массивы, и т. д. и т. п.

Так что уважаемые Михаил и Татьяна, Погребинский и Монтян, не дай Бог, конечно, но за вами могут прийти в любой момент. Потому что у «неприкасаемости публичности», на которую вы надеетесь так же, как два года назад наделся я, есть один уязвимый момент: она спасает, если на раскрученных и публичных людей нет заказа. От власти или ее кураторов, как в Украине. Если же заказ, как в случае со мной или сейчас, кажется, с вами, то таким людям – обязательно кирдык. Потому что эффект предупреждения, устрашения и назидания от арестов и расправы над известными людьми – сильнее. Он, как круги по воде от брошенного большого камня, расходится дальше, становится известным и заметен всем. Расчет запугивания же прост, как дубина, без всяких дискуссий бьющая по голове: «раз таких людей закрыли, то что могут сделать со мной?». Такие рассуждения охлаждают и останавливают многих. Особенно в современной Украине, где незаконно репрессированные и осужденные по политическим мотивам противник постмайданных режимов Порошенко и Зеленского уже исчисляются тысячами.

И, конечно же, свою крайне негативную роль в этом процессе играет сам президент Зеленский, его, так сказать, персональный «МММ». И речь идет не только о пирамиде власти, которую он, как Сергей Мавроди свою финансовую пирамиду, строит на узурпации властных полномочий, не имея достаточных ресурсов, чтобы всех осчастливить, а себе гарантировать безбедное и безопасное существование. Нет, какие-то деньги, проценты за распродажу Украины Зеленскому, может быть, и дадут. И даже посулят гарантии безопасности «за бугром». Но вот до этого самого «бугра» еще надо будет добежать (долететь, доплыть), когда в Украине от отчаяния и безысходности полыхнет всеобщим бунтом (новым каким-нибудь майданом), и мстительные костлявые ручки всех обиженных потянутся к довольно хлипкой шейке крайне трусливого «мальчика Зе».

Нет, речь идет еще и о личных характеристиках самого Зеленского, которые не дают ему стать из человека, наяривающего пиписькой по роялю, настоящим политиком, тем более – президентом, понимающим свою роль, масштаб должности и стоящих перед нею задач. Его «МММ» – это мстительность, меркантильность и мелочность, если хотите, мелкотравчатость личности.

Зеленский мстительный, потому что, по наблюдениям его близко знающих, по-детски обидчив и не может даже на самой высокой должности в стране совладать с этим своим чувством. Может быть, тут сыграло свою роль его прошлое артиста-комика, привыкшего мерять любовь к себе, к тому, что он делает, и свой успех немедленными аплодисментами публики. А на посту президента ему не то что не аплодируют, но уже ненавидят так же, как и его предшественника Порошенко. И Зеленский силой государства и его правоохранительных органов мстит персонально тем, кого считает виноватыми в людской ненависти к себе. То есть своих талантливых и известных и успешных критиков. Как среди политиков (Медведчука, Шария, Вадима Рабиновича, которого тоже, говорят, собираются привлечь и упечь), так и среди журналистов, активистов, блогеров и общественных деятелей, которые откровенно, точно и талантливо смеются над «государствообразующими» потугами политического недомерка в кресле президента. Плюс к тому же окружение Зеленского подло и цинично, в своих интересах подзуживает его на расправу и выискивает цели.

Еще Зеленский – маркантилен. Сейчас принято в Украине говорить, что ворую все, а Зеленский, дескать, чист, потому что у него и до президентства «все было». Да, Зеленский был успешным артистом и менеджером шоу-бизнеса. Но те рубежи и масштабы обогащения, которые раскрывает ограбление и передерибан целой страны, неизмеримо больше. И аппетит приходит во время еды. И окружение Зеленского, как и до того окружение Порошенко, уже погрязло в разграблении госбюджета и коррупции на собственный карман по полной программе, как минимум, на пожизненные сроки. Одна «Большая стройка» или «намыв средств» на вакцинации от пандемии коронавируса чего стоят. Это миллиарды гривен и даже долларов.

А если по инициативе Зеленского, создавшего указанную выше систему внесудебных расправ над оппонентами, начнется тотальный передерибан имущества врагов или, например, того же принадлежащего им жилищного фонда, то обогатиться смогут и в центре и на местах. И организаторы расправ, и стукачи, и непосредственные отморозки-погромщики которые вселятся в конфискованное жилье. А к этому все в Украине идет. И что, Зеленскому, организатору травли, репрессий и конфискаций, ничего не перепадет из этого потока? Да я вас умоляю…

И, наконец, Зеленский – мелок, мелкотравчат по сути своей и по делам на должности президента. Он хочет и пыжится что-то сделать. Говорит и космических масштабах своих преобразований, о государстве или хотя бы судах в смартфоне, о запуске спутников в космос, о тотальной диджитализации всей страны от Киеве до последнего села Захлюпанки, где не то что интернета, а даже электричества нет, потому что провода срезали и сдали на металлолом, но на гора выходят лишь пошлые и примитивные «видосики». С тупыми, плохо и фальшиво исполненными даже по-актерски рассказами об успехах и планах, за которые Зеленского ненавидят еще больше.

Должность президента оказалась слишком большой для такого мелкого по масштабам, возможностям и талантам тщеславного, но неумного человека, как Зеленский. И главное: он не соответствует тем надеждам и чаяниям, которые возложили на него более 73% избирателей Украины, отдав за него голоса. Да, люди голосовали не столько за Зеленского, сколько против Порошенко, и при такой постановке вопроса редко получается что-то путное. Но у Зеленского был преотличный шанс изменить страну и жизнь большинства ее граждан. А он этот шанс спустил в унитаз собственных страхов, тщеславия и тупости. Менее чем через два года Зеленский стал «Порошенко №2», таким же ненавидимым и презираемым, подтвердив страшную политическую аксиому Украины: каждый новый ее президент значительно хуже предыдущего.

Да-да, на фоне Зеленского сегодня даже Порошенко подчас выглядит адекватнее, хотя скажи об этом два года назад, можно было и в морду получить. И окружение Зеленского отлично играет на его тщеславии, жадности и трусости, восхваляя за несуществующие успехи, подкидывая деньги «детишкам на молочишко» и запугивая расправой неонацистов и неофашистов. А внешние кураторы лишь дополняют картину полной деградации личности и распада и так несостоявшегося госдеятеля.

Мне тут подсказали, что к трем означенным «МММ» – характеристикам есть и четвертая – «чудак на букву «М». И, например, я лично спорить с этим не буду: в моем положении политбеженца и изгнанника из Украины при Зеленском стало гораздо хуже, чем было при Порошенко. Президент-«барыга» только изгнал меня из страны и объявил в общеукраинский розыск, а при президенте-«диджитализаторе» у меня практически отжали жилье и избрали меру пресечения – немедленный арест без права внесения выкупа. Как к человеку, как вы понимаете, склонному к побегу. Все просто: Порошенко спровоцировал на побег от смерти, а Зеленский лишил всего имущества и собирается навсегда лишить свободы. И, разумеется, Родины-Украины, куда вернуться я могу только в тюрьму, а потом на кладбище. И самое страшное – мне нечего и некому доказывать свою невиновность. Она очевидна, но есть заказ на мое «устранение». Чтобы не мешал. И против этого лома нет приема…

И именно это должны помнить и Погребинский, и Монтян, и все остальные, к которым тянутся жадные руки эрзац-опричников эрзац-режима «МММ»-Зеленского. Эти пацаны, набранные из всплывшего после евромайдана провинциального жлобья и рагулья, кроме прочего и защиты «идеалов революции достоинтсва», еще и для себя стараются: загоняя врагов надолго в тюрьмы и конфискуя их имущество, они уже себя видят в этих квартирах и на этих машинах с чужими отжатыми компьютерами, телефонами и прочей мелочью.

И разве могут Зеленский и его рагулье на службе простить той же Монтян эти слова: «Украину разнесло вдрабадан. И кульминация была только в 2013—2014 годах. Полное днище. Знаете, есть песня «Пока «Титаник» плывет» (если кто забыл, Вячеслава Бутусова – Авт.)? То есть, на верхних палубах еще играет музыка, еще танцуют, но пробоина уже есть, и он идет ко дну. Но — в Киеве все чудненько, все нормально. Вы бы видели, какие очереди стояли за красной икрой в норвежский магазин! Все остальное — умирает! А дальше оно все будет медленно, но верно разваливаться. Вы помните, в Киеве «Оушен Плазу» залило кипятком? Так водители в Киеве теперь ездят, не пристегиваясь. Потому что если ты попадешь в яму с кипятком и не успеешь отстегнуться, то ты можешь свариться в кипятке заживо»?

Конечно же, не могут простить таких слов. Потому что это правда. А такая правда Зеленскому, «президенту в смартфоне», не нужна.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий