Ватикан наступил на мозоли Вашингтона. Что высветила поездка папы Римского в Ирак?

Сегодня завершается исторический визит Папы римского Франциска в Ирак. К этой поездке было приковано внимание мировых СМИ. Визит готовился долго и папу отговаривали от этой поездки в раздираемый войной и кишащий остатками игиловсих банд Ирак.

Не было понятно, как себя поведет Иран, которому такая поездка сначала была не очень по душе. Но здравый смысл возобладал: Иран не чинил препятствий, а даже в чем-то помог в организации поездки. К тому же меры безопасности были приняты беспрецедентные: 10 тысяч отборных иракских солдат, включая спецназ, охраняли папу.

Многие эксперты в России делают скоропалительный вывод: мол, поездка главы Ватикана означает, что коллективный Запад берет Ирак под свое крыло. Не очень убедительно, если не глупо, всегда и во всем видеть геополитику. Надо немного знать Франциска. Этот архиепископ из Буэнос-Айреса долгие годы проработал в Латинской Америке. Мне приходилось бывать на его проповедях в кафедральном соборе аргентинской столицы, на которых всегда было многолюдно. В то время в Латинской Америке большой популярностью пользовалась «теология освобождения», которая обращалась к народу и требовала от руководства католической церкви не мириться с преступлениями, которые, в частности, совершали США в латиноамериканском регионе.

Архиепископ Буэнос-Айреса не был приверженцем этих взглядов, но в своих проповедях критиковал в то время президента Аргентины Карлоса Менема, который жестко проводил экономические реформы под эгидой МВФ. Став Папой Римским, Франциск уже в мае 2015 года реабилитировал «теологию освобождения» и принял одного из основателей этого учения священника-доминиканца из Перу Густаво Гутьерреса. А ведь до Франциска не кто иной, как Иоанн Павел II, он же поляк Кароль Войтыла, был не только яростным врагом Советского Союза, но и «теологии освобождения»: он устраивал гонения на священников, придерживавшихся «ереси». А Франциск взял и объявил мучеником архиепископа Сан-Сальвадора Оскара Ромеро, убитого в 1980 году подконтрольными ЦРУ «эскадронами смерти» Сальвадора. Поэтому пастырский визит вполне вписывается в образ мыслей Франциска. И уж если кто и был недоволен такой поездкой, так это США.

Вчера Франциск выступил в иракском городе Мосул на площади, где когда-то были четыре храма разных конфессий. Но все они были взорваны в 2014–2017 годах, когда город был оккупирован боевиками ИГИЛ. В Мосул папа прилетел на вертолете сразу после встречи с лидером Иракского Курдистана Нечирван Барзани. В Мосуле на Соборной площади папа помолился за жертв войны с джихадистами запрещенной в России организации «Исламское государство», в результате которой погибли тысячи горожан. Выступая посреди осыпающихся руин четырех находившихся на площади церквей, уничтоженных исламистами, папа Франциск с горечью отметил, что массовый исход христиан из Ирака и в целом с Ближнего Востока причинил неизмеримый вред не только гражданам и их общинам, но и всему обществу, которое они покинули.

А ведь в начале столетия в Ираке проживали 1,4 миллиона христиан, их количество стало сокращаться с 2003 года, когда США вторглись в Ирак, чтобы свергнуть правительство Саддама Хусейна. Тогда многие христиане бежали за границу, чтобы избежать насилия, и потом не возвращались на родину. Потом исход продолжился, когда боевики «Исламского государства» захватили север Ирака в 2014 году. Сейчас в Ираке осталось примерно 250 тыс. христиан, что составляет менее 1% населения.

Но главной в ходе поездки Франциска по Ираку стала его встреча с «папой» шиитов Ирака 90-летним аятоллой аль-Систани у него дома в священном для иракцев городе Наджафе. Папа поблагодарил аятоллу за защиту христиан в Ираке от гонений. Беседа двух духовных лидеров скорее говорит о примирении Ватикана и с Ираном.

Освещавшие визит целая армия журналистов не могла не пройти мимо простого факта: почему некогда цветущая страна под властью диктатора Саддама, столь быстро превратилась в разоренную страну, ставшую родиной ИГИЛ. Ответ вполне очевиден: туда, где вмешивается Белый дом, приходит, говоря библейским языком, «мерзость и запустение».Трагедия Ирака, фактическое уничтожение страны, началось ровно 18 лет назад, когда армия США 20 марта 2003 года вторглась в Ирак, чтобы свергнуть режим Саддама Хусейна. И визит папы в Ирак не мог не привлечь внимание к этому факту: американская война обернулась катастрофой для Ирака и региона. Затронула она и сами США.

Все началось с убеждения неоконсерваторов Республиканской партии, что лучше нанести упреждающий удар по Ираку Саддама, которому они в свое время покровительствовали, чтобы не допустить укрепления «враждебного режима» и обеспечить Штатам беспрепятственный доступ к ближневосточным нефтяным рынкам. Эти расчеты и взялась реализовать после прихода к власти в 2001 году администрация Джорджа Буша — младшего, ядро которой составляли «неоконы» во главе с вице-президентом Ричардом Чейни и замгоссекретаря Полом Вулфовицем.

На пути стратегии неоконсераваторов, как ни странно, встало ЦРУ: спецслужбы США довольно быстро выяснили, что иракский режим не просто не связан с «Аль-Каидой», но является ее «естественным врагом». Но неоконам нужна была жертва и американские официальные лица продолжали настаивать на первоначальной версии. Помните все эти бредовые обвинения Ирака в разработке химического оружия, пробирку с мелом, которой тряс госсекретарь США Колин Пауэлл в Совбезе ООН и уверял, что в пробирке образец химического оружия Ирака? Вопрос о вине мало кого интересовал в США. Саддам Хусейн был для американцев слишком одиозным лидером, и его следовало уничтожить. США отмели возражения членов Совбеза ООН – Германии, Франции и России, отказавшись проводить резолюцию о применении силы к Багдаду.

На смену диктатуре Саддама пришла война «всех против всех». В апреле 2003 года американцы почти беспрепятственно вошли в Багдад и вскоре объявили о падении режима. Вооруженные силы США взяли под контроль всю страну: суннитский треугольник – Багдад, Тикрит, Рамади, суннитскую провинцию Аль-Анбар, Иракский Курдистан и шиитский юг. Создали Временную коалиционную администрацию, управлявшую страной под контролем Вашингтона. А заодно почему-то разбомбили всю почти всю инфраструктуру Ирака: в стране пропала питьевая вода, еда, электричества, средств связи. Реакция на столь жестокое вторжение появилась немедленно: объявились различные террористические группы, усилилось влияние мусульманских религиозных течений. Постоянные убийства и угрозы привели к тому, что более 600 тысяч христиан эмигрировали и стали перемещенными лицами.

Не будет преувеличением сказать, что это был самый ужасный период в современной истории Ирака. В стране воцарился хаос и разгул исламских вооруженных групп — как шиитских, так и суннитских. Они хозяйничали в стране, все разграбили и превратили Ирак в террористическое государство, где массовые убийства, геноцид, этнические чистки – обычное дело. Страна вернулась в Средние века и не скоро оттуда выберется. Спустя годы можно сказать: вторжение США привело к взрыву экстремизма и хаоса. Если режим Саддама был бесчеловечным, то он ни в какое сравнение не идет с тем, что творится сегодня в Ираке.

По словам бывшего сотрудника ЦРУ Брюса Ридела, «иракская война сделала президентом Барака Обаму и изменила американскую внешнюю политику». «Есть национальный консенсус – это была глупая война, – отмечает он. – И ее последствия будут преследовать Америку еще долгие годы». «Эта война подорвала веру США в себя и свои возможности, – уверен эксперт. – Не только приход Обамы, но феномен Трампа с его популизмом я воспринимаю как результат описанной теоретиками «культуры поражения», доминирующей в США после так называемой войны с терроризмом.

Одно из наиболее ужасающих последствий войны в Ираке – появление там в ответ на американскую оккупацию «Аль-Каиды» и ИГИЛа. Суннитские боевики выступали под знаменами борьбы с США, а впоследствии с «шиитскими притеснителями» и Тегераном, что находило и по сей день находит живой отклик у суннитского населения страны. Вывод американских войск из Ирака, объявленный победой салафитов (направление в суннитском исламе), ускорил вербовку рекрутов для джихада. На волне «арабской весны» и событий в Сирии возникла группировка ИГ во главе с Абу-Бакр аль-Багдади, считавшим, что сейчас самое время создать на этих территориях «халифат».

В 2014 году боевики ИГИЛа за несколько часов взяли Мосул. Костяк боевиков составляли оказавшиеся не у дел после свержения режима Саддама Хусейна члены партии «Баас» и кадровые военные. Отсюда и дисциплина, и тактическая грамотность. Суннитское население Ирака, более десятилетия страдавшее от репрессий со стороны шиитского правительства, встретило джихадистов как освободителей. Суннитское большинство Сирии, десятилетия находившееся под гнетом алавитского режима, отреагировало сходным образом.

В итоге вплоть до лета 2017 года на территории Сирии и Ирака существовало «Исламское государство Ирака и Леванта» – самая мощная в военном и экономическом отношении террористическая организация. И «отцами» терроризма на ближне Востоке по праву считаются США. Их бездумная политика привела весь это регион к трагедии. Визит папы Римского в Ирак высветил все эти гримасы вашингтонской политики на ближнем Востоке.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий