Крымская весна: как это было. Альгис Микульскис о возвращении полуострова домой

Ровно семь лет назад случилось событие, которое по праву можно назвать историческим. Жители Автономной республики Крым приняли решение больше не быть гражданами страны победившего национализма и закрепили свое решение путем референдума о выходе полуострова из состава Украины и присоединении его к Российской Федерации.

Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис, бывший свидетелем происходившего, вспоминает о тех днях в своей авторской колонке.

К 16 марта 2014 года можно было уже смело утверждать, что «революция достоинства» в Киеве, как говорится, «потерпела сокрушительную победу». Не знаю, о каком «достоинстве» там шла речь, но люди, путем государственного переворота завладевшие рычагами украинской власти, сразу начали вытворять такое, от чего страна мгновенно пошла трещинами…

Конечно, произошедшее на Майдане не могло не зацепить полуостров, с самого начала киевских событий понявший, что ничего хорошего от новой власти ждать ему не придется. Так и получилось.

23 февраля в Севастополе проходит многотысячный митинг «Народной воли против фашизма на Украине», а 24-го неонацистский активист Игорь Мосийчук в эфире телеканала «112 Украина» обрушивается на крымчан с угрозами:

«Любые попытки разорвать территориальную целостность Украины будут жестко наказаны. Если власть на это неспособна, то «Правый сектор»* (экстремистская организация, запрещенная в РФ. — Прим. ФАН) сформирует «поезд дружбы». Мы, как в 90-м УНСО (экстремистская организация, запрещенная в РФ. — Прим. ФАН), поедем в Крым, и тогда публика, подобная этой, как крысы убегали, когда колонна унсовцев входила в Севастополь… Соборность является одной из наших самых больших ценностей».

Крым: как это было. Альгис Микульскис о возвращении полуострова домой. Pr Scr youtube.com / NEWSONE

26-го февраля появились погибшие. В Симферополе в результате массовых беспорядков были убиты два человека, сотни оказались ранеными — крымские татары дрались с крымскими русскими. Сразу после этого активистами из сил самообороны блокируется главный местный аэропорт, постами перекрываются сухопутные участки административной границы в Перекопе и Чонгаре… Крым начинает свой неотвратимый дрейф прочь от «жовто-блакитних» берегов.

Сказать, что обстановка на полуострове в те дни была нервозной? Нет. Обстановка была… сосредоточенной. Самооборонцы блокировали все основные магистрали, досматривая проезжающие автомобили. Им помогали казаки и сербские четники, с командиром которых, Милутином Малишичем, автору этого текста повезло познакомиться лично… В общем, паники не было.

К тому же, появились «вежливые люди»… Молчаливые, но крайне корректные парни в камуфляже моментально привели в чувство как части украинской армии, дислоцированные в Крыму, так и тех, кто симпатизировал новой киевской власти. Думаю, во многом благодаря именно их появлению удалось предотвратить кровопролитие, хоть желающие и были — тот же «Меджлис крымскотатарского народа»1 (экстремистская организация, запрещенная в РФ). Однако обошлось…

Последним этапом изоляции полуострова от возможного внешнего воздействия стало затопление четырех устаревших кораблей Черноморского флота в проливе, соединяющем озеро Донузлав с морем. Интересный момент: один из этих кораблей, большой противолодочный «Очаков», в 1985 году вместе с экипажем снялся в художественном фильме «Одиночное плавание»…

Известие о референдуме и его точной дате пришло, когда моя командировка подходила к концу. Разумеется, пришлось ее продлевать — событие такого масштаба я попустить не мог, и 16 марта, в день голосования, оказался в Севастополе.

Крым: как это было. Альгис Микульскис о возвращении полуострова домой. Global Look Press / Michal Burza

Что сказать… Это был день единения! Люди шли на избирательные участки непрерывным потоком, и я никогда в жизни не видел столько российских флагов! Триколоры были повсюду. Они свешивались из окон домов, развевались над автомобилями, выглядывали из детских колясок… Триколоры и георгиевские ленты. Последние вообще стали своеобразным отличительным знаком для всех крымчан, стремившихся тогда на Родину — в Россию.

К 12:00 пятидесятипроцентный порог явки был преодолен. То есть референдум официально состоялся. Стоит ли говорить, что страшилка про «голосование под дулами автоматов» как была бредом тогда, так остается бредом и сегодня!

Не прекращавшийся весь день митинг-концерт на площади Нахимова к моменту закрытия участков перерос в нечто грандиозное как по масштабам, так и по радости людей. Результаты их голосования еще не были объявлены, но ощущение победы стало уже чем-то безоговорочным.

Наконец на сцене появляется председатель избирательной комиссии Севастополя Валерий Медведев, и его первые слова утопают в восторженном крике тысяч людей:

«На избирательные участки прибыло 89,5%… За Россию проголосовало… 93%!»

Все! Сделано! Крым теперь дома…

Я понимал тогда, что имею к этому событию лишь косвенное отношение: мой голос не мог влиться в общий поток, потому что я не был крымчанином. Но все же, как гражданин России, я чувствовал то же, что и все эти люди рядом со мной: вокруг нас творилась История! И от этого ощущения перехватывало дыхание…

Крым: как это было. Альгис Микульскис о возвращении полуострова домой. Global Look Press / Michal Burza

Разумеется «мировое сообщество» не признало ни этот референдум, ни его итоги. Разумеется, Украина до сих пор продолжает сходить с ума и являть общественности некие «стратегии деоккупации», «Крымские платформы» и прочую галиматью. Что ж… «Мировому сообществу» могу сказать одно: крымчане голосовали не для того, чтобы вы признавали или не признавали их выбор. Они голосовали для себя, и они решили, что будет именно так, а не по-другому. Точка!

Украине говорить что-либо бесполезно. Просто напомню, что началось уже в следующем после референдума апреле в Донецке и Луганске. И про Одессу напомню.

Что было бы с Крымом и его жителями, не уйди они под крыло России? Думаю, свора западенцев в компании головорезов из «Меджлиса» устроили бы такое массовое смертоубийство, что даже «Одесское всесожжение» померкло бы перед ним.

Сегодняшний Крым развивается и живет обычной мирной жизнью. Безумные мистерии с факельными шествиями и «ковровой» украинизацией всего и вся остались на севере, за Сивашем, а русские полуострова живут своей русской жизнью, не боясь быть убитыми за это. Проблемы с водой? Так решим! С мостом решили же как-то.

А санкции… Они бы и так никуда не делись. Их авторы нашли бы причину в любом случае.

Зато теперь у каждого, живущего в России, появилась отличная система опознавания «свой — чужой». Это вопрос: «Чей Крым?» и ответ на него.

* Организация запрещена на территории РФ.

Альгис Микульскис

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий