«Если кто-то учился за границей — это повод присмотреться к человеку повнимательней». Об особенностях шпионских дел в России

За последние пару лет Лефортовский райсуд Москвы и Мосгорсуд продлили меры пресечения около 20 фигурантам уголовных дел по статьям 275 УК РФ (госизмена) и 276 УК РФ (шпионаж).

Пожалуй, наибольший резонанс вызвали арест экс-помощника бывшего полпреда президента России в Уральском федеральном округе (УрФО) Александра Воробьёва в июле 2019 года и экс-сотрудника газет «Коммерсантъ» и «Ведомости», советника главы корпорации «Роскосмос» Дмитрия Рогозина Ивана Сафронова в июле 2020 года. Оба обвиняются в госизмене: один — в «сливе» гостайны Польше, второй — Чехии. В материалах обеих уголовных дел имеются документы под грифом «совершенно секретно», то есть, фабулы дел не раскрываются. О том, как в России вычисляют шпионов, почему их уголовные дела засекречены и стоит ли за «польско-чешским» шпионажем американская разведка, «Антифашист» поинтересовался у генерал-майора ФСБ (в отставке), генерал-лейтенанта полиции (в отставке) Александра Михайлова и ветерана Службы внешней разведки, Героя Советского Союза полковника Владимира Горового.

«Существуют разведки дружественных стран, но не существует дружественных разведок»

Генерал-майор ФСБ (в отставке) и генерал-лейтенант полиции (в отставке) Александр Михайлов объяснил «Антифашисту», что никаких стандартов по срокам для разоблачения агентуры противника не существует по определению. Все зависит от оперативного мастерства людей, которые занимаются контршпионажем, а также от квалификации агента, который иногда сам себя разоблачает — подставляется либо же попадает в поле зрения в силу своей халатности или непрофессионализма. То есть, бывают ситуации, когда это происходит сразу, а бывает, когда тема тянется годами, иногда — десятилетиями. Как долго мог находиться в разработке Александр Воробьев — в данном случае, по словам Александра Михайлова, рассуждать контрпродуктивно, поскольку основой является первичная информация, которой мы не располагаем.

Александр Михайлов

«Такие дела практически всегда имеют гриф «Совершенно секретно» потому, что мы имеем дело с материалами уголовного дела, которые не подлежат разглашению. Степень открытости тех или иных сведений, находящихся в деле, определяют специально уполномоченные органы в лице суда и прокуратуры, а также спецслужбы, имеющие к нему отношение. Так происходит практически везде и всегда. Для общества же грифы «Секретно» и «Совершенно секретно» — это, по сути, одно и то же. И даже при грифе «Для служебного пользования» сведения не подлежат разглашению в медийном или ином пространстве», — заявил он.

По его словам, после вынесения судебного решения обвинение могут озвучить исключительно в общих фразах. Что касается деятельности иностранных разведок в России и вербовки ими российских граждан, то нюансы работы той же польской разведки в РФ ничем не отличаются от работы разведок других стран. Вопрос заключается лишь в одном: либо польская разведка работает сама на себя, получая какие-то сведения для принятия политических решений своими государственными органами, либо же она работает на американцев как основных партнеров в сфере разведывательного сообщества.

«Мы прекрасно понимаем, что разведки Западной и Восточной Европы в известной степени являются сателлитами американской разведки, и многие операции, которые проводятся той же польской или чешской разведкой, могут согласовываться с США. Вообще на антироссийской поляне правят бал американцы, поэтому с ними очень активно сотрудничают разведки многих стран мира. Их сотрудники даже обучаются в ЦРУ и других спецзаведениях США. Мы уже давно к этому привыкли», — отметил Александр Михайлов.

При этом он привел в качестве примера советскую эпоху, когда практически все разведывательные и контрразведывательные органы стран Варшавского договора прямо или косвенно взаимодействовали с КГБ по причине наличия единого противника. Поэтому страны Варшавского договора, как и разведки стран НАТО, всегда вырабатывали общую тактику ведения своей разведывательной и подрывной деятельности (если такова имелась).

«Хочу сказать, что по каким-то вопросам мы и с американцами взаимодействовали: по борьбе с терроризмом, по продаже оружия «банановыми» странами, по наркотрафику… Поэтому, как говорил Аллен Даллес, «существуют разведки дружественных стран, но не существует дружественных разведок»: у каждой страны и у каждой разведки есть свои интересы, основывающиеся на интересах самого государства. Какова политика государства — таковы и интересы», — резюмировал Александр Михайлов.

«Шпион разрабатывается в комплексе»

Ветеран Службы внешней разведки, Герой Советского Союза полковник Владимир Горовой, в свою очередь, объяснил, что если человека арестовывают по подозрению в шпионаже, то это происходит при наличии доказательной базы его противоправных действий.

«Абсолютно точно: если арестовали, то имеются доказательства. На человека собирается досье, которое предоставляется в суд, суд его рассматривает, а также рассматривает ходатайство контрразведывательного органа о том, что на основании определенных данных этот человек обоснованно подозревается в определенных деяниях. Если судья, рассмотрев материалы, посчитает их необоснованными, то скажет, мол, поработайте еще. Значит, будут работать еще. Что касается самой поимки шпиона, то могу сказать только одно: все зависит от того, с кем вы имеете дело. Это вопрос контрразведки. Контрразведка ведет человека, и, как только появляются подозрения, начинает разбираться. Подозрение возникает не на пустом месте — оно имеет какие-то материальные субстанции», — отметил он.

Владимир Горовой

Основной целью контрразведчиков является сбор достаточного количества улик и доказательств, чтобы дело можно было предоставить в суд. По линии контрразведки шпиона изучают всесторонне, в том числе, его связи — ближайшее окружение, руководство, друзей, то есть, человек разрабатывается в комплексе.

Владимир Горовой также подчеркнул, что «ноги» шпионажа того же Александра Воробьева могут «расти» и не от его учебы в польском вузе, поскольку для того, чтобы быть завербованным, не обязательно учиться заграницей — можно быть и учащимся российского вуза.

«Люди ведь все разные! Но то, что кто-то учился заграницей, является определенного рода побудительным мотивом присмотреться к человеку внимательнее, особенно, если тот занимает значимую государственную должность в России. Конечно, на таких контрразведка смотрит более внимательно. Сам же факт учебы в иностранном вузе российского гражданина не станет причиной усиленного внимания к нему: этого не стоит ожидать, ведь тогда нужно иметь очень большой штат сотрудников, а контингент контрразведки всегда ограничен — это специалисты, которые просто так свои силы и время разбрасывать не будут», — заявил он.

Что касается засекреченности в рассмотрении подобных уголовных дел, то у Владимира Горового схожее мнение с предыдущим собеседником «Антифашиста» Александром Михайловым. По словам полковника Горового, в таких случаях обращаться за комментариями к адвокатам обвиняемых бесполезно, потому что «если любой защитник хоть пикнет немножко в этом плане», то больше заниматься адвокатурой не будет.

«Такие дела нельзя выносить на всеобщее обсуждение, это секретная вещь. Иначе, помимо разглашения гостайны, и сами фигуранты будут умудряться заметать следы. К примеру, шум, который был поднят вокруг дела Ивана Сафронова, мне совершенно непонятен. Клановость, что ли, такая? Спайка? «Ах, наших бьют, давай, вали сюда, будем его поддерживать!» А если контрразведка докажет его противоправную деятельность? Получается, что и тех, кто его поддерживал, нужно привлекать к ответственности, они ведь вмешивались не в свое дело? По делам, связанным со шпионажем, это недопустимо», — отметил Владимир Горовой.

Фабула «шпионского» дела, по его словам, может быть частично рассекречена лишь в том случае, если имела место малозначащая утечка информации, а если «слив» был серьезным, то это разглашать не будут.

«Зачем? Устраивать на весь мир комедию с разного рода комментаторами, как это было в прошлом году, к примеру, по делу актера Михаила Ефремова, — такого, конечно, по делу о шпионаже быть не может и быть не должно», — подытожил Владимир Горовой.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий