Игорь Гужва: Как год назад похоронили надежды Зе на мирное возвращение Донбасса

Адепты «партии войны» активно критикуют Зеленского за слишком «мягкое», по их мнению, его заявление по поводу гибели украинских военных на Донбассе.

Между тем, совершенно очевидно, что гибель людей по обе стороны линии фронта будет продолжаться пока две армии стоят друг напротив друга в полной боевой готовности. И отдельные перемирия ситуацию не исправят.

Положить конец войне (а значит и конец жертвам) может только политическое урегулирование.

И как раз в марте исполнился ровно год как «партия войны» похоронила робкие попытки Зеленского на это политическое урегулирование выйти.

Год назад после акций националистов Ермак передумал создавать Консультативный совет по Донбассу с участием представителей неподконтрольных территорий.

На самом деле это был с практической точки зрения совсем не революционный шаг, но он должен был стать началом большого пути.

У Зеленского был план – уговорить Россию пойти на уступки по политической части Минских соглашений в обмен на снятие санкций Запада. Например, отказаться от заложенной в них нормы по проведению выборов до передачи контроля над границей.

Об этом говорил еще в августе 2019 года Алексей Чеснаков – помощник тогдашнего куратора украинского направления в Кремле Владислава Суркова. Причем шансы на реализацию этого плана Чеснаков оценивал как не нулевые, намекая, что в Москве есть своя «партия мира» в лице Дмитрия Козака (который как раз тогда начал активно контактировать с Ермаком). А противостоял Козаку, по словам Чеснакова, Сурков.

Цитирую: «Мне кажется, они (Сурков и Козак – Авт.) по-разному видят конечную цель Минского процесса и по-разному читают Минские соглашения. Козак судит с экономической точки зрения. Экономически, чтобы вывести Донбасс из послевоенного шока, нужно много инвестиций. Вопрос, кто будет нести эти расходы? Украина? Россия? США? ЕС? Что ответит какой-нибудь рациональный экономист? Он ответит: кто угодно, только не мы. Есть также проблема санкций. Что бы ни говорили оптимисты, санкции, конечно, сдерживают наш экономический рост. И рациональный экономист полагает, что если избавиться от Донбасса, то и санкции тут же снимут, и экономический рост начнется, и вообще все будет так, как будто ничего и не было».

На такие настроения части российской элиты («Донбасс в обмен на отмену санкций») и были надежды у команды Зе, когда она рассказывала, что ей удастся уговорить Москву на пересмотр Минских соглашений.

И поначалу даже казалось, что к этому дело уже идет.

В феврале 2020 года Андрей Ермак стал главой Офиса президента.

Вскоре в отставку ушел Сурков, пояснив ее так: «я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так. То есть, в итоге я должен был продолжать ими заниматься. Но контекст изменился».

Вместо Суркова «главным по Украине» в Кремле стал Козак.

А уже в марте был согласовано создание Консультативного совета по Донбассу, что должно было стать своего рода «подтверждением серьезности намерений Киева». Подпись под решением поставили и Козак, и Ермак.

Но «партия войны» подняла скандал, начались митинги под Офисом президента, часть депутатов от «Слуги народа» выступили против, выразили недовольство на Западе и Ермак резко дал заднюю. Заявив, что его неправильно поняли. Идею Консультационного совета похоронили.

Параллельно похоронили еще одну тему, по которой, по слухам, Ермак обещал Козаку подвижки – подача воды в Крым.

Все это и стало поворотным моментом.

В Кремле пришли к выводу, что Ермаку и Зеленскому верить нельзя вообще, а потому если и были какие-то шансы на уступки Москвы по политической части Минска, то с тех пор они обнулились.

И теперь Россия придерживается максимально жесткой переговорной позиции. Давая понять, что либо Донбасс войдет в Украину на всех условиях Минских соглашений (амнистия, особый статус в Конституции, своя народная милиция, прокуратура и суды, полноценная автономия, выборы в которой пройдут до передачи контроля над границей), либо станет де-факто российским регионом.

Как раз в последнее время на неподконтрольных территориях резко ускорился процесс выдачи российских паспортов.

Если же воплотится мечта «партии войны» и начнется наступление ВСУ на Донбассе, то может реализоваться и третий сценарий – как 8 августа 2008 года. Когда после наступления Саакашвили на Цхинвали Грузия потеряли всю Абхазию и Южной Осетию (и РФ официально признала их независимость), а российские войска оказались в Гори и в Поти.

Поэтому на данный момент есть только один шанс для реинтеграции Донбасса – выполнение политической части Минских соглашений. Так как они прописаны. Но и этот шанс быстро уменьшается. Чем дальше, тем быстрее.

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий