Протасевич уважает Лукашенко и передумал лезть в политику. Что это было?

В эфире ОНТ экс-главред Nexta признал вину в организации массовых протестов, рассказал о связи западных спецслужб с оппозицией, заявил, что Лукашенко — «человек со стальными яйцами».

И в итоге расплакался. Это интервью вызвало бурю комментариев — от «хилый революционер пошел», до «Протасевич — заложник, и нельзя воспринимать эти слова искренними».

У задержанного оппозиционера интервью взял глава ОНТ Марат Марков. В начале беседы экс-главред Nexta говорит, что добровольно согласился на этот разговор.

В ходе интервью Протасевич признает вину по делу об организации массовых акций протеста, негативно отзывается о своих бывших соратниках, обвиняет их в отмывании денег и рассказывает о связях белорусской оппозиции с западными спецслужбами. Вот некоторые фрагменты беседы:

— Не буду скрывать, я много критиковал Александра Григорьевича, как мне казалось, были для этого причины. Но я всю жизнь был журналистом. И когда я стал все больше и больше втягиваться не в журналистскую работу, а в политическую, тем больше мне хотелось оттуда бежать, и тем больше я стал понимать, что на самом деле многие вещи, за которые критиковали Александра Григорьевича, на самом деле это просто попытка давления и что во многих моментах, извиняюсь за такое выражение, он поступал как человек со стальными яйцами.

Если говорить одним словом, Вы его уважаете?

— Безусловно.

Неужели, за штабами не стоят спецслужбы?

— Стоят. Зачастую даже я не имел доступа к каким-то совещаниям, к моментам, где принимались какие-то решения, кем и как они принимались.

То есть вам просто доводилась повестка?

— Да. И заготовки каких-то планов и стратегий общих и так далее. Это же явно работа специалистов. А какие, простите, могут быть специалисты в белорусской оппозиции? Только, если из большего, специалисты по отмыванию денег.

Санкции необходимы для того, чтобы экономика Беларуси рухнула как можно быстрее. И если рухнет экономика, люди выйдут на улицу — это будут голодные бунты. И это, по сути, и является одной из целей экономических санкций, которые продолжают вводиться.

Тихановская понимает, что нужно людей заставить голодать, чтобы решить ее вопрос?

— Я более чем уверен, что все всё прекрасно понимают.

В конце беседы Протасевич говорит, что никогда больше не хочет «лезть в политику»: «Я хочу надеяться, что я смогу все исправить и жить обычной спокойной жизнью, завести семью, детей, перестать бежать от чего-то». После этого стал плакать.

Политолог Дмитрий Болкунец отмечает, что Протасевич находится в данном случае в качестве заложника и очевидно, что те заявления, которые он делает, находясь в СИЗО КГБ, не могут быть искренними. Поэтому, на мой взгляд, те заявления, которые он делает, выгодны для власти. Власть пытается хотя бы в глазах населения оправдать свои действия, продемонстрировав, что люди, которые оказываются сейчас в СИЗО, на самом деле раскаиваются и считают Лукашенко президентом.

Политолог Сергей Марков, напротив, уверен, что после подобного интервью поддерживать белорусскую оппозицию — это себя не уважать. «Финансирование всей белорусской оппозиции и руководство ей идет полностью от западных спецслужб. Конечно, мы все это знали. Но свидетельства изнутри очень полезны, — написал он в «Фейсбуке».

По словам Маркова, интервью Протасевича свидетельствует о том, что аудитория оппозиционных ТГ каналов специально во много раз накручивается с целью показать, что у них большая поддержка населения. Реальная аудитория Нехты никогда не была больше полмиллиона, в Белоруссии есть законспирированные террористические группы, которые ждут приказа извне, а все основные решения принимаются в офисе премьер министра Польши.

«Реакция белорусской пропольской оппозиции на интервью Протасевича — просто все отвергать, утверждая, что это он себя оговорил под пытками. Но это слабая позиция. Ведь в интервью Протасевича факты», — заключает Марков.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий