Игорь Лесев: Об иллюзорности построения одновекторной Украины

Пост навеян вчерашней небольшой перепиской с Максом Бужанским. Он мне посоветовал прочитать книгу Хейстингса (другие называют его Гастингс) «Вьетнам», а я ему ответил, что сколько-то месяцев назад в какой-то его переписке встретил упоминание об этой книге и уже ее прочитал. Более того, книга на меня произвела впечатление. Аналогия с современной Украиной даже не напрашивается, она прет там из каждой подстрочной щели.

В этой же переписке Макс ушел от обсуждения аналогии Северного Вьетнама с ЛДНР, которую я ему провел. Пишет, что не хочет даже комментировать ЛДНР. И я его понимаю. Для загона, в котором он сейчас обитает, эти буквы очень токсичны. Лучше ведь сразу кавычить – «ЛДНР». И чтобы чего не так не подумали, добавлять «так званые» и «квазиреспублики».

Вот только ЛДНР, друзья, это не огрызок Донбасса. Это идея. Идея, которая сейчас приобрела форму этого уродливого огрызка, но вещица это все равно не материально-территориальная, а потому и границы у нее значительно шире.

В чем принципиальная разница между Украиной 1991 и Украиной 2013? А ни в чем. Это все та же Украина двух (на самом деле их больше) сообществ, которые в противопоставлении живут, как единое целое. Вы знаете, что это за сообщества, поэтому пощадим бумагу, пусть она все и стерпит.

Чуть притормозим на кратком обзоре одного из сообществ. Назовем его восточным, или юго-восточным, или пророссийским, в общем без разницы, как говорит Блогер, «слова не важны». Вы прекрасно уже поняли о чем речь. Это Другая Украина. Базовым идентификатором этой Другой Украины является русский язык. И это самая широкая субстанция, которая объединяет эту Другую Украину. И даже не объединяет, нет. Вычленяет и показывает ее инаковость к остальной Большой Украине.

Все остальные темы, как то «пророссийскость», «неприятие НАТО», «федерализация», «коллективно-промышленный уклад жизни», «ностальгия по СССР» и пр. вертятся в своих нишах и достаточно конъюнктурны. Более того, сообщество Другой Украины всегда подвижно и неоднородно. Там есть и свои бандеровцы, и свои русофобы. Да, и согласитесь, что самый ядреный русофоб – это всегда русскоязычный русофоб. Поищите на просторах США самых отъявленных русофобов и сравните всех их хотя бы с Новодворской. Даже мертвая Ильинична русофобит гораздо сильнее.

И при этом отметьте важнейший момент. Когда мы говорим Другая Украина – она все равно остается СОСТАВНОЙ частью Большой Украины. Пророссийская и русскоговорящая Украина – это все равно Украина. Не в том плане, что – ах, мы все разные, но все равно любим друг друга – нет, конечно. Любили бы – не убивали б тогда друг друга на майданах и майданчиках.

Но Другая Украина ВСЕГДА была лояльна Большому украинскому проекту. Это видно по телодвижению элиты. А элита – она всегда решает и всегда направляет/моделирует движение масс. Северодонецкий съезд 2004 года чем закончился? Ничем. Или «бегство» Януковича уже образца 14 года, которое фактически превратилось в квест «убить сбежавшего президента», опять же, чем закончилось? Вся элита покорно перешла на сторону победителей. Да, эти победители не очень легитимно победили. Можно сказать, просто насрали в посудной лавке.

Но итог всегда был один. Элитка что западная, что восточная ВСЕГДА была лояльна Большому украинскому проекту. И так было бы и в 2014-м. Если бы не произошло одно «но». Победитель, который и так дорвался до власти с собачьей степенью легитимности, решил еще с ходу и ахуеть. А именно, полезть туда, что НЕ ТВОЕ и полностью ликвидировать Другую Украину. А так оно, сука, не работает.

Вы ведь помните, что первым сделала майданная власть? Решила с ходу рейдануть у восточных русский язык. А это не только естественное право, но и идентификационный код той Другой Украины. Одновременно они закрывают Партию регионов и начинают стирать историческую память Другой Украины через декоммунизацию.

И в это же время идет СОЗНАТЕЛЬНАЯ сдача Крыма. Повторюсь, сознательная. Посмотрите просто на хронологию того движняка. Верховный Совет в Крыму захватывает русский спецназ, но без опознавательных знаков. Типа неизвестные. Хотя это была отмазка «в случае чего», упасть на мороз. Мол, «зеленые человечки» не наши и вообще, трахайтесь там сами. Но какие действия в Киеве? Никаких. И пусть вам не чешут про «дезорганизацию власти в стране». Гоняться за Януковичем по всей восточной Украине – у них не было «дезорганизации», а как группа неизвестных, за которую никто еще не расписался, появилась в отдельно взятом административном здании – у них вдруг началась «дезорганизация».

А потом целую неделю шли попытки торгов. Вспоминайте, какие сигналы шли из Крыма, когда уже назначили Аксенова, это ведь все в открытых источниках. Сначала они только собирались вернуться к крымской конституции 1992 года. В Киеве – молчок. Затем ставки подняли – на референдум собирались ставить вопрос о выходе из состава Украины. И снова из Киева только «му-му». И только неделю спустя дотрахались до идеи вхождения в состав РФ. И даже тогда из Киева шли устойчивые сигналы тишины. Вот это все называется – сознательная сдача Крыма. Сдача ради того, чтобы уменьшить естественный ареал Другой Украины.

А потом «вдруг» появилось ЛДНР. Вот смотрите. Элита и массы – это как жопа и унитаз. Они взаимосвязаны и очень часто пересекаются. Хотя главным в этой связке всегда остается жопа/элита. И если отношения цивилизованные, ты всегда какехаешь в респектабельную итальянскую сантехнику. Но что будет, если оставить унитаз без присмотра? На нем непременно появится чужая жопа.

Майданеры в 14-м с ходу запретили Партию регионов. Ну вот потому что она им не нравилась. Но так как «революционеры» оказались еще и филигранно тупыми, они не задались очевидным вопросом – а что туда придет взамен? Ведь только тупые могут подумать, что если закрыть Партию регионов, то в Донецке тогда будут выбирать между «Свободой», «Батькивщиной» и УДАРом.

Как только ты ликвидируешь легитимную прослойку элитки в Другой Украине между массами и Большой Украиной, это место ЕСТЕСТВЕННО занимает элитка нелегитимная. И да, такая элитка становится уже не лояльна проекту Большой Украины. И эта нелояльность исходит даже не потому, что она подпитывается извне. Нелояльность началась с того момента, когда хитросделанные победители Майдана вдруг решили, что можно теперь все решать одновекторно и срать на мнение Другой Украины.

И вот что мы имеем теперь? Формально Другая Украина – она же пророссийская, восточная и т.д. – разгромлена и маргинализирована. Ее пытаются не замечать и растянуть на всю страну одну такую универсальную Тернопольщину. В самом сообществе Другой Украины такой же разброд. В Мариуполе и Краматорске местные пугают друг друга вопросами а-ля «вы хотите, чтобы здесь стало как в Донецке»? А переселенцы из Луганска в соцсетях лепят аватарки «Луганськ – це Україна» и извиняюще молчат, когда кто-то при них их же регион называет лугандоном.

В этом месте – блд, как вы только дочитали до этого места? – мне вспоминается все тот же «Вьетнам» Хестингса. Тетское наступление 1968 года. Вьетконг вместе с регулярной армией Северного Вьетнама начал широкомасштабную военную авантюру. Если раньше все боевые действия шли в сельской местности и джунглях, то теперь начался замес в десятках городах Южного Вьетнама. Силы были неравны изначально. Численное и, тем более, техническое превосходство было на стороне американцев и режима Сайгона.

И в итоге… в итоге чуда не произошло. Вьетконг получил катастрофический разгром. Космические военные потери с исчерпанием ресурсной базы. Но самый большой удар для Ханоя был даже не в этом. Коммунисты рассчитывали на народное восстание, а практически никто за ними на юге не пошел. Ситуация практически наша. Думаю, если завтра вдруг ДНР появится в Мариуполе, местные в своей массе наверняка не станут подбрасывать чепчики в небо. Проснуться в непризнанной республике с хер пойми какими перспективами – то еще счастье, пусть тебе и дадут взамен русскоязычную школу и бесперебойную трансляцию телеканала «Россия 1».

И все же, в стратегическом значении Тетское наступление стало концом Южного Вьетнама. Именно тогда американцы сломались психологически. Они забили хер на Сайгон. Ипитесь мол сами со своими коммунистами. А Сайгон в одиночку оказался неипапельным. Так же, как режим Наджибуллы без советской поддержки в Афгане. Или как восточные немцы Хоннекера без наших солдатиков в составе ГСВГ.

Особенность внешней подпитки в том, что абориген никогда не знает, когда она вдруг закончится. И если вдруг она заканчивается, искусственная конструкция тут же приобретает форму естественной. А в естественной Большой Украине единой Тернопольщины, равно как и одного большого Донецка быть не может. Потому что не лепится. И не слепится. Это не новый город на Черном море. Хотя тупые и недоразвитые даже его построить не могут.

Всё, заканчиваю вас задрачивать. И, кстати, обратите внимание. Бужанский не был в Трускавце, но читал «Вьетнам». А Жека Брагар в Трускавце был, и вот вам результат с наркологической справкой. А ведь парни в одной фракции, могли бы поддерживать друг друга. У Бужанского есть породистая собака, на фото видел. И Брагар мог бы рассказать, что с ней можно сделать в случае задолженности по коммуналке. А Макс в ответ мог бы Жене рассказать о бездарном командовании Уэстморленда, городских боях в Хюэ, да хотя бы просто показать коллеге, где тот Вьетнам на карте. Как говорят в «Касабланке», это могло бы стать началом прекрасной дружбы.

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий